Последние
новости
Интервью

Ольга Петрова: «Я фэмили-менеджер»

Легко ли быть яркой женой успешного предпринимателя
Автор: Алексей Машкевич
13 мин
18 марта, 2024
Бернард Шоу когда-то сказал: «За каждым великим мужчиной стоит женщина, которая в него верила». И пусть гендиректор и соучредитель компании «Протекс» Иван Петров ещё не великий (предприниматель, политик, инвестор – не знаю, кем он хочет стать), эти слова можно сказать о его очень яркой жене Ольге. Когда я смотрю на её страничку в инстаграме*, возникает образ этакой женщины-вамп. Когда встречаю её с тремя детьми перед сеансом в «А-113» – то это заботливая молодая мама. А на открытии выставки или на концерте Ольга – светская львица в окружении таких же подруг или под руку с мужем. А какая она на самом деле и легко ли ей быть женой амбициозного предпринимателя, совсем недавно активно пробовавшего себя в областной политике? Да и об Иване Петрове (которого Ольга постоянно и совершенно серьёзно величает не иначе как Иваном Романовичем) хотелось поговорить, потому что после того, как тот ушёл из секретарей Родниковского отделения ЕР и отказался от мандата депутата областной думы, о нём ничего не слышно. Почему обычно легко идущий на контакт со СМИ Иван Романович вдруг оказался недоступен для вопросов?

Предлагая Ольге сделать интервью, сначала я думал, что и она ответит что-то типа «не время» – но нет. В итоге я задал ей все свои вопросы – и о ней самой, и о муже, и о близком круге губернатора Воскресенского.

IMG_9355.JPG

- Как ты сама о себе скажешь: кто ты?
- Самодостаточная личность, не зависящая ни от кого и ни от чего. Я мать, жена, фэмили-менеджер (смеется). Это мне муж такую профессию придумал. Я ему как-то говорю: «Вань, смотри: я сначала сама работала, потом помогала тебе в бизнесе, потом родила детей и села дома. А мне же нужно что-то делать, как-то реализоваться. Я же знаю, что могу». А он: «Слушай, Оль, у тебя и сейчас есть работа. Если ты не будешь решать вопросы – мои, детей, домашние – их никто не решит. Поэтому у тебя есть профессия, твоя работа, и называется она фэмили-менеджер».

- Он тебя этим успокоил, мотивировал или..?
- Он меня поддержал, сказав, что я всё делаю правильно и занимаюсь нужным делом.

- Эпатаж и вызов в твоих соцсетях – это для большей медийности или именно там твоё настоящее лицо?
- Не знаю, мне почему-то кажется, что я там такая, какая есть – я всё успеваю.

- Судя по твоему инстаграму*, в Иванове идет бурная светская жизнь, которая по моим ощущениям закончилась после 2014-го года. В Иванове есть светская жизнь?
- Мне кажется, её и не было никогда. Какая светская жизнь? То, что происходит в Иванове – это не светскость. Может, кто-то и хочет себя так реализовать, показать… Не знаю, для меня это далеко не светские мероприятия.

- Вы с мужем ощущаете себя частью местной «золотой молодежи», местной элиты или чего-то подобного?
(долго и искренне смеется) - Я не знаю, как ответить на этот вопрос. Для меня «золотая молодежь» всегда выделялась жестким хамским поведением. Имея деньги, они считали, что могут делать всё что хотят.

- Это не про вас нынешних?
- Нет, мы себя так не ведём.

IMG_9357.JPG

- Про вас с мужем говорят, что вы входите в близкий круг губернатора Станислава Воскресенского. Что это значит?
- Спросите у тех, кто так говорит, входим мы или нет. Им же наверное виднее, что это значит.

- Так Иван входит в близкий круг или вы вместе?
- Я думаю, что Иван.

- А ты?
- А я его жена.

- Ну и как там, в близком круге?
- Не знаю. Я там только с Вероникой Богатырёвой общаюсь.

- Я часто видел тебя с ней на культурных мероприятиях. Для меня Вероника – это редкостная хамка, матершинница и нечистоплотный человек. Ты терпела её хамство ради близости мужа к губернаторскому кружку или ты знаешь другую Веронику?
- Я знаю совершенно другую Веронику. Мы случайно познакомились на каком-то мероприятии и сдружились, нашли общие интересы.

