Последние
новости
Интервью

Бизнес-омбудсмен Александр Шорыгин: «Я чиновник и должен кому-то подчиняться»

Кто и как занимается проблемами бизнеса в Ивановской области
Автор: Алексей Машкевич
10 мин
29 октября, 2021
Полгода назад был утверждён новый бизнес-омбудсмен – Александр Шорыгин, сам до этого занимавшийся бизнесом. Как он видит своё место в диалоге власти и бизнеса, какие использует инструменты и чьё мнение для него особенно важно – об этом Алексей Машкевич поговорил с уполномоченным по защите прав предпринимателей в Ивановской области.

1.JPEG

- Ты позиционировал себя успешным бизнесменом, но на выборах не стал депутатом Ивгордумы, а через какое-то время тебя назначили на эту должность. Что-то пошло не так в бизнесе и потянуло на госслужбу?
- Я всегда стремился в эту область – участвовал в конкурсе на мэра, хотя прекрасно знал, что там без вариантов, потом история с «Единой Россией», где мне тоже было интересно. Я всегда за опыт, и если пришло такое предложение, такая возможность – а мне это близко и интересно – то я обеими руками «за».

- Хотелось присесть на бюджет?
- Мой бизнес не был связан с Ивановской областью, а сейчас я вовсе из него вышел – теперь я чисто чиновник.

- Говорят, твоё назначение, как и предыдущего уполномоченного, лоббировал Марк Геллер и его «Константа». Зачем им это нужно?
- Я про это ничего не знаю. На меня вышли из приёмной губернатора, мы пообщались, и он предложил.

- Какое напутствие дал губернатор, когда вручал удостоверение?
- Было два основных момента, которые требуются именно ему, – поиск и понимание системных проблем бизнеса в области, и чтобы муниципальные власти знали, что бизнес теперь под защитой и контролем. Главам надо быть более инвестиционно ориентированными и бизнес-ориентированными, поддерживать бизнес, а не какие-то местечковые интересы.

- Как бы ты ответил на вопрос дочери: папа, чем ты занимаешься на работе?
- Я поддерживаю бизнес в отношениях с государством и чиновниками с целью развития и реализации желаний бизнеса. Ничего сложного, всё написано в законе.

- Триггером для этого интервью стал пресс-релиз правительства с мероприятия, где определялись меры «для дальнейшего сокращения административного давления на бизнес». Результатом совещания по версии пресс-службы стало то, что глава региона поручил бизнес-омбудсмену Александру Шорыгину консолидировать эту работу. Мне всегда казалось, что уполномоченный – это независимый институт, которому ни один чиновник не может давать поручений. Я не прав?
- Даже по закону я сотрудник правительства Ивановской области, у меня удостоверение, получаю там зарплату. Я чиновник и должен кому-то подчиняться. У меня две ветви подчинения: наш губернатор и уполномоченный при президенте.

- Как можно отстаивать интересы бизнеса в отношениях с чиновниками, если твой начальник главный чиновник в области – тебе не кажется, что тут изначально заложен конфликт? Как бы ни был прав предприниматель, если начальник скажет – а ну-ка…
- Поддержка бизнеса – одна из основополагающих задач губернатора. На первых встречах я спрашивал его: «Есть ли какие-то красные линии?», и он сказал, что нет. «Если на своём уровне не можешь вопрос решить, всегда обращайся, помогу». Поэтому пока ситуации конфликта интересов чиновников и бизнеса не было и, дай бог, не будет.

- Создаётся впечатление, что должность уполномоченного – очередной фейк, наряду с общественной палатой и многочисленными общественными советами при департаментах. Изображай что угодно, но если не то вякнешь, начальник быстренько укажет тебе место в вертикали.
- Сколько людей, столько и мнений.
И я не вякаю, а говорю и пытаюсь решать проблемы. Я понимаю, что не получится решить все задачи – не в силу нежелания губернатора, а в силу федеральных законов. Очень много сложных вопросов решается в Москве – так устроен институт уполномоченного. Я сотрудник правительства региона, и часто не от меня зависит что-то изменить. Я пришёл на эту ситуацию, из неё исхожу, и что-то менять было бы странно. Как я уже объяснил, мне препон не ставят и не дают указаний.

- Говорят, что уполномоченный по защите прав предпринимателей – это как психотерапевт. К нему приходят, он послушает, посмотрит бумажки и скажет, что всё наладится и будет хорошо. А на выходе для предпринимателя всё так же, как и было на входе.
- Было и такое: заходит человек и говорит, что в стране всё плохо...

- Ко мне такие тоже приходят.
- Но такие визиты - не повод судить о результатах моей работы ни со стороны общественности, ни со стороны руководства. Если объективно, я собой недоволен – хочу больше проблем и более успешного их решения. Что-то удается, что-то нет, но есть вопросы, которые мы успешно решаем. Ведь и сам бизнес часто боится открывать свои проблемы. Многие уверены, что если к ним будет пристальное внимание, то что-нибудь всплывет, последуют санкции и какая-то тирания. Когда я говорю им – озвучьте проблему, многие говорят, что «нет, тогда лучше без нас». Я же хочу показать, что обращаться к полномочному не страшно, и после не будет проблем, я сам и через общественных помощников могу какую-то информацию озвучивать. Возможно не всё получается, мы пока ещё не всё знаем, но желание у команды огромное. А уж хорошо или плохо – не нам судить.

