Последние
новости
Интервью

«Выходи на работу и не задавай вопросов»

Игорь Старкин – про гений места, палешан, «Стрелку» и вдохновляющую пыль
Автор: Анна Семенова
20 мин
29 апреля, 2021
На стенах кабинета главы Палехского района – три огромных лаковых панно. Нынешний хозяин кабинета Игорь Старкин с удовольствием рассказывает, что раньше они размещались в местном доме быта, а когда здание приватизировали, кто-то забрал эти панно и принес в администрацию. «Эти панно сейчас миллионы стоят», - поясняет Старкин. И это только одна из многочисленных легенд и мифов Палехского района, которые Игорь Вадимович, похоже, может излагать часами.

Старкин, несмотря на свой солидный бэкграунд (выпускник мединиститута, начальник финансово-казначейского управления ивановской мэрии, банкир, замглавы Приволжского района) и на то, что в Палехе он работает только около трех лет, очень органично вписался в местный ландшафт. Он сыплет именами и фамилиями палехских художников, рассказывает о «таких людях из столицы, которых тут можно встретить в шортах!», рассуждает о стилистических тонкостях и трансформации палехской лаковой миниатюры вперемешку с рассуждениями о бюджетном процессе и коммунальной инфраструктуре.

Тем интереснее было поговорить с Игорем Вадимовичем о том, каково это – быть главой района, у которого своя длинная и самобытная история и к которому проявляет пристальный интерес губернатор.
IMG_3620.jpg
Фото: Алексей Машкевич
- Игорь Вадимович, в начале апреля появились слухи о том, что вы уходите с должности главы Палехского района. И даже называлась кандидатура вашего преемника – Андрей Мельников. Так что же, вы уходите или нет?
- Да, были у меня такие настроения. Правда, они были еще в 2018 году – я тогда решил завершить свою работу в Приволжском районе. Возраст уже сказывается – я 1959 года рождения, хотелось пожить для себя, поездить, страну посмотреть. А то ведь так и не успеешь: моих ровесников на кладбищах всё больше и больше. А оттуда, как говорил Валерий Васильевич Троеглазов, еще никто не позвонил и не пришел. Так что я ушел в отпуск в мае 2018-го и решил, что из него на муниципальную службу уже не вернусь. Но вот видишь, как получилось…

- А как получилось?
- В мае 2018 года, пока я был в отпуске, мне позвонил Станислав Сергеевич (Воскресенский, губернатор Ивановской области. – прим.ред.), предложил поработать в Палехе. Тогдашний глава района Алексей Мочалов тяжело болел, и встал вопрос о преемнике. Вот мне Станислав Сергеевич и говорит: надо помочь, к тому же ожидаются большие инвестиции в Палех. Ты человек опытный, надежный, поработай немного, поддержи.
И как раз в этот день вечером в Палехе проходили публичные слушания по самому первому проекту «Стрелки» - реконструкции площади в рамках федеральной программы «Формирование комфортной городской среды». И губернатор мне говорит: «Ты, кстати, туда съезди. Заодно посмотришь и с людьми познакомишься».
А я и не знал ничего ни про «Стрелку», ни каких-то подробностей про Палех. Сел в свою машину, думаю: «Ну, ладно, съезжу посмотрю, что там такое». Захожу - полный зал народа, сидят представители «Стрелки», проектор, все шумят. Думаю: «Куда же я попал? Надо же, как интересно». И в процессе вот этих публичных обсуждений - губернатор тогда не присутствовал - я понял, что здесь совершенно другая среда, другой уровень общения. Здесь интеллект, здесь забота о том месте, где ты живешь, совершенно не бутафорская, не поддельная. Здесь всё настоящее, от жизни.
Там были художники, причем самого разного возраста, и они говорили про парки, про дорожки, говорили про среду, про елки - что их надо сохранить, потому что они 70 лет назад посажены и под этими елками они первый поцеловались, первый раз признались в любви. Здесь с каждым местом, с каждой точкой притяжения для палешан связано какое-то событие их жизни. И я чувствую, что сюда нельзя заходить с грязными руками, как посторонний, с какими-то общими подходами и всё ломать - не прокатит.
Маленький пример. Выступала Ирина Вадимовна Ливанова, Заслуженный художник РФ. Говорит: «Вы зачем сюда, в парк заходите, кладете асфальт, плитку? Да вы же не понимаете, что пыль, простая сельская пыль является источником моего вдохновения».
И я подумал, что тут действительно интересно, и надо бы задержаться здесь. Потому что с этими людьми интересно работать.

- Азарт появился?
- Да, азарт, кураж. И появилось желание приобщиться к этим людям, к их жизни.

