Последние
новости
Общество

Ветеран ФСБ Михаил Юдин и махинации в Кинешме

Старые и новые. Коммерческие и политические
Автор: Алексей Машкевич
12 мин
22 июня, 2021
СМИ не раз писали об экс-подполковнике ФСБ Михаиле Юдине (здесь и здесь, например). В апреле он всплыл в Кинешме, где на заднем дворике местной администрации задержали начальника отдела транспорта и связи Александра Яковлева при получении им 100 тысяч рублей – от Юдина.

Директор кинешемского муниципального рынка Юдин утверждает теперь, что передавал взятки чиновнику Яковлеву за то, чтобы тот оказывал преференции кинешемским перевозчикам. Яковлев говорит, что просил у Юдина в долг на ремонт автомобиля. Перевозчики говорят разное, в том числе один из них, Батаев (контролирует самый крупный кусок пассажирских перевозок в Кинешме), уверен, что Юдин осознанно портил его отношения с надзирающим за отраслью Яковлевым, хотя уверял, что выступает посредником – в том числе в передаче денег. Как всегда бывает в уголовных делах с коррупционным душком, версии у сторон абсолютно разные.

яковлев_а.jpg

Процесс дознания идёт, следователи выясняют истину и разбираются в денежных и деловых отношениях сторон (мы о них обязательно расскажем в ближайшее время, там есть несколько очень неожиданных моментов), а в распоряжение редакции попали видеозаписи, сделанные камерой наблюдения в кабинете директора кинешемского универмага. На нескольких видео кинешемские перевозчики передают Михаилу Юдину что-то в чёрных пакетах, он это «что-то» пересчитывает, и они дальше разговаривают на транспортные и светские темы.

Мне, автору книги «Ивановская область. Почему так получилось», где мои собеседники рассказывают о самых ярких событиях постперестроечной жизни региона, особенно интересно было слушать разговор экс-начальника кинешемского отдела ФСБ Юдина с перевозчиком Батаевым о бюллетенях, сгоревших в 2006 году на выборах мэра Кинешмы.

скрин.jpg

На двадцатой секунде записи Юрий Батаев передаёт Михаилу Юдину что-то, очень похожее на пачку денег, плотно завёрнутую в чёрный пакет. Юдин небрежно бросает свёрток на диван, и собеседники мило треплются о начавшемся голосовании за поправки в Конституцию (встреча происходит 25 июня 2020 года), пьют чай с конфетами. Потом переходят к обсуждению пандемийных ограничений. Потом рассуждают о прибыльности городских автобусных маршрутов.

Затем в разговоре всплывает, что Юдин когда-то жил в Кинешме на улице Щорса, и Батаев спрашивает его – так ты кинешемский, что ли? Оказывается, Юдин служил там четыре с половиной года начальником отдела и жил в служебной квартире. Дальше Юдин вспоминает, что пришёл на должность, когда в Кинешме были Андрей Назаров и Валентин Кузьмин (начальник районного УВД, с мая 2004 по май 2007 руководил УБОП УВД Ивановской области). А Батаев неожиданно заявляет – а бюллетени-то я воровал.

И начался сеанс саморазоблачения. У меня в книге об этих событиях вспоминают Андрей Назаров и Сергей Пахомов – и версии их противоположны. Тем интереснее было услышать рассказ непосредственных участников.

Ниже сокращённая расшифровка разговора – я с удовольствием прикрепил бы и видео, но Роскомндзор после этого точно закроет сайт, потому что там сплошной мат-перемат.

