Последние
новости
Общество

Миллион рублей вас устроит?

О «чурках», битах и национальных конфликтах
Автор: Алексей Машкевич
16 мин
15 февраля, 2021
3 ноября 2020 года на улице Станкостроителей в городе Иваново произошёл конфликт между водителями оранжевого КАМАЗа и белой Mitsubishi Lancer – оба заявляют, что с трудом удалось избежать лобового столкновения. Водитель Mitsubishi решил объехать затор на своей полосе движения, перестроился влево и выехал на обгон на встречку, которая, по его словам, была пуста. В тот же момент водитель КАМАЗа, ехавшего в противоположном направлении, перестроился на ту же полосу. Камазист утверждает, что готовился к левому повороту, водитель Mitsubishi говорит, что перестроился КАМАЗ без поворотника, резко прибавив скорость. Машины с трудом избежали столкновения и оба говорят, что были испуганы и, видимо, получили мощный всплеск адреналина. Камазист в открытое окно обозвал водителя Mitsubishi «чуркой», тот обиделся, развернулся и поехал догонять обидчика. Забыл сказать, что за рулём Mitsubishi сидел армянин Сос Саргсян.

По версии камазиста, Сос с приятелем (тоже армянином) догнали его, и «один из них попытался открыть дверь, другой при помощи биты несколько раз ударил по стеклу. Они открыли дверь, вытащили меня из кабины. Я упал на землю. Битами и ногами они стали избивать меня. <…> После избиения они ушли к своему автомобилю и уехали». Страшная история получается, совсем как в 2013 году, когда Мамо Фероян среди бела дня ударил гибэдэдэшника Евгения Харанеко. Опять дорожное происшествие, опять армяне, опять бита – правда без всплеска народного гнева. Наверное из-за того, что есть и другая, не менее убедительная версия, Соса Саргсяна. После того, как камазист назвал его «чуркой», он «разозлился и решил развернуться, чтобы уточнить у водителя КАМАЗа чем я ему не угодил. Остановился и вышел из машины. В руках никаких предметов у меня не было. Я подбежал к кабине КАМАЗа и крикнул: «Это ты мне сказал, что я чурка?». Водитель ответил: «Да». Я разозлился еще сильнее, ударил кулаком правой руки по стеклу с водительской стороны кабины КАМАЗа, стекло от удара разбилось. Я увидел деревянную палку (или сук дерева), взял в ее в руки и нанес один или два удара с силой по лобовому стеклу КАМАЗа. На лобовом стекле от удара образовались трещины. Затем я перешел к водительской двери кабины КАМАЗа и увидел, что водительская дверь кабины открыта, а водитель КАМАЗа лежит на земле боком».

Сос утверждает, что ни он, ни его попутчик камазиста не пинали и, тем более, битами не били – не было бит никаких. А если бы щуплого камазиста эти два шкафа били так, как он заявляет, тот одной шишкой не отделался бы. То, что шишка одна, подтвердила судебно-медицинская экспертиза (да и та относится к категории не причинивших вреда здоровью).

Экспертиза.jpg

История неприятная, руки распускать не должны ни армяне, ни русские. Не хочу давать оценок, просто расскажу, до конца.

Я пообщался и с родственниками Соса и со службой безопасности холдинга КСК, которому принадлежит КАМАЗ, и которая стала движком уголовного дела.

Случайный свидетель происшествия сфотографировал уходивших с места разборки Саргсяна с приятелем, и по номеру автомобиля служба безопасности КСК установила владельца.
Барс_фото.jpg
Фото: ivanovonews.ru 
В тот же день в эфире «Барса» вышел сюжет с информацией, о том, что «у водителя диагностировано сотрясение головного мозга» (медицинского подтверждения этот факт не получил). На старших родственников Соса Саргсяна в тот же день вышел представитель диаспоры, которому позвонили из КСК, дал контакт руководителя службы безопасности. Сос звонил и просил дать телефон камазиста, чтобы приехать и извиниться, но безопасник сказал, что все вопросы надо решать с ним. 6 ноября Сос со старшим братом приехали на завод, входящий в холдинг КСК – хотели возместить ущерб за разбитое стекло, принести извинения водителю, как-то компенсировать причинённые неудобства. На заводе произошёл разговор с безопасником холдинга, полковником ФСБ в отставке. Разговор был записан (в редакции есть полная версия), и ключевые фрагменты ниже.