- А как представители «Стрелки» реагировали на критику со стороны палешан? Обычно они все замечания и предложения просто игнорируют, по крайней мере, в Иванове.
- В Палехе всё было совсем по-другому. Там были специалисты высокого уровня из Москвы, и их этот азарт, эта энергетика тоже захватила, они были вовлечены в процесс обсуждения, и это было не фальшиво. Они готовы были слушать. И, мало того, они учитывали замечания. А потом, когда люди разошлись, они мне сказали: «С Палехом не прокатит». И это действительно так. Потому что люди здесь, во-первых, говорят дело, они же художники. А во-вторых, жители участвуют в реализации всех этих концепций.
А «Стрелке» - что бы теперь про них ни говорили, вы в том числе – я очень благодарен. Потому что они провели здесь огромную работу: натурные исследования, разработали множество концепций, которые тут можно реализовывать еще лет 10, сделали рекомендации по увеличению турпотока. Это очень важно, потому что в Палехе специалистов такого уровня просто нет. И никогда, наверное, не будет. Нанять их мы не сможем – слишком дорого для муниципалитета. А тут они выполнили эту работу в рамках федерального финансирования, и мы получили огромный задел, на который будем ориентироваться в дальнейшем.

- Мы с вами на «Стрелку» отвлеклись, хотя начинали говорить про вашу работу в Палехе.
- Да, ты меня останавливай. Те публичные обсуждения создали для меня серьезную мотивацию на работу. Это не Приволжск, тут совершенно другая аура, другая атмосфера, другая среда, прежде всего, человеческая. 600 художников – это же такой значительный фактор!
Так что я согласился поработать в Палехе. Станислав Сергеевич предупредил: «Я тебя прошу – работать с полной самоотдачей». Я говорю: «Ну, я по-другому не могу». Он говорит: «Вот и давай. Я буду помогать. То, что сейчас будет делаться со стороны правительства РФ, - это подарок для Палеха. Я понимаю, что там проблемы с водой, с дорогами. Но сегодня есть целевые средства, которые надо грамотно, честно и максимально эффективно использовать».
Прошло почти три года. Я не знаю, мне тяжело оценивать результаты своего труда. Но, по-моему, Палех перезагрузился. Потому что формирование комфортной городской среды и общественных пространств потянули за собой, как и ожидалось, комплексное развитие всей территории.

- То есть? Вам дали денег на что-то еще?
- Конечно, например, дорогу Шуя – Палех включили в программу «Безопасные и качественные дороги». И «Ласточка» стала останавливаться в Шуе – я совершенно не верил в то, что это возможно. А для Палеха, для развития турпотока это важно: люди могут с комфортом добраться до нас. Мы синхронизировали расписание автобусов с прибытием «Ласточки» в Шую, палехские художники даже разработали дизайн маршруток. Пока не реализовали эту идею, но сделаем, это точно.
IMG_4888.jpg
Фото: Алексей Машкевич
- Мне кажется, что проблема с водоснабжением важнее, чем раскраска маршруток. Каждое лето в Палехе начинаются скандалы по этому поводу.
- Да, это традиционная палехская проблема, она же десятилетиями тянется. Но такие вопросы характерны не только для Палеха: во многих городах и селах инфраструктура, построенная в 50-х – 70-х годах прошлого века, ветшает. Это общероссийская проблема, и недаром про это говорит президент страны.
У нас сейчас, слава богу, решился вопрос с отоплением, есть понимание, в каком направлении двигаться. Но кроме водоснабжения, есть проблемы с очистными сооружениями. Нас обещали включить в программу на следующий год, ПСД мы разработали, обошлось это почти в 6,5 миллионов рублей. Экспертизу прошли. Очень надеюсь, что работы начнутся в следующем году.

- Есть версия, что один из минусов проектов «Стрелки» - в том, что вся эта красота очень дорогая в содержании. И бедные муниципалитеты после реализации проектов не знают, где взять деньги на то, чтобы ее поддерживать. Ну и до сих пор рассказывают легенды, как вы лично ходили из гранитной крошки на площади окурки и шелуху от семечек выковыривать, собственными ручками.
- Ну, не совсем так, не ручками, но ногой - да. Потому что с гранитной крошкой - это вообще... Все уже поняли, что это была ошибка, но деньги уже были затрачены, и что-то с ней надо было делать. Говорят, после опыта с Палехом ее вообще по России использовать не будут. Ну, это так.
Про содержание – да, у нас встал вопрос, на какие деньги это содержать, да так, чтобы сохранить первоначальный вид. И пришлось опять мозги включить, потому что Палех, повторю, требует к себе внимательного отношения. Я предложил каждую клумбу на площади закрепить за конкретными людьми – только добровольно! – которые неравнодушны к этой земле. И которые действительно будут ухаживать за ними.

