Последние
новости
Интервью

«У нас тут совсем не болото»

Екатерина Харитонова – про сотрудничество арт-пространств, чуйку на людей и творчество даже в бухгалтерии
Автор: Анна Семенова
11 мин
24 мая, 2023
Анна Семенова

Может ли один и тот же человек соединять в себе настолько разные амплуа, как создатель арт-студии, объединяющей представителей современного искусства, мозаичист, педагог, работающий с особыми детьми, и бухгалтер предприятия? Сложно поверить, но может – всё это органично сплетается в Екатерине Харитоновой, девушке, которая с детства мечтала рисовать, но путь которой в изобразительное искусство оказался весьма извилист. Впрочем, по крупному гамбургскому счету, ее жизнь – наглядный пример утверждения, что все возможно, надо только захотеть.

rgXd4mLXnpg-1.jpeg 

- Вы по образованию бухгалтер, но многие знают вам как художника-мозаичиста, организатора студии «Quadro», инициатора немалого числа арт-мероприятий. Как так получилось?
- А еще у меня есть второе образование – технолог швейного производства (смеется). Если коротко – так получилось. Если поподробнее, то я всегда очень любила рисовать, мой папа – художник-любитель. Но мы жили в Суховке, а когда я пошла в школу, в 44-й гимназии не набирали художественный класс. Ездить в художественную школу было очень далеко, поэтому рисовала в детстве как могла. Потом немного занималась на курсах в художке, но для поступления на кафедру дизайна в текстильной академии этого было недостаточно. Поэтому пошла на швейный факультет. Но рисовать продолжала – не отпускало меня какое-то неисполненное желание.
Потом было еще много всего – и учеба на бухгалтера, и работа фотографом, в какой-то момент мне приспичило делать мозаику. Нашла в Иванове одну девушку, которая этим занималась, попросила поучить меня, она отказалась. Я подумала: ну и ладно. Нашла в Питере мастер-классы и поехала туда учиться.
Фишка в том, что мозаика – это, конечно, во многом ремесло. Но тут важно свои эскизы придумывать, нарисовать их, разбить по цветам. И для этого мне пришлось вспомнить, как рисовать.

Работа1.jpg

Параллельно с этим шла другая история: я и двое моих друзей решили организовать художественную галерею – мы типа такие галеристы крутые, сейчас все продадим. Арендовали помещение здесь, на Типографской, но дело, конечно, не пошло. Попробовали сделать фотостудию – но тоже не особо взлетело. В какой-то момент ребята решили, что им тяжело платить аренду, и я осталась одна. Уезжать было жалко – тут такое окно, высокие потолки, столько света! И столько барахла, которое придется теперь продавать.
Это было перед Новым годом, и 1 января мне пришла в голову мысль, что сюда можно звать художников, чтобы они учили людей рисовать и всему такому, ну и я заодно поучусь. И я начала просто всех звать. Познакомилась с Кириллом Пискуновым для этого. Позвала Дашу Растунину, Лену Лобанову, познакомилась с Леной Поспеловой. Они все согласились. Вот так четыре года назад мы сняли помещение, а два с половиной года назад появилась студия «Quadro».
Сейчас получилось так, что в «Quadro» собрались очень интересные люди, каждый из которых привносит что-то свое, и все это складывается воедино.

WmuDqRW0sE.jpeg

- И все это время вы совмещаете творчество с работой бухгалтером. Не было желания уйти именно в творческую среду?
- На самом деле бухгалтерия – это тоже очень творческая работа (смеется). Попробуй совместить требования налоговой и пожелания руководства предприятия. Конечно, хочется уйти в свободное плавание, но пока нет уверенности, что это даст возможность обеспечивать семью. Поэтому пока боюсь рисковать.

- Мозаика – это все-таки декоративно-прикладное искусство. Есть ли на нее сейчас спрос?
- Пока мало. Хотя в нашем городе очень много монументальных мозаичных панно, люди не очень хорошо представляют, как можно использовать мозаичные работы в интерьере. Но мы постепенно продвигаем разные идеи. На выставках у меня покупали работы, а даже если не покупали прямо на выставке, интересовались, спрашивали о технике, говорили, что им нравится. Думаю, что спрос постепенно появится.

Работа Апельсины.jpg

- У вас были выставки?
- Персональных не было, я участвую в разных коллективных выставках. И мне это даже больше нравится: на персональной выставке люди сравнивают тебя с тобой же. А на коллективной – с другими авторами. Поэтому ответственность намного выше и работы отбираешь намного тщательнее.
Кстати, я не единственный мозаичист в Иванове: в нашей студии теперь есть Лидия Каткова, она училась на мозаичиста в Академии акварели и изящных искусств Сергея Андрияки в Москве. Я когда узнала про нее, сначала даже немного ревновала: как так, я же такая одна (смеется). Но мы познакомились, понравились друг другу, а когда начали работать, то поняли, что у нас разные школы: у нее московская, у меня питерская. Вроде технология одна и та же, но она и клей по-другому месит, и камень по-другому кладет. Честно говоря, она круче меня делает мозаику, а еще она прекрасный акварелист. Ну и художественное образование дает очень много, конечно. Так что я теперь у нее учусь многому.

