Последние
новости
Общество

Молчать нельзя говорить

Ещё раз о раке
Автор: Алексей Машкевич
9 мин
20 сентября, 2022
Материал «Григорий Газарян и раковая опухоль» вызвал необычайно сильный резонанс – мне давно столько не писали и не звонили, не рассказывали жутких историй о местном здравоохранении. И тут я вспомнил, что с лета в соцсетях регулярно читаю посты Натальи Гладышко о том, как она обнаружила у себя опухоль (такую же, как у жены Григория Евгеньевича), как пришла в ивановский онкодиспансер, с каким отношением там столкнулась и как потом лечилась в Москве. Это посты мужественного человека.
Я позвонил Наталье и спросил, не хочет ли она поделиться своей историей с читателями сайта, и она прислала текст, который мы и публикуем.

Алексей Машкевич, главный редактор сайта «Слухи и факты»
Гладышко.jpg
Фото: личный архив Натальи Гладышко
Молчать нельзя говорить. Для меня нет сомнений, где ставить запятую. Да, я пришла к этому не сразу. Мне потребовалось время, чтобы научиться говорить вслух о болезни. Конечно, истории у всех разные. И в моём случае мы говорим о раке в начальной стадии, когда своевременная операция и правильное последующее лечение дают самые благоприятные прогнозы. Но когда ты в свои 35 слышишь без каких-либо прелюдий «Здравствуйте, у вас рак», то тут любого накроет.

Я написала ряд постов со своей историей болезни в социальных сетях. Там же я писала о моём знакомстве с ивановским онкодиспансером и о том, как я благодарна судьбе, что туда не попала. Честно скажу, положительных отзывов о нем я не слышала.

И понимаю, что зачастую люди просто не знают, что можно попробовать попасть на консультацию и лечение куда-то ещё, кроме как «по месту жительства». Местные врачи имеют возможность выписывать направления в клиники других городов. Имеют возможность, но почему-то не имеют желания.

Сама я узнала об этом случайно, просто рассказав свою историю нужному, как оказалось, человеку. И это не блат и не большие деньги – это просто человеческое отношение. Я даже представить себе не могла, какие люди меня окружают – столько поддержки и тепла я получила от своих реальных и виртуальных друзей и знакомых. Это действительно придаёт сил. Поэтому я и призываю говорить о болезни. Помощь и поддержка может прийти совершенно с неожиданной стороны.

А тогда, уже через пару дней, я с заветным направлением ехала в онкологический центр в Москве. К слову сказать, в ивановский онкодиспансер свободная запись была только через две с половиной недели.

В течение трёх месяцев я регулярно ездила в Москву на разные обследования, практически все бесплатные по полису ОМС. В конце июля мне сделали операцию по удалению опухоли. Дальше была назначена лучевая терапия – это 18 сеансов, каждый день на протяжении трёх недель. И тут, конечно, выбора не осталось – уехать в Москву на месяц или пойти сдаться в ивановский онкодиспансер. Пошла сдаваться.

Не сразу, но всё-таки я нашла общий язык с врачами и тут. Почему-то сотрудники диспансера совершенно не любят ничего объяснять. Добиться от них внятного ответа, узнать, что делать и куда идти практически невозможно. Зато они мастерски создают у своих кабинетов очереди – вот в них то и можно найти ответы на все вопросы. Равнодушие и усталость – вот что видно в глазах врачей. Я понимаю, что они не должны переживать за каждого пациента как за родного. Но такие понятия как внимательность, тактичность в общении и сострадание должны, мне кажется, быть основой этой профессии.

Повторюсь, истории у всех разные. Но в любом случае уверена, что очень важен личный настрой в борьбе с болезнью. Жаль, что иногда все силы отнимает борьба с бюрократией и халатностью в системе здравоохранения.

Наталья Гладышко

А вот те самые посты Натальи в Фейсбуке*
(*Meta, владеющая Facebook, признана в России экстремистской организацией)

25 июля
Мне кажется, в медвузах совсем не учат озвучивать диагноз пациенту. Не знаю, можно ли произнести эту фразу как-то так, чтобы не захотелось пойти и застрелиться, но... «Здравствуйте, у вас рак» вообще не вариант.
Но, с другой стороны, факт остаётся фактом. Мне 35 и у меня рак молочной железы. Я долго не произносила эти слова вслух. Это сейчас (после двух месяцев обследований и с максимально благоприятными прогнозами) я могу об этом говорить.
А почитав посты Виты я решила, что надо делиться своими знаниями, своим опытом. Чтоб, если вдруг услышите «здравствуйте, у вас рак» – вы знали, что это далеко не всегда приговор...

