Наверх
— 75,0319 ₽
— 88,9578 ₽

Александр Шорыгин: «Мне не всё равно»

Зачем бизнесмену мандат

08.06.2020
Алексей Машкевич

Слава богу, на выборы ходят не только ветераны политических битв, но и новые люди. Новые – не значит лучшие (так же, как и работа в нескольких думских созывах не всем идёт в плюс), но без обновления, без постоянной смены загибается любая система, политическая в первую очередь. Мы поговорили с предпринимателем и общественником Александром Шорыгиным о том, зачем ему депутатский мандат и почему он хочет делать работу, которая становится всё менее и менее престижной в глазах истеблишмента. Пойти во власть сейчас, когда доверие к этому институту стремится к нулю – для меня это удивительно, а для Александра увлекательно, похоже. 


- Мне кажется, представительная власть настолько себя дискредитировала, что идти в депутаты сегодня стало почти позорно. Зачем тебе мандат?
- У меня много лет зрела мысль, что я должен попробовать – некий гештальт, наверное, и пока не попробую, не успокоюсь. Мне говорят, что я и моя команда – наивные люди, но к нам больше подходит слово искренность. Хочу использовать свои знания и отношение к жизни для того, чтобы попробовать что-то изменить. Считаю, что многое могу сделать лучше – как минимум, очень постараюсь.

- Ты говоришь о работе исполнительной власти, а идти собираешься в депутаты, в представительную. Где логика?
- Представительная ветвь более независима, в исполнительной власти сильна иерархия, которую называют вертикалью. Как независимый депутат я не буду стороной, буду посередине – отстаивать перед исполнительной властью интересы тех, кто меня избрал. Независимость позволит работать, опираясь на свои ценности, не оглядываясь на исполнительную власть и не подчиняясь жёсткой партийной дисциплине.

- У партийцев в думе дисциплина, депутаты голосуют так, как фракция велит. Самовыдвиженцы могут делать что угодно, но повлиять ни на что не могут – как неуловимый Джо из анекдота.
- Я хочу показать, что остались ещё те, кому не всё равно, кто хочет что-то делать – в силу возможностей, конечно. По теории малых шагов, потихоньку – сто процентов, что не сверну сразу горы, да и не собираюсь сворачивать. Мне не всё равно. И, попробовав, я это чувство или закопаю в себе, или пойму, что могу что-то сделать. Не хочу сидеть дома, хочу через публичность показать, что и как я делаю для людей и для города. А цифровые средства – соцсети, чаты, группы, каналы – дают новые возможности таким как я, у кого нет огромных ресурсов. Через эти каналы донесу, что, почему и как я это делаю – уверен, это будет эффективно.

- Представим невозможное: ты стал депутатом…
-… давай представим это без слова «невозможное» (смеётся). Я стал депутатом, потому что у меня настрой, энергия, команда.

- Против чего будешь или за что?
- Наверное, такая постановка вопроса неправильна: не «против» и не «за», не иду с кем-то бороться. Иду показать, как можно и нужно работать.

- Над чем?
- Над элементарными жизненными делами, над проблемами округа, от которого пойду – а их вал. Надо обеспечить контроль – это раньше называли народным контролем, вникать в мелочи. Недавно в городе сделали комфортные дороги, денег вбухали немеряно, а я связан с инвалидами и знаю, какие предъявляются требования – и вижу, что много допускается нарушений. И такие мелочи – они во всём.
Мне кажется тем, кто во власти – им уже всё равно, а может и всегда было всё равно. Нужна новая волна неравнодушных людей.

- Ты уверенно говоришь о делах на округе – уже определился, по какой территории пойдёшь?
- Да, но не скажу до момента регистрации – пусть это будет небольшой интригой для соперников. Скажу только, что хорошо знаю район, в котором выдвинусь.

- Ты идёшь самовыдвиженцем, хотя был сторонником «Единой России», участвовал в партийных программах, почему выбираешься не от партии власти?
- Это главный вопрос, который мне сегодня задают, а многие даже обвиняют в двурушничестве. Скажу честно: идя в «Единую Россию» в 2015 году, думал о своей общественной организации, о делах инвалидов – был уверен, что партия в этой работе поможет. Я не был активен в политической работе, спокойно занимался инвалидами и доступной средой. А со временем понял, что я партии не нужен, а они видимо видели мои взгляды и понимали, что я «не их», что независимый. И в работе с людьми с особенностями развития партийная деятельность не сильно помогала. Во главу угла, как мне кажется, ставилась прежде всего необходимость отчитаться, нежели сделать что-то действительно реальное. Потом, когда я принял решение пойти в думу, будучи юридически еще сторонником партии, то я пришёл к одному из партийных руководителей и наивно сказал: «Я Саша Шорыгин, хочу в думе работать, вот моя история, вот это я умею», а в ответ увидел, что интереса нет никакого.

- Единороссы не звали тебя на праймериз?
- Сказали, что могу поучаствовать, но безо всякого энтузиазма: кого-то они поддерживают больше, если интерес есть. Как честный человек, я сказал: «Вы меня не видите, а я хочу в думе работать – пойду самовыдвиженцем». Написал заявление, отправил по электронке – тишина, ещё и по почте отправил. Считаю, что о выходе из партийного проекта и из числа сторонников я руководство уведомил и перед «Единой Россией» честен.