Безопасник КСК: Коллектив комбината кипит. На меня выходил Евгений Леонидович Нестеров из правительства, жду звонка от руководителя диаспоры Артуша Гарибяна – он готов извиниться перед народом на заводе. Все переживают, чтобы тема не вышла из плоскости.
Брат Соса: Водитель сказал, что его избивали?
Безопасник КСК: Да.
Сос: А если на самом деле этого не было? Он написал: «меня били руками, и ногами, и битой». Я человек спортивного телосложения и второй тоже, а он говорит, что защищался руками и корпусом, но ему прилетел только один удар?
Безопасник КСК: Вы с какой целью приехали, мужики?
Брат Соса: Компенсировать вред со стеклом. Как вы представляете решение этого вопроса?
Безопасник КСК: Человек на больничном, получил моральную и физическую травму. Думайте, советуйтесь с диаспорой.
<…> Если вы хотите только стекло компенсировать, тогда нам не о чем говорить. Если хотите действительно извиниться и оказать помощь человеку – и так, чтобы ходить по улицам потом спокойно…
Брат Соса: А что это значит?
Безопасник КСК: Люди возмущены вашим поведением на дорогах в Иванове. Так себя не ведут. <…> Вы себя на родине так ведёте?
Сос: Я родился здесь.
Безопасник КСК: Вы в Ереван приедете, вас КАМАЗ напугает – пойдёте на него с битой? <…> В Иванове крайний случай был с Ферояном, сыном Телмана Амоевича. Он начудил, мягко сказать – нападение было сами знаете на кого, на сотрудника. Поэтому народ сейчас обозлён: карантин, пандемия, без денег сидят.
Любая спичка как пожар может быть.
Брат Соса: В чём вы заинтересованы? Безопасник КСК: Чтобы возместили моральный и материальный ущерб. И потерпевшему, и комбинату. Машина казённая. Вы готовы извиниться?
Сос: Я же вам в первый день позвонил, просил его номер, просил извиниться перед человеком. Я его не трогал, хотя очень хотел. Мы были злые, потому что очень испугались.
Безопасник КСК: Вы со своим руководителем диаспоры знакомы? Ему сегодня зампред правительства звонил – почувствуйте, на какой уровень вышел конфликт.
Брат Соса: Перед человеком он извинится, а о вреде мы пока представления не имеем.
Безопасник КСК: Миллион рублей вас устроит? <…> Вы чего, хотите просто стекло поменять, сказать «прости, брат», и поехали дальше колошматить стёкла? Ребята, так не будет в городе, поверьте.
Я всё озвучил. Думайте. У нас большой холдинг, собственники и руководители очень трепетно относятся к каждому человеку. И это мнение собственника, в том числе.

После этого Саргсяны поехали к участковому. Потом дело передали в дознание. 12 ноября Саргсяна к 10.00 вызвали в полицию на улицу Кузнецова, там допрашивали и провели очные ставки с потерпевшим и свидетелем. Камазист говорил, что «чуркой» никого не называл, что Сос его бил битой, а второй ногами. На место происшествия приезжала частная скорая помощь, а не государственная 03 – это было решение руководителя. Адвокат Саргсяна предложил водителю КАМАЗа пройти детектор лжи, тот отказался, сказав, что и у него до сих пор головокружение, головные боли и тошнота и он не готов – когда-нибудь потом. Ещё камазист сказал, что ни от кого из Саргсянов угроз после происшествия не поступало, изменить показаний ему не предлагали.

Сос опять говорил, что ничем не бил, что биты не было, что только разбил стекла кулаком и палкой.

Казалось бы всё тихо и мирно, дознание спокойно идёт своим чередом, но в тот же день, когда шли допросы и очные ставки, спецназ (!) в полной амуниции провёл досмотр Mitsubishi Соса и обыски в четырёх квартирах, принадлежащих родне Саргсяна, во время которых изъяли всю мужскую обувь.