- А Ивану близость к губернатору как-то помогает в бизнесе?
- Вообще нет.

- Зачем тогда ему было хождение во власть?
- Он с юности хотел в политику.

- А теперь закрыл гештальт?
- Видимо, да.

- Ты поддерживала его в этом увлечении политикой?
- До какого-то определенного момента – пока не поняла, что всё это ему уже не нужно. А так у него всё легко получилось, он добился своей цели, хотя не шёл по головам.

- Ты «Единую Россию» и депутатство в облдуме имеешь в виду?
- Да, всему свое время. Еще в институте он вступал в «Единую Россию», выходил, опять вступал... Ему всегда это было интересно. Сначала у него не получалось, потом как-то спонтанно получилось, и он стал тем, кем хотел. А я жена, мне надо мужа поддерживать. И я поддерживала, но в какой-то момент поняла – хватит.

- Он в прошлом году взял и резко ушёл с политической поляны из-за того, что бабок стало меньше, или это ты его оттуда увела, или что-то другое?
- Я его уговорила оттуда уйти, говорила: «Ванюш, хватит уже, делать там нечего».

- Он тебя всегда слушается?
- Увы, не всегда, но в этот раз послушался (улыбается). У него всегда есть свое мнение и у меня есть мое мнение, а тут мы вместе решили. Он ведь осенью в депутаты прошёл, но потом сам отказался от мандата.

- Тебя больше привлекает муж-предприниматель?
- Да.

- Иван что-то зарабатывал на политике?
- Нет. Мы только тратили – политика была для Ивана организованной формой благотворительности.

- Давай к тебе вернемся. Твои походы на вернисажи и концерты – это часть модной тусовки или искренний интерес к искусству?
- Это просто такое времяпрепровождение. У меня, честно скажу, нет интереса к искусству, очень спокойно к нему отношусь. Просто культурные события у нас в городе – это лишний повод куда-то выйти. Потому что куда в Иванове выходить, какие здесь мероприятия? Три ресторана, один бар – идти-то некуда... И когда случается что-то интересное, почему бы не сходить? Поэтому я и говорю: нет у нас светскости.

- Вам с Иваном не приходила в голову мысль уехать на ПМЖ в Москву?
- Я не могу долго в Москве, я от нее устаю, для меня она очень тяжела. Отдохнуть мне там нравится, но в режиме «приехал и уехал». Мне с тремя детьми в Иванове очень удобно, потому что каждый из них за день может посетить несколько секций. Из школы водитель Тасю везёт до Кохмы на конюшню, потом к репетитору, а потом, может быть, еще и на танцы. Пока Тася на конюшне, водитель успевает забрать Леву и отвезти его на занятия к репетитору. И так далее – мы за день успеваем много, в Москве так не сможем. А базовые вещи, я считаю, детям нужны: уметь танцевать, петь, плавать, бегать… Я не хочу из них делать спортсменов, у нас нет такой цели, но я хочу, чтобы они это умели. Чтобы были разносторонними и чем-то занимались. У меня в детстве не было такой возможности: родители много работали.

IMG_9320.JPG

- Трое детей в семье у ещё молодых родителей – это случайность или осознанное решение?
- Осознанное. Мы к каждому ребенку готовились.

- Я как-то встретил вас гуляющих на набережной, и вы со смехом говорили, что отдыхаете от детей. Что их трое, но на самом деле в планах было пятеро.
- Это у Вани было пятеро в планах, я же всегда хотела троих. И он сейчас со мной согласился, говорит: «Ну да, так хорошо».

- Кем дети хотят стать, когда вырастут?
- Они не говорят об этом, да и мы таких вопросов не задаем. Дети никогда не говорят «я хочу быть как папа или я хочу быть как мама». Главное, чтобы они были счастливы, а плохими точно не будут (смеётся).

- Бренд женской одежды Ptaxx – это муж Ваня придумал игрушку скучающей и всем обеспеченной жене или это бизнес?
- Это было спонтанное решение. Мы в «Протексе» шили много заказов для «Redmachine» и «Zasport», у нас были контракты большие, мы для них отшивали конкретные модели. И как-то у нас осталось очень много красной и синей ткани, а Иван Романович говорит: «Давайте сработаем эти ткани. Возьмем студентов из текстильной академии, снимем офис, пусть творят». У нас же всё-таки Иваново, тут есть творческий потенциал. Вот так и получилось. Мы взяли студентов второго или третьего курса, вообще детей, определили им зарплату – бесплатно никто не работал – и они придумывали модели. А что придумаешь из трикотажа красного и синего цвета? Шорты и футболки. Куда? На Wildberries, конечно – понятно, что это не инстраграмная* тема. И пошло-поехало. И вот так родился Ptaxx. Мы и название сами придумали.

