Последние
новости
Интервью

Светлана Першина: «Круто быть твоей дочкой»

Разговор о найденном отце, о дочерях и персональной выставке
Автор: Алексей Машкевич
10 мин
08 октября, 2021
В пространстве ArtHub  открылась персональная выставка ивановского фотографа Светланы Першиной «Круто быть твоей дочкой». Это, наверное, самый необычный проект, который мне довелось видеть, потому что тема не придумана Светланой, не высосана из пальца – это история её жизни, её боли, её счастья, которую она рассказывает фотографиями, текстами, аудиофайлами… Светлана берётся за сложную тему отношений дочерей с отцами и делает это без розовых соплей и патетики. И у неё получается. Почему? Наверное, из-за того, что это часть её собственной жизни, часть её личной, очень непростой и очень интересной истории, которую Светлана рассказала мне в интервью.

И ещё – это прекрасные фотографии, настоящее искусство, целый мир Светланы Першиной и её героев. Обязательно сходите в «Нимлофт» и посмотрите выставку, прочтите тексты, послушайте аудиофайлы, погрузитесь в мир любви отцов и дочерей.
1.jpg
Фотограф Светлана Першина с отцом
- Ты востребованный коммерческий фотограф, у тебя много заказов. Зачем тебе выставка, ведь это абсолютно не денежная история?
- Мне хотелось высказаться, а потом показать то, что сняла, работая над проектом «Круто быть твоей дочкой», потому что там много откровения. Делая выставку, я ещё до конца не понимала, что…

- …что натворила?
- Да. Думала, что какие-то вещи только я вижу, только я воспринимаю и меня триггерило по этому поводу. Да и близкие толкали – делай, делай...

- Ты сначала снимала отцов с детьми, а потом родилась идея или изначально работала под проект? Там же настолько разные люди, что…
- Я фотограф и часто снимаю семьи – ко мне приходят на коммерческой основе. А как-то мы пили кофе с Еленой Вячеславовной Колесовой, я ей на эмоциях рассказывала, как встретила отца, как мы с ним познакомились. И она говорит: «Ты такую историю рассказываешь – тебе нужно с делать проект». И это она придумала название.

- Что это за история, которая так зацепила Елену Колесову?
- Ребёнком я росла без отца, с бабушкой и мамой, было тяжелое детство – мама постоянно по больницам. Когда исполнилось 12 лет не стало бабушки, а маму признали недееспособной и запретили воспитывать ребенка. Я, оставшись в абсолютном одиночестве, попала в детский дом. На тот момент у меня не было вопросов – почему только мама, где папа? – в детдоме надо было просто морально выжить. Потом вышла из детского дома, пережила сложный этап восстановления, взросления, закончила техникум художественно-промышленного дизайна, где выучилась на колориста. С мамой начала общаться. Она жила не в Иванове, я к ней ездила, и со временем начала задавать вопросы: «Кто папа? Почему я Сергеевна по отчеству? Расскажи про этого Сергея». А она сказала что-то типа: «В следующий раз все расскажу» – была не готова.
Потом мама написала от моего имени письмо в программу «Жди меня» и дала мне его прочитать. И письма я узнала, что отца зовут Рафаэль Мадатов, он хирург из Тбилиси. Потом оказалось, что он не грузин, а азербайджанец, зовут его Рафик, и ещё мать ошиблась насчет Тбилиси – отец жил и живёт в Баку. Тогда это всё так резко на меня свалилась, я не знала, что с этой информацией делать. Когда росла – ну, черненькая была и черненькая, не было в мою сторону никаких слов, что нерусская. Я и сама себя не отличала от других в детском доме, там же тоже абсолютно разные дети.
фронт-внутрь.jpg
Потом прошло еще несколько лет, появились свои дети. И как-то мне подруга говорит, что есть программа на канале «Пятница!», называется «Зов крови», там ищут родителей. Спросила: «Не хочешь поучаствовать?». А я такая: «Можно попробовать». И прямо при ней, пока она катала мою коляску, набрала заявку на сайте, чтобы не думать, не анализировать, не рефлексировать – и отправила анкету.
Получается как-то так, что по жизни происходит много важных событий, к которым меня подталкивали люди. Поиск отца – это был такой толчок. Как-то говорю собеседнице, психологу: «Боюсь искать отца: ворвусь в чужую семью, а там семья, другие дети, которые не знают о моем существовании. Как они воспримут? Вдруг я разрушу их семью?» А она сказала, что я в любом случае имею право знать свой род, свое племя. И тогда появилась уверенность – я хочу познакомиться, хоть мне и страшно, и я боюсь причинить какую-то боль семье.
Приехала команда передачи «Зов крови», снимали про меня сюжет, спрашивали обо всём, устроили мини-расследование. Я не знала, что отца к съёмке не подготовят, и когда оказалась в Баку, спрашиваю: «Вы его предупредили?». А они такие: «Нет, мы же шоу снимаем».
И вот мы едем в клинику, где он работает, но его там нет. Я связываюсь с ним по телефону, который там дали, и говорю: «Здравствуйте, меня зовут Света. Я снимаю репортаж про врачей из России». Он такой: «Ну, приезжайте». И мы попали к нему в дом, а там жена и ещё какой-то человек. Мы на их территории, и как я все это буду говорить? У нас как принято – встретился в кафешке на нейтральной территории, поговорил, а тут прямо в дом попали. Было много чувств. Смотрю на отца, он уже взрослый мужчина, а я вижу в нём свое отражение. Как так?
Показала ему мамино письмо. он выслушал мою историю и абсолютно спокойно сказал – здорово! И его жена так же всё восприняла. У них за 10 лет до моего появления трагедия случилась – погибла взрослая дочь. И они восприняли моё появление как знак, что ли. Не знаю. Их дочь погибла в сентябре, и я в их жизни появилась в сентябре. На таком драматически-веселом фоне мы познакомились.