Потом оказалось, что спецназ искал красные кроссовки Соса, в которых его видели на месте происшествия 3 ноября. Те самые красные кроссовки, в которых Сос в это время сидел в полиции на улице Кузнецова. Те, в которых его из полиции отправили на 72 часа в ИВС, несмотря на заявление потерпевшего, что угрозы нет, несмотря на то, что Сос не прятался и не бегал, с самого начала не отрицал вины, был готов возместить ущерб и принести извинения.

Из ИВС Саргсяна отправили под домашний арест на 28 суток, но обвинение сочло эту меру недостаточно эффективной, и 24 ноября отправило Сарсяна в СИЗО до 10 февраля. Со слов родственников, в первые дни Соса в СИЗО допрашивали без адвоката и отправляли ночами в карцер – но документальных подтверждений этому, конечно, нет. Тёплую одежду родственники смогли передать только в январе. А 4 февраля суд продлил содержание Саргсяна под стражей ещё на два месяца.

Никаких видимых следственных действий не проводится, новых улик и фактов не появляется, но в январе следствие переквалифицирует обвинение с части первой стати 213 УК на часть два, существенно «утяжелив». А свидетель потерпевшего заявил, что опасается за свою жизнь и (внимание!) получил госзащиту – а это штука крайне редкая. В последние годы такую защиту давали мадам Князевой, которая обвиняла экс-главу Фурмановского района Дмитрия Ключарёва в том, что тот обманул её на миллионы рублей. Правда позже обвинения в суде не подтвердились и деньги бюджета были потрачены зря, что не помешало тогда Ключарёву надолго сесть в СИЗО – так же, как сегодня Саргсяну.

P.S.: Наверное, это все факты по делу. Как и обещал, не буду рассуждать о виновности или невиновности Саргсяна, так же как о заказухе и о сговоре «бывших» служак с действующими. Хотя бы потому что, прочитав кучу бумаг и прослушав запись общения на заводе, не могу однозначно сказать, о чём это дело. Какая-то гремучая смесь хулиганки с бытовым национализмом, закона с понятиями. Но поделюсь слухами, ни подтвердить, ни опровергнуть которые не могу.

Представители КСК неофициально рассказали, что за это время на них не раз выходили представители армянского криминала с предложением «порешать» проблему.

А от родственников Соса история, как после его отправления в СИЗО, люди из КСК обозначили новую сумму – не в миллион рублей, а «всего» в пятьсот тысяч. Мне показали ту смету. В сумму входит плата за стекло, консультанта, адвоката, материальная помощь водителю, а также компенсация ему морального вреда и «извинение» перед коллективом в 30 человек (по одной бутылке коньяка, 2-3 граната, скалке колбасы, коробке конфет и банке икры каждому). Взамен – заявления от КСК и потерпевшего, что претензий к Сосу нет, ущерб возмещён. Родственники уверены, что более жёсткая статья в обвинении – это плата за то, что они опять отказались.

Ни тем ни другим я, конечно, не верю – какие бандиты (любой национальности), какие договорные выходы из СИЗО? Мы же живём в правовом государстве, где работают законы, а конфликты решаются независимым судом. Не хочу верить, что решение о выходе из СИЗО может быть связано с тем, что водилы вкусно выпьют армянского коньяку с икрой. Так же, как не верю в то, что без икры и коньяка они местным армянам вендетту устроят.

P.P.S.: Адвокат Саргсяна направила ходатайство следователю СО ОМВД по Фрунзенскому району старшему лейтенанту Бутенко и попросила провести проверку показаний потерпевшего и свидетеля на месте, с применением видеосъемки. Следователь отказал, сославшись на то, что «следствию достаточно ранее данных показаний».

Адвокат также просила установить номер мобильного телефона, которым пользовался свидетель 3 ноября (во время очной ставки он его сообщить отказался), а также маршрут его передвижения на автомобиле в день происшествия. И запросить детализацию телефонных переговоров свидетеля с местом выхода в эфир. Следователь Бутенко ответил, что свидетель всё сказал по этому поводу, и был предупрежден об ответственности за дачу ложных показаний. А значит, у следствия нет сомнений в недостоверности его показаний. И снова отказал адвокату.