Юдин: Тебя там не было.
Батаев: Да что ты! Я был в штабе, <…> я эфэсбэшников возил на место, где сожгли бюллетени.
Юдин: Туда, в деревню?
Батаев: В Решму.
Юдин: Ко мне Осокин (соратник Андрея Назарова по химбригаде, в то время директор школы ДОСААФ, где размещался выборный штаб Вахотина) пришёл, я с Карповым сидел, мы его вызвали и надавали люлей (матом). И сказали – ай-ай, бедой обойдётся. Он позвонил, свозил нас туда, показал бюллетени. Мы с Карповым ездили, с Владимиром Игоревичем (сегодня заместитель главы администрации города Иваново) – Осокин, Карпов и я. Он сказал – вот тут.
Батаев: Я точно возил, знаю куда – в сторону Журихино…
Юдин: Едешь по трассе, повернул направо…
Батаев: Да, они ещё не сгорели тогда, плотные такие.
Юдин: Я тогда сказал – зачем (матом) сожгли-то их? Какая (матом) разница, что они были? <…> Осокин привёз нас и показал где, потому что Вахотин (кандидат ЕР на пост мэра Кинешмы) уже был задержан.
Батаев: Да, а до этого я его возил по всем адресам.
Юдин: Я, когда вечером была эта ерунда (матом), понимал – что-то будут делать, но чтобы так…
Батаев: Просто Назаров (в то время председатель областной думы) почувствовал, что всё замнёт.
Юдин: Так нельзя делать. Вечером уже стало понятно, что ерунда (матом) происходит. Мы уезжали где-то в час или в два ночи. А остался Пейхвассер (осужден за хищение избирательных бюллетеней в Кинешме) и вся эта публика в администрации.
Батаев: А я на вокзал ездил за билетами для Назарова (смеётся), чтобы у него билеты какие-нибудь были потом.
Юдин: А кто возил Саню (Александр Дмитриев, заместитель Михаила Юдина) в гаражи?
Батаев: Я возил на Гагарина в гаражи.
Юдин: Там же как получилось – подловили, что ключи от гаражей были…
Батаев: У нерусского у какого-то прятали в гараже, да?
Юдин: Я не помню. Туда Выренкова приехала (прокурор Кинешмы), все уже назад развернулись, и вдруг мы. Следственный комитет уже поехал – Антон Борисов – а мы им звоним, чтобы возвращались назад, мы нашли последние (бюллетени). И вот они в гараж приехали, там ещё скандал с Выренковой был. Они – это мы тут расследуем, а она их заткнула. Осокина сначала мы пригласили, он сидел у меня в кабинете, тут же Карпов был, он тогда был курирующим замом. Мы с Осокиным разговаривали – верните, потому что их найдут и будет пипец (матом). Осокин говорит – мне нужно два часа времени, но это не я. Я говорю – нам по барабану (матом) кто. Сообщите каким-то образом, что нашли.
Батаев: Когда мы про эту фигню (матом) поняли, он мне сразу: ну-ка пошёл от сюда на (матом), чтобы тебя здесь не было. Я же вообще не при делах был.
Юдин: Там снести могли кого угодно в одночасье.
Батаев: И он, когда понял, что сейчас будет твориться, сразу мне сказал – иди на (матом), и я уехал.
Юдин: Мы ещё когда разъезжались, я подумал, что они что-то неладное затеяли. Ну ладно – неладное и неладное. Сдали под охрану, и даже мысли не было, что он туда пустит идиота. Зачем (матом)? Уже предварительные итоги все известны. Это же бредятина. Ладно, вбросьте, ещё чего-то – нас это не касается, сношайтесь (матом) сами.
Батаев: Да, вбрасывать надо было.
Юдин: Я же был у Назарова в кабинете. Приходят они, много (матом) народу сидит – мы проигрываем. И разъезжались когда, я понимал – химия будет, сто процентов.
С утра приехал на работу, сижу у Выренковой в кабинете, и Саня мне звонит – у нас бюллетени украли (матом). Я говорю – да ладно!? А ему Гургеныч позвонил – у него сейчас юридическое бюро, Мозенков (сегодня заместитель мэра Кинешмы) им пользовался, пока не посадили. Выренкова мне – чего случилось? А я ей – по ходу, бюллетени украли (матом). И тут началось… Мы пошли в администрацию, давай всем отзванивать, все поехали.
Батаев: Я не понимаю, что подвигло на такую ерунду (матом), это же конец (матом).
Юдин: Они дубасили (матом) с вечера. Пили, пили, пили, а потом – давай украдём (матом).
Батаев: Ведь это выбор народа…
Юдин: Мы их на следующий день с такой похмелуги вытаскивали. Если бы они меньше пили, то, наверное, этого бы не сделали, а они напились и пошли. Осокин с ними не пошёл, а они пили в ДОСААФе.
Батаев: Там штаб был, Осокин и меня тогда прогнал, и сам свалил оттуда.
Юдин: Правильно сделал.