22
- Почему не выбрал другую партию? КПРФ, например, сейчас на пике – это бы облегчило прохождение в думу.
- Я не конъюнктурщик, не гонюсь за сиюминутной выгодой – это не мой путь. Сегодня модно ругать «Единую Россию», активно её при этом используя. Какой смысл бегать? Политические партии используют свой ресурс не для работы, там нет души и внятного целеполагания, там набирают политические очки, чтобы повыше продвинуться, перед Москвой отчитаться. Нынешние партии как инструмент не работают – это моё личное мнение. А я в думу приду работать, когда меня изберут.

- Если изберут.
- Когда изберут (смеётся) – моя энергия направлена в ту сторону. Я уверен в себе и знаю, что могу сделать – и готов отвечать за себя и команду.

- Ты предприниматель. Депутатство как-то поможет твоему бизнесу?
- Мой бизнес не связан ни с городом, ни с Ивановской областью.

- Когда-то ты ходил на конкурс на замещение должности главы города. Был спойлером Шарыпова по заданию «Единой России»? 
- Мне часто задают этот вопрос, но это голословные обвинения и претензии. Всех, кто тогда ходил на конкурс, называют спойлерами Шарыпова.
Я, когда шёл на конкурс, ясно понимал, что не выиграю, но тот опыт мне был нужен. Готовился, писал программу, защищал её перед депутатами, что было для меня огромным стрессом. А видели бы вы глаза чиновников, когда я пришёл регистрировать заявку на конкурс! Кто это такой? Что он здесь делает? Кто его звал? Видели бы, как там напряглись…
Я ни с кем никогда не договаривался и до сих пор считаю, что при хорошем раскладе мог быть достойным соперником действующему мэру.

- У тебя бизнес, занимающий много времени, семья с четырьмя детьми, которая требует внимания и душевных сил, ведёшь общественную работу в благотворительной организации. И тут ещё депутатство – чем будешь жертвовать, чтобы найти время на новую работу. 
- Я готов пожертвовать своим личным временем и сном. Когда, а не если, я стану депутатом (улыбается), работа в думе станет приоритетом, ведь будет огромная ответственность перед людьми на округе. Депутатство – это очень важно для меня, я не смогу делать эту работу плохо.

- Когда готовился к интервью и собирал информацию, мне сказали, что в Иванове больше знают другого Шорыгина, Андрея, твоего отца, отставного полицейского полковника, который занимался вопросами компьютерной безопасности и слежки. Говорят, он очень авторитетен и обладает влиянием на местный бизнес – даже после отставки.
Это для тебя то, что в народе называют «крышей»?
- Я вырос в семье офицеров милиции – слово «полиция» до сих пор не произносится как-то. Мой дедушка строил и был директором Ивановской школы милиции, и помню, когда шёл по улице в форме, а на него оборачивались посмотреть, меня наполняло чувство гордости. Мама и папа полковники милиции в запасе, оба на пенсии выращивают огурцы и помидоры. Отец уважаемый – да, авторитетный – конечно. Он много лет ежедневно пахал с утра до ночи, был настоящим милиционером.

- Его авторитет и связи помогли тебе в бизнесе?
- Я же говорил, что не работаю в Ивановской области, где его связи могли бы пригодиться. Свои уважение и авторитет он заслужил сам на службе Родине, я их использовать никак не могу.

- Ты не сам объявил о выдвижении в кандидаты, это очень ярко сделал в социальных сетях твой друг, известный юрист Максим Никонов – тоже, кстати, сын полицейского.
- …больше того – наши отцы были коллегами по работе и дружат.

- …это такая рекламная стратегия – использовать в кампании лидеров общественного мнения?
- Пойдя на выборы я быстро понял, что как Саша Шорыгин не заинтересую широкий круг людей, что надо как-то качественно, имиджево усилиться. Кем? Людьми, которым верю, чьи взгляды на жизнь разделяю. Это, конечно, юрист Максим Никонов с его опытом и авторитетом, и журналист «Барса» Наталья Сергеева – она на информационной передовой, к ней обращаются люди, её знают. И если для многих Шорыгин – это г@но, потому что спойлером был, то Наталье и Максиму верят. Когда это в голове сложилось, я понял – идеальная картина. Отношение людей к команде увеличивает мою силу, рядом со мной уважаемые искренние и душевные партнёры.

- На выборах традиционно голосуют пенсионеры, которых ты вряд ли раскачаешь. На кого будет рассчитана твоя агитационная кампания?
- Я на всех рассчитываю, очень люблю общаться со взрослыми женщинами, как-то располагаю их к себе – это мой конёк (заразительно смеется). Буду стараться по всем фронтам донести кто я и что. И очень рассчитываю на молодёжь, которая раньше никогда не ходила на выборы – очень важно заразить их примером, привести на участки, объяснить, почему так важно прийти на выборы и проголосовать.

Вернуться к списку новостей