Ещё адвокат ходатайствовала о проведении исследования на полиграфе – сам свидетель в ходе допроса не возражал против этого. Следователь Бутенко и тут отказал, написав, что полиграфическое исследование не является доказательством.

Ещё адвокат считала важным истребовать из АИС СпецЛаб «Паутина» сведения о передвижении Mitsubishi Lancer Саргсяна и КАМАЗа холдинга КСК в то время, когда произошли спорные события, и соответствующие видеозаписи. Следователь, как вы уже догадались, отказал, потому что уже «установлено передвижение вышеуказанных автомобилей согласно протоколам допроса потерпевшего и свидетеля». Слова обвиняемого в расчёт не берутся.

Адвокат Любовь Дзиба так прокомментировала ход следствия по делу Саргсяна: «Это дело на первый взгляд не представляло какой-либо сложности ни в определении круга доказательств со стороны защиты, ни в оспаривании юридической квалификации содеянного. Но уже на первом допросе стало очевидно, что мы столкнулись с системой, в которой нормы уголовно-процессуального законодательства находятся не на первом месте. Впервые вижу такое упорство уголовного розыска по отработке преступления, относящегося к категории средней тяжести (лучше бы наркоманов и убийц с таким рвением искали). Саргсян ни от кого не прятался, самостоятельно пришёл на допрос, предварительно позвонив в полицию, чтобы узнать о времени, когда нужно явиться. На осмотр автомобиля Саргсяна собрался едва ли не весь состав уголовного розыска, но непонятно, что искали. Если биту, то зачем было осматривать пол под ковриками и бардачок? Естественно, биты не нашли.

Я полностью доверяю словам Соса о том, что биты у него и у его знакомого не было, ведь любой здравый человек понимает, что будет после нескольких ударов битой по голове и туловищу. Но у потерпевшего травм, причинивших вред здоровью, не обнаружено. Я видела растерянность потерпевшего при проведении опознания и очной ставки – он без подсказок адвоката затруднялся что-то сказать.

Сотрудники уголовного розыска намекали нам, что если Сос не согласится с показаниями потерпевшего, будет задержан и помещён в СИЗО. А действия по отработке о заявления потерпевшего убедили меня в том, что версию Соса никто не намерен проверять, и это нашло свое подтверждение. Ходатайства о проведении следственных действий, направленных на проверку показаний свидетеля и потерпевшего, остались без удовлетворения, невзирая на то, что никакие доказательства не имеют заранее установленной силы. Видимо, следствию достаточно слов потерпевшего, и проверять их на предмет достоверности следователь не собирается.

Удивительно и то, что изначально Саргсяну избрали меру пресечения в виде домашнего ареста, которую в дальнейшем, несмотря на отсутствие нарушений, изменили на содержание в СИЗО, а срок стражи Саргсяну неоднократно продлевался. Так, основанием для продления 8 декабря было утверждение дознания о том, что необходимо провести очную ставку между свидетелем и потерпевшим, и получить заключение эксперта. Но при продлении срока стражи 4 февраля следователь сказала, что следственные действия с 8 декабря не проводились, а очную ставку и вовсе решили отменить, и следствие, возможно, откажется от проведения экспертизы. Получается, Саргсян все это время находится в СИЗО в ожидании, когда следствие хоть что-нибудь предпримет по делу.

Возмущает вынесенное следователем постановление о переквалификации действий Саргсяна на вторую часть – какими доказательствами руководствовались при этом, непонятно. «Саргсян совершил преступление в группе лиц по предварительному сговору с неустановленным лицом» – написано в постановлении, но следствие не хочет видеть показаний Саргсяна, указавшего, что знакомый просил его не выходить его из машины. И это, я считаю, только малая часть допущенных нарушений.

Я не оправдываю Саргсяна, но хочу, чтобы он отвечал за действия, которые совершил, а не за то, чего не делал.

В своём проступке Саргсян уже не раз искренне раскаялся, приносил извинения представителям собственника автомобиля КАМАЗ и готов возместить ущерб, но только в том размере, который причинил».

Представители холдинга КСК от официальных комментариев отказались.
12 апреля 2021
Все новости