- Отец потом в Иваново приезжал, внуков видел?
- Да, у азербайджанцев любовь к детям в менталитете. Я весь август провела в Азербайджане – там не важно, сколько лет мужчине, какой он пост занимает, берёт в охапку детей и идёт с ними играть на площадку. И с чужими уже как со своими общается через пару минут.

- Теперь у тебя есть новое видение отношений отца с дочерью. А отношения твоей дочки с отцом – твоим мужем – близки к идеалу?
- С момента старта съёмок проекта отношения внутри семьи очень изменились. Появилась какая-то внимательность друг к другу, нежность, больше тепла и понимания. Я прям очень радуюсь, как сейчас супруг с детьми общается.

- Ты до этого проекта в основном снимала моду и семейные постановки.
- Да, когда Елена Колесова сказала мне: «Делай этот проект», я такая: «Да как вообще?». Мне было очень сложно. Знаю, как с детьми работать на съемочной площадке, как с женщинами – а как с мужчинами, не очень понятно было. Как взрослого серьезного человека вывести на какие-то эмоции, расслабить, создать такую атмосферу, чтобы было «как дома». Начала пробовать снимать друзей с их родителями. Потом маленьких детей, потому что с ними проще. И так постепенно привыкала, перебарывала страхи.
2.jpg
- Сколько времени ты делала проект?
- Два года. С остановочками.

- Ты закрывала какой-то гештальт?
- Наверное. Но мне ещё хочется снимать. Я сделала выставку, но не хочу на этом останавливаться. Пробовала снимать сыновей с папами, но мне показалось, что эта тема еще сложнее.

- Все фотографии на выставке – фрагменты фотосессий, в том числе, и заказных. Как люди, изображенные на фото, относились к тому, что часть их личной, почти интимной жизни, станет достоянием публики? Никто не был против?
- Этих людей я снимала именно для проекта. Они знали, на что идут, что может быть выставка.
3.jpg
- Тексты под фото сама писала?
- Нет, просила самих людей писать. Кому-то конкретные вопросы задавала – что хотела от них узнать – какой-то фрагмент из жизни, воспоминание. Иногда же самому очень сложно взять, и написать. Кто написал, тот написал.
5.jpg
- А был кто-то, кому ты предложила поучаствовать, а он отказался?
- Только один человек сказал «мы подумаем» и пропал.

- В аккаунте пространства ArtHub, где ты выставилась, написано о меценатском вкладе Натальи Львовны Петровой. Это жена предпринимателя Романа Петрова?
- Да, она помогла финансово с организацией экспозиции.
4.jpg
Роман и Наталья Петровы с детьми и внуками
- ArtHub – это пространство с очень странной репутацией, где проекты иногда за гранью фола. Тебя это не смущает?
- На фоне ковида было очень сложно в какое-то такое прям государственное выставочное пространство попасть. Мы с Натальей общались по этому поводу, она сказала: «Я узнавала, там очень сложно». На данный момент времени ArtHub стал идеальной площадкой, там всё срослось – и пространство, и время. И меня не смущает то, что было до меня.

- На твой взгляд, в Иванове есть культурная среда?
- Есть, конечно.

- Ты ощущаешь себя ее частью?
- Хочется верить, что я в культурной среде, но не знаю.

- Ты скорее одиночка?
- Есть ощущение, что да. Но не из-за того, что мне классно одной, – мне не хватает общения. Не хватает чего-то такого, чтобы я могла делать больше.


Разместить рекламу на «Слухах и фактах» ЗДЕСЬ


19 октября 2021
Все новости