- Скольким предпринимателем удалось помочь за те полгода, что ты в должности?
- Это надо статистику смотреть, могу предоставить.

- Кого-то запомнил особенно?
- Ко мне обращалась наша общая знакомая фермер Вера Котова, которая два года пыталась получить землю в Лежневском районе. Благодаря решению губернатора мы смогли изменить оценку земли с рыночной на кадастровую, и Вера получила свою землю.

- На что чаще всего жалуются предприниматели?
- На всё, и мне надо во всё вникать – от торговли до присоединений газоснабжения и теплоснабжения. Жалуются на мусор, на кадастровую оценку – на всё, у бизнеса полно проблем.

- Почему предприниматели приходят сюда?
- Я очень надеюсь, что благодаря моей активной социальной позиции они знают об уполномоченном и надеются через такой нейтральный хаб озвучить свои проблемы. И на помощь, конечно. Повторюсь – не всем получается помочь, и не из-за моего безделья, а в силу обстоятельств, законов и прочего.

- Ты входишь в штаб по борьбе с короновирусом?
- Нет, там больше вопросы медицины. Но губернатор сказал: «Если у тебя будут какие-то актуальные предложения по бизнесу – озвучивай, мы тебя всегда выслушаем».

- Бизнес сильно пострадает от последних ограничений?
- Скажу честно: был удивлён, что в эту волну у нас очень умеренные и спокойные ограничения. Даст бог, люди начнут прививаться, поскольку сейчас по-другому нельзя. Общий иммунитет нужен, потому что нет другого пути решения проблем с коронавирусом, и если цифры вакцинации в области будут расти, то не придётся полностью всё закрывать.
 
- Но пока мы в числе худших по стране.
- Всё зависит от осознанности бизнеса. Мы с уполномоченными общаемся – во многих регионах закрывают всё тотально, полностью. Если люди будут прививаться и соблюдать меры безопасности, не надо будет никого закрывать. Но это зависит от самого бизнеса.

- Губернатор спрашивает твоё мнение, принимая постановления, касающиеся бизнеса?
- Если я сам вижу необходимость, то могу направить предложение, а так – конечно нет.

- Губернатор поставил тебе задачу, чтобы результаты взаимодействия предпринимателей с контролирующими органами были позитивными. Что он понимает под позитивом?
- Общественные объединения бизнеса собирают и аккумулирует информацию о проблемах, и когда они скажут, что бизнес больше не кошмарят и не проверяют избыточно, что претензии контрольных органов адекватные и законные, – значит, всё хорошо, мы добились этого позитива.

- Бизнес по поводу любой проверки будет говорить, что кошмарят.
- Не всегда. Недавно был разговор, и предприниматели сказали, что проверки, которые сейчас есть, обоснованы, и они каких-то особых претензий к себе не видят. Мы планируем проводить контролирующие группы по каждому госоргану, чтобы хирургически точно решать проблемы на месте. Через это мы сможем доказать контролёрам, что где-то можно быть лояльнее. А бизнесу сказать: они договороспособные, не страшные и не кошмарят, с ними можно общаться.

- На какие госорганы чаще жалуются предприниматели?
- Давайте говорить не о «жалуются», а посмотрим наш административный индекс – по прошлому году плохие цифры у Росздравнадзора и Россельхознадзора.

- А Роспотребнадзор?
- На удивление всё хорошо – если индекс брать.

- После первой волны ковида из-за действий Роспотребнадзора был закрыт «Дудки-бар». Ты принимал участие в этом кейсе?
- Я тогда ещё не был в должности, меня это не задело, поэтому не могу ничего пояснить. Надо смотреть фактуру, документы, обоснованность претензий.

- Ходят слухи, что закрытие «Дудок» заказал Роспотребнадзору другой игрок из ресторанного бизнеса, которому нравилась аудитория заведения – и который её в итоге получил. К тебе приходят жаловаться не на чиновников, а на недобросовестных конкурентов?
- Я решаю конфликты между государством и бизнесом, и в силу свои полномочий по закону не могу рассматривать такие обращения. По закону это не мой профиль. Мы в подобных случаях предлагаем сторонам конфликта участвовать в процедуре медиации на площадке ТПП (Торгово-промышленная палата Ивановской области), там можно собраться, переговорить, порешать – честно и по закону.

- Как думаешь, ты пользуешься авторитетом у местного бизнес-сообщества?
- Я хотел бы им пользоваться, но это им решать – получается у меня или нет. Я всеми силами стараюсь, со всей искренностью, и очень хочу, чтобы мне доверяли.

- А чиновники тебя часто футболят?
- Пока, слава богу нет. Но думаю, что и не должны.
1000inf.ru
 
Разместить рекламу на «Слухах и фактах» ЗДЕСЬ  
02 декабря 2021
Все новости