На этом выборная история заканчивается, начинается светский трёп о старых временах – кто кем был, кто чьих жён топтал. Юдин сообщает, что Дмитрий Карпов, главный в кинешемском ФСБ, когда-то у него в подчинении был. Проходится по Михаилу Батину, председателю кинешемской думы: «Он же работяга, какой он председатель? Если текст не написать, он и не скажет ничего (матом)».

На пятнадцатой минуте записи перевозчик Батаев прощается и уходит, попутно жалуясь Юдину, что «Саша Яковлев начинает лютовать». «Набухался, что ли?» – спрашивает Юдин, а Батаев говорит, что нет, просто чиновник ему замечание сделал, что кто-то из водителей без маски ездит, что обрабатывать надо все автобусы. Юдин говорит, что ничего, скоро всё закончится – не очень ясно, имеет он в виду пандемию или придирки Яковлева.

Потом Батаев уходит, а Юдин (на семнадцатой минуте записи) стоя спиной к камере берёт принесённый Батаевым черный пакет, достаёт деньги, возится с резинками, видимо пересчитывает, убирает купюры обратно, кладёт пакет на диван и занимается дальше своими делами.

P.S.: Просто для справки предоставляю версию кинешемских событий, рассказанную Андреем Владимировичем Назаровым и опубликованную в книге «Ивановская область. Почему так получилось»:

«Я, к сожалению, заниматься выборами в Кинешме не мог, потому что началась свистопляска в Иванове: новая команда потихоньку стала нас отжимать. Михаил Александрович делал всё очень аккуратно – был над схваткой, улыбался и говорил, что «Серёжа погорячился, недопонял», а на самом деле раскачивал ситуацию.
<…>
Юра Вахотин был уверен в победе, и она была буквально в руках – если бы он не ездил на встречи. А он поехал в народ, и вел себя по-хамски. Приезжает в детсад, его встречают накрытым столом с пирогами, а он с порога: «Где лампочка, почему паутина?» Оскорблял и унижал людей, зачем-то ввязался в тупую свару по снятию главврача местной ЦРБ Александра Аминодова.

Я приехал в Кинешму за день до выборов, объехал несколько рэпперных точек – везде говорят, что Вахотин проиграет. И он, и штаб, и партия уверяют в обратном – чемпион. А в семь утра следующего за выборным днём у меня был самолёт в Узбекистан, куда летел по экономическим, политическим и понятийным вопросам – я там вырос, знаю ситуацию. В день выборов, часов в семь-восемь вечера с одним из известных местных бизнесменов появился изрядно поддатый Пахомов. Появился в роли исполняющего обязанности губернатора – потом это всё как-то забылось. Пахомов рассказал о совершённом где-то в Подмосковье подвиге: они там сожгли какие-то бюллетени. Когда стало понятно, что Вахотин проигрывает, в штабе возникли мысли о признании выборов несостоявшимися, мы провели мозговой штурм – вдруг что-то придумается в рамках правового поля.

Зачем было жечь бюллетени, которые лежали в подвале: возьми кувалду, стукни по трубе и испорти их, если хочешь. Непонятно, какой вообще смысл был с ними что-то делать – они уже были занесены в ГАСы. Для Вахотина возможный проигрыш был сильнейшим ударом, он ходил как зомби, хотя до этого был склонен верить окружающим льстецам, уверившим его в победе. О дальнейшем знаю со слов пиарщиков.

Когда я уехал в Москву в аэропорт, Пахомов опять сказал, что остался за губернатора. Привёл пример решения им подобного вопроса в Подмосковье и рекомендовал решить таким же образом здесь. Обещал приехать утром и отстроить вопрос. С утра Вахотин искал Пахомова, но тот не отвечал на телефонные звонки».

Одним словом, в Кинешме что ни история – хоть с сожжёнными бюллетенями, хоть с деньгами для Яковлева, – у сторон диаметрально противоположные версии. И везде Михаил Юдин в разных ипостасях.
21 сентября 2021
Все новости