Работа Воин Света.jpg

- Мне не раз приходилось слышать, что в Иванове жизнь в художественной тусовке застыла, превратилась в болото: есть какие-то официозные мероприятия, офциозные выставки, в последние годы власти стали прислоняться к этой сфере, но внутреннего развития, какого-то роста нет, здесь скучно. Согласитесь с этой точкой зрения?
- Конечно, нет, у нас очень много движни здесь. Может, ее просто не очень видно снаружи – мы действительно особо не контактируем с какими-то официальными структурами. Но, например, к нам приезжали художники из Ярославля и говорили: у вас в Иванове столько всего происходит, у вас тут жизнь, а у нас там болото.
В Иванове действительно много интересных мероприятий и интересных современных художников – Кирилл Пискунов, Даша Растунина, FAV (Андрей Филаретов). Илья Бирюков и Александр Панкратов работают в более традиционной манере, но они постоянно развиваются, ищут новые решения. Татуировщики у нас крутые есть, которые тоже следят за тем, что сейчас интересно. Многие художники не замыкаются на регионе, ездят в другие города, общаются, учатся, - нет, у нас тут совсем не болото.

- Вы упомянули Александра Панкратова – он сейчас развивает свое арт-пространство , где кроме прочего ведет работу с детьми с ограниченными возможностями здоровья. Насколько я знаю, вы тоже принимаете в этой работе активное участие. Как так получилось и зачем вам это нужно?
- История о том, как мы с Александром познакомились тоже из серии «мне захотелось». На одном из мероприятий в прошлом году у Саши был мастер-класс по по литью фарфора. Я такого еще не видела, не знала, как это делается, не представляла технологию. Не задумывалась, как делаются эти ровные тарелочки, чашечки, статуэтки. Увидела – и захотела поучиться. Смотрю - на фото в анонсе чувак харизматичный, думаю: наверное, ему есть что рассказать, и это будет интересно. Так и познакомились. Потом я к нему пришла расписывать свою работу и узнала, что он ведет занятия для особых детей. Он предложил поучаствовать – и я согласилась. Сначала делали панно из эпоксидки, потом стали заниматься мозаикой.

Мастер-класс особые дети2.jpg

У меня, видимо, есть какая-то чуйка на людей, это моя суперспособность. Потому что я не промахиваюсь практически. Редкий случай, когда я или разговариваю с человеком по телефону первый раз или переписываюсь или первый раз вижу, или мне захотелось куда-то пойти, и туда пришла ил разочаровалась в месте или в человеке. С Пискуновым была та же история: я увидела в соцсетях, что чувак делает классные вещи, и написала ему: приходи на кофе. Он пришел на кофе.

- Не страшно было с особыми детьми начинать заниматься? - Не страшно вообще, потому что у меня ребенок с особенностями развития. У нее нет инвалидности, просто она начала говорить в три с лишним года, и у нас долго было подозрение на аутизм. Сейчас она все еще отличается от обычных детей.
Мы ходили с ней в «Школу звуков», там я видела многих из тех детей, которые занимаются у Саши. Так что все уже как родные. Они же в сопровождении родителей всегда, чего бояться? Родители знают, как с ними управляться, если что подскажут. Я всегда спрошу, если у меня вопрос есть, можно им такое или нельзя. Если нельзя, значит, родители им помогут, за них сделают, или я помогу. Так что ничего страшного.
 
мастер-класс особые дети1.jpg

К занятиям они по-разному относятся. У нас есть, например, девочка с синдромом Дауна, она очень любит мозаику. А есть дети, у которых проблемы с вниманием, с усидчивостью. У моей такие же проблемы, и я просто в них вижу своего ребенка. Вот они поскакали куда-то – значит, пять минут скачем, пять минут делаем. Иногда родители подключаются. Иногда им нужен отдых – несколько занятий пропускают.
Есть дети с диабетом – там вообще никаких проблем нет. Для меня нет разницы, с кем заниматься. Это такая же работа.
Конечно, для мозаики надо колоть кусачками камень, но мы уже решили, что родители будут колоть, а дети мазать клеем и выкладывать. Так что никаких проблем не возникает.

- А у вас не возникает ощущение, что вы с Александром Панкратовым конкурируете между собой? В смысле арт-пространств: и тут, и там мастер-классы, и тут, и там выставки и другие мероприятия? Как вы умудряетесь при этом сотрудничать?
- Мы с Сашей и теми, кто у него работает, ни разу не конкуренты. Скорее, мы дополняем друг друга. Во-первых, у нас немножко разные направления. У них там акцент на керамике, а остальное – как дополнение. А у нас акцент на живописи плюс немного рукоделия.
Во-вторых, чем больше арт-студий, арт-пространств, объединений разных творческих людей, готовых учить и учиться, - тем лучше. В Иванове этого не хватает. Мы видим, как растет спрос на мастер-классы, как много людей хотят заниматься чем-то творческим – пусть у них даже нет никакого художественного образования. Им хочется самореализации, хочется попробовать себя в чем-то новом. И мы можем дать людям такую возможность.

27 мая можно познакомиться с новыми работами особенных ребят из студии Панкратова Александра «Арт-Позитив»: в доме-музее Б.И.Пророкова открывается выставка «Дети Зазеркалья».
28 мая 2024
Все новости