Последние
новости
Общество

Прокурорско-следовательский цугцванг

Продолжение саги о Михаиле Юдине, уволенном из ФСБ
Автор: Алексей Машкевич
7 мин
27 апреля, 2023
Алексей Машкевич

Имя экс-подполковника ФСБ Юдина в Иванове становится мифическим, и мне часто говорят, что каждый следующий материал о его проделках только укрепляет позиции Михаила Константиновича. А я объясняю, что вовсе не о Юдине пишу, а о правоохранительной системе, которая, как только в поле её зрения появляется Михаил Константинович, сразу становится слепоглухой – и прокуратура, и следственный комитет, и полиция, и руководство, и рядовые сотрудники. Да и бывшие коллеги Юдина из «конторы» говорят о нём только в разрезе «чего до мужика докопался?».

А между тем в Кинешме продолжается суд над начальником отдела транспорта и связи местной администрации Александром Яковлевым, уголовное дело против которого было возбуждено по инициативе того самого Юдина. Дело давно в суде и от него там, как говорят адвокаты обвиняемого, «практически ничего не осталось». Все свидетели обвинения как один опровергают показания Михаила Юдина о том, что Яковлев имел полномочия и мог оказывать влияние на перевозчиков, иметь «любимчиков» и создавать им привилегированное положение. Это подтвердил даже перевозчик Трубников, зять которого, по идее Юдина, должен был сесть в кресло Яковлева. На очередном заседании суда он был допрошен в качестве свидетеля и показал, что Яковлев не мог менять маршруты, никак не влиял на повседневную работу перевозчиков, не мог самолично снять автобус с рейса, даже если тот не отвечал техническим требованиям.

Свидетель Батаев в суде рассказывал о вымогательстве крупных сумм Михаилом Юдиным за обещание «крышевать» батаевский бизнес так же, как это когда-то делал авторитетный Евгений Холоша (адвокаты Яковлева уверены, что это состав статьи 163 УК РФ о вымогательстве). Прекрасная в своей символичности преемственность – дело перешло от уголовника к офицеру (хоть и бывшему) Федеральной службы безопасности.

А вот перевозчик Трубников в показаниях относительно Юдина постоянно путается, недоговаривает, а иногда, забывшись, сам себе противоречит. Трубникова тоже запечатлела видеокамера в момент передачи денег Юдину в кабинете универмага «Юбилейный», и он не отрицает – да, платил Юдину, – но постоянно выгораживает того. Говорит, это платежи за электричество по договору между субъектами предпринимательства – ИП Трубниковым и Юдиным, директором автовокзала. Трубников не знает, какую должность занимал Юдин в момент передачи денег, но когда-то давно видел того в кресле директора автовокзала. А потом говорит: мне было всё равно, кем Юдин числился, главное, что он решал вопросы. Какие вопросы решал для него Юдин, перевозчик рассказать суду не захотел.

Для справки: руководство автовокзала предоставило суду официальную бумагу, что Юдин Михаил Константинович работал директором АО «Ивановское ПОА и ПА» с 01.08.2013 по 04.07.2014 и после этого никакого отношения к предприятию не имел, никаких доверенностей на получение денег от перевозчиков не получал.

Трубников суду про назначение денег очевидно врёт – ни в бухгалтерии его ИП, ни в архиве автовокзала приходных ордеров ни на какие суммы нет. Более того – те платежи Трубникова автовокзалу за потреблённую электроэнергию, о которых он рассказал суду, проводились по взаимозачёту, никакой налички там не было и нет. Александр Яковлев и его адвокаты уверены, что даже на основании этих противоречивых показаний Трубникова против Юдина должно быть возбуждено уголовное дело. Как минимум, по факту мошенничества.

А вот обвинитель, участвующий в процессе, так не считает. Он изо всех сил делает вид, что ничего о проделках Михаила Юдина в Кинешме не слышит и ничего не видит. И он, этот гособвинитель, в своей слепоте не одинок – очевидных фактов не замечают ни руководитель Следственного отдела по Кинешме, ни и.о. городского прокурора.

Я же говорил, что это история не о Юдине. Обвиняемый Яковлев, доказывая свою невиновность, пишет заявления о совершении преступлений Михаилом Юдиным, требует официально их зарегистрировать и провести расследование. И что?

В Следственном комитете, например, Яковлеву отказывают по абсурднейшей причине – написали, что, цитирую, «поскольку оценка достоверности показаний, данных свидетелями Батаевым Ю.Е. и Репиным Ю.А. в настоящее время судом еще не дана <…> оснований для регистрации и проведения проверки по данному факту не имеется». Секундочку, говорят Яковлев (сам юрист) и адвокаты, по российским законам суд не занимается расследованием – это функция следствия, за которым присматривает прокуратура.

И тогда Яковлев пишет письма в высокие московские кабинеты и просит привлечь к ответственности не только Юдина, но и всех, кто покрывает того в Следственном комитете и в прокуратуре. Догадались, наверное, что ему в этом постоянно отказывают – уже не раз. Писал и Генеральному прокурору, и в Администрацию Президента РФ – всё возвращается в Кинешму. А в Кинешме как никто ничего не слышал и не видел, так и продолжают.

Единственно, чего удалось добиться – заявлению по Батаеву дали хоть какой-то ход, «спустив» его в полицию. Перевозчика туда вызвали, он все свои показания, данные в суде, подтвердил, но полицейские следователи (как и коллеги из СК) заявление в книге учета сообщений о правонарушениях регистрировать не стали (что уже само по себе нарушение), дела не возбудили.

Вот интересно, когда говорят, что правоохранительные органы работают в режиме взаимодействия и сотрудничества, имеют в виду такую вот коллективную слепоту и пускание заявителей по кругу? Знаю анекдот, который очень точно отражает суть истории мытарств Яковлева с заявлениями – но он неприличный, в СМИ публиковать нельзя. Погуглите словосочетание «замкнутый круг анекдот» – там как раз об этой ситуации с заявлениями Яковлева и ответами на них.

А может, дело в излишней прямоте Яковлева? Тот, устав от эзопова языка, рубит правду-матку в Москву, что действия кинешемских прокуроров и следаков «прямо указывают на связи Юдина Михаила Константиновича, являющего бывшим старшим офицером органов ФСБ России по Ивановской области <…> в системе правоохранительных органов Ивановской области, и являются ничем иным как сокрытием должностными лицами от учета, регистрации и рассмотрения сообщения о преступлении». Не понимает, видимо, что своих не бросают, не осуждают и не привлекают. Как хотите это называйте – хоть взаимодействием и сотрудничеством, хоть круговой порукой.

увд_на сайт.jpg
20 мая 2024
Все новости