Самый частый вопрос – как узнала?
Нашла сама. То ли кремом мазалась, то ли мылась, и нащупала уплотнение. Долго не придавала этому значения. Но постоянно проверяла – «вдруг рассосётся». Не рассосалось ... В конце апреля всё-таки пошла на УЗИ. Довольно уверенно мне говорили, что это фиброз, но (на всякий случай) сделали биопсию. Дальше были долгие майские праздники. И вот чудесный день 20 мая. Звонок, чтобы узнать результаты, а мне говорят «Здравствуйте, у вас рак!»
Впереди три дня в больнице.

26 июля
В НМИЦ онкологии им Н.Н. Блохина/Онкоцентр на Каширке, город Москва.
Почему не в ивановский онкодиспансер? Вот краткая версия нашей беседы с ивановскими врачами – «Вот направление, приходите будем резать. Зачем маммографию делать, диагноз же есть уже?» Вот и поговорили...
Слава богу, без справки от гинеколога женщин в наших больницах не принимают. Поэтому по плану был визит к Елене Дригинкиной (акушер-гинеколог). Елена стала тем самым человеком, который на тот момент вернул мне позитивный настрой и веру в людей. Благодаря ей я попала в Москву в один из лучших онкологических центров.
Два месяца ездила на обследования и мало кто об этом знал. Не хотелось говорить, не хотелось отвечать на вопросы, пока у самой нет ответов. И каждый раз сохраняла надежду, что «рассосётся». За два месяца я прошла обследований больше, чем за 35 лет до этого – это вам не «приходите, будем резать».

30 июля
Тут должен был быть пост про операцию, но так не хочется портить выходной.
Выполняю рекомендации врача – дышу свежим воздухом и не поднимаю ничего тяжелее телефона.

3 августа
День икс (27 июля 2022). На уме сериал «Анатомия страсти», потому что во время декрета я посмотрела сезонов двенадцать.
Меня (как в кино) на каталке везут через длинные коридоры, перед глазами мелькают лампы на потолке... Операционная, яркий свет, вокруг люди в халатах, хирург в разноцветной шапочке, капельница, маска... Почему ничего не происходит? ...И вот я уже снова в палате. Магия!
Даже в роддоме такой роскоши не было. Там с этажа на этаж на своих двоих перебираешься и до, и после. А тут как в кино, говорю же.
Для возвращения в реальность обезболивающий укол, от которого ногу сводит. Первым делом проверка – грудь на месте.
Что в итоге? Лампэктомия. Удаленно две опухоли. Вторую маленькую нашли уже по факту, на УЗИ её ещё не было видно. Также удалили три лимфоузла, потому что в случае осложнений метастазы начинаются с них.
Два разреза. Врач на перевязке сказал, что всё очень красиво сделали, но вы же помните про их профессиональный юмор. На этом хотелось бы как в кино написать happy end, но я как в сериале напишу to be continued...

5 сентября
В череде повседневных дел я забываю про какую-то там болезнь. Даже приём таблеток стал привычным утренним ритуалом.
Но вернёмся в реальность. Поезд Иваново - Москва. Завтра консультация с врачом по дальнейшему лечению. Впереди лучевая терапия. Говорят, это лучше химии. Меньше побочки и легче переносится. Но ведь и детям говорят, что укол – это укус комарика, но мы-то с вами знаем.

14 сентября
Мой врач художник и поэт.
Пришла сегодня в больницу на разметку перед лучевой терапией, там как обычно: «раздевайтесь по пояс и ложитесь». Молодой врач размашисто рисует на мне маркером.
Я говорю: «Какая у вас работа хорошая». Врач: «Ага, вы видели кто там в очереди ко мне сидит... Если бы все были как вы...»
P.S.: В коридоре сидят четыре бабушки и один дед.
26 сентября 2022
Все новости