- Что оно значит?
- Ничего, просто Ptaxx. Ваня говорит: Ptax. А я ему: «Давай еще одну Х на конце поставим».

- Кто ты в этом проекте?
- Они меня называют «креативный директор».

- Что ты там делаешь?
- Я им приношу идеи. Понятно, что у меня своеобразный стиль – не Wildberries и не Lamoda, немножечко другое. Есть же отдельный покупатель у Wildberries и отдельный у Lamoda. Еще есть покупатель, например, в инстаграм* – он вообще третий. Wildberries – это простота, в Lamoda можно уже что-то добавить подороже и поэлегантнее. А в инстаграме* горячие тренды: суперширокие штаны или майка какая-нибудь драная. Мне очень нравится стилизовать фото и видеосъемки под конкретные площадки, я этим и занимаюсь.

- Ptaxx остается благотворительной площадкой для студентов или стал бизнесом? Вы там получаете прибыль?
- Да, она стала прибыльной спустя 3 года.

IMG_9354.JPG

- Как думаешь, ты смогла бы стать вот таким свободным креативным директором без обеспеченного мужа?
- Думаю, что смогла бы. Я не вешаю себе погон, но бизнес в «Протексе» мы начинали втроем – я, Ваня и Ирина Крушина. Мы втроем торговали, ездили на закупки за полотенцами, я самолично раздавала листовки, ездила на «Текстильщик» и грузила трикотаж...

- А Иван смог бы стать успешным предпринимателем, если бы у него не было отца Романа Валентиновича, совладельца ТДЛ?
- Смог бы. Может быть, это получилось бы не так быстро, но смог бы. У него очень своеобразное мышление – он мыслит не как «золотая молодежь», он не про раскидывание денег.

- Как думаешь, отец ему много дал как предпринимателю?
- Очень много. Я считаю, что он много в него вложил (и я не про деньги) и очень много дал.

- А Иван продолжает это отдавание детям или у них еще не тот возраст?
- Не тот ещё, пока еще мы их просто очень любим и ограниченно балуем (задумывается, вздыхает). Балуем, конечно.

- А дедушка Роман Валентинович с внуками как с будущими предпринимателями занимается?
- Пока нет. Но благодаря дедушке они умеют кататься на лыжах, досках и так далее. Тут надо отдать ему должное – с трех лет стоят на горных лыжах. Мы бы сами этого не сделали.

- Между отцом и сыном, успешными предпринимателями, часто «искрит»?
- У них может «искрить» в спорах, но если у нас кто-то из сыновей будет бизнесменом, они так же будут с Иваном «искрить», потому что тоже будут совершенно разные подходы, другая энергия.

- Роман Валентинович ревнует Ивана Романовича к успехам в бизнесе?
- Я считаю, что нет. Он, скорее, очень тщательно скрывает, что очень гордится сыном (смеётся).

- Многие успешные ивановские предприниматели тянули своих детей в политику: Владимир Бачков, Владимир Гришин, Владимир Власов, Сарраф Мамедов. Когда сын ушел из политики, Роман Валентинович сильно расстроился?
- Ему вообще никогда не нравилось то, что Иван Романович в политике. Роман Валентинович всегда считал, что это занятие не для Вани.

- То есть ты мужа поддерживала, а отец говорил, что…
- Нет, он его поддерживал, но не приветствовал этого увлечения. И он его туда не запихивал, у него не было цели, чтобы Иван был в политике. Роман Валентинович говорил постоянно: «Ой, надо Ваню оттуда вытаскивать».

- У вас бывают семейные советы на такие темы?
- Роман Валентинович мне часто звонит, мы всё обсуждаем.

- Последний вопрос: здесь и сейчас ты можешь сказать «моя жизнь удалась»?
- Могу: моя жизнь удалась.

*Instagram признан экстремистской организацией и запрещен на территории РФ.
30 мая 2024
Все новости