- И такие нашлись?
- Конечно! Мы даже таблички поставили, получились именные клумбы, только вот на зиму их убирали. Городской совет, общество инвалидов, Палехская средняя школа, ЦРБ. Вон, смотри – там сейчас крокусы цветут. Когда решили их высаживать, я думал: ну всё – вытопчут или выкопают. Нет – вон как расцвели. Потом тюльпаны будут.
Вообще здесь (на Воскресенской площади – центральной площади Палеха, где реализовывался самый первый проект «Стрелки» в Ивановской области. – прим.ред.) 16,5 тысяч многолетников высажено. Они теперь будут расти всегда. И никто ничего не воровал – более того, люди сюда свои цветы приносили, чтобы высадить. Это и есть та самая гражданская инициатива. Я же говорю, здесь особенная атмосфера и люди особенные.
Но давай про содержание объектов благоустройства. Мы ликвидировали в администрации отдел городского хозяйства, создали муниципальное казенное учреждение, которое благоустройством занимается. Назвали «Отдел благоустройства». Дали туда технику, со всех школ собрали трактора, людей собрали. Отдали им уличное освещение, содержание кладбищ, благоустройство, нашли хорошего директора…

- Подождите, как это вы из школ трактора отдали? В Палехе в школах есть трактора?
- Не поверишь – были. В одной школе открываем гараж – а там стоит трактор, новенький, всего 5 моточасов. Мне директор нашего отдела благоустройства и говорит: этот трактор выиграли на смотре производственных бригад, когда я еще в этой школе учился. В общем, три трактора у них теперь. Выкашивают траву, красят ограждения, все, что надо – делают. Второй год так работают, и я особых проблем с содержанием не вижу. Да, я с подрядчиков гарантийные обязательства выполнять требовал так, что они от меня шарахаться стали. А как по-другому?
Ну нет у нас денег много техники закупать. Я иногда просто клич кидаю по тем же художникам: дайте косилку, дайте воздуходувку. Крошку-то не прометешь – там воздуходувка нужна. А в крошке листья, семечки. Ну любит Палех семечки.

- И все-таки, откуда взялись слухи о вашем скором уходе из Палеха? Раз у вас тут всё так интересно.
- Понимаешь, за эти три года, как мне кажется, действительно получилось многое если не сделать, то сдвинуть с мертвой точки, задать определенное направление. И у меня встал вопрос – что дальше? Я подумал, что все-таки надо уходить на покой, потому что тренд задан, Палех пошел вверх основательно. Проекты разработаны, их реализацию начали. И можно заканчивать здесь работу.
Я, Ань, думал, что все хорошо. Я ухожу, заканчиваю здесь свою работу. Придет достойный преемник, подхватит то, что я начал, и перезагрузка в Палехе продолжится. Но этого не оказалось.

- Не оказалось преемника, или не оказалось перезагрузки?
- Получилось так. Я проявил слабость в одном: не уволился сразу. Но у меня же неотгулянные отпуска накопились, я подумал: надо воспользоваться. Вот, ушел в отпуск, отдыхаю, здесь в статусе исполняющего обязанности работает человек, которого подобрали в ДВП. Потом отпуск закончился, надо увольняться. Мне говорят: нет, ты возьми еще за свой счет, поживи пока на пенсию. У меня пенсия 16 тысяч, я думаю: ну ладно. И недолго я был в этом отпуске за свой счет: звонят из ДВП. «Ты где?» - «Я в отпуске». – «Выходи на работу завтра». – «А там же преемник?» - «Выходи и не задавай вопросов».
Я и вышел. Мне даже показалось, что все обрадовались. Вроде как народная любовь. Так и остался пока. Говорят, рано еще жить для себя.
И знаешь, когда сюда вернулся, увидел, что пошло все вниз. И мне стало как-то немножко... даже не обидно, а грустно от того, что я вроде тренд-то задал, а он не пошел туда, он пошел вниз по некоторым проектам. За два с половиной месяца.

- Почему?
- Я не понял, почему, то ли отсутствие опыта, то ли еще что-то. Но решил, что если уж уходить отсюда, то только при условии, что вот эти изменения будут необратимыми.
IMG_4885.jpg
Фото: Алексей Машкевич
- Сейчас главы муниципалитета все-таки не всегда вольны выбирать сами, сколько лет пробыть в должности. Много разных факторов есть.
- Если по законодательству считать, до следующих выборов депутатов совета, то это лет 5 получится. Ну, на самом деле – сколько получится – столько и отработаю. Сейчас вот в конкурсе на главу района опять участвовать буду – выберут или не выберут депутаты. Если выберут, то 15 июня опять вступлю в должность.
В общем, пока работаю здесь. И хочется работать. Мы же сейчас продвигаем Палех как культурную столицу Ивановской области. Потому что эта аура, которую создает такое количество художников, это интеллект, они же все погружены и в федеральную, и в международную повестку. Общаешься с ними – и понимаешь, что тоже и интеллектуально обогащаешься, развиваешься, начинаешь понимать их жизненные принципы и смыслы. Они позитивные, они созидательные у всех, и ты тоже заражаешься их пониманием мира. Начинаешь понимать свою роль и свое место в этом мире. Например, что надо что-то для Палеха сделать.
Мне очень важно вот это взаимопонимание и общение с местным, в том числе художественным сообществом. Они умные, с ними интересно. Раньше между властью и этим сообществом была некая стена, поэтому всё отношение художников к власти было построено на каком-то протесте. Но они ведь часто дело говорят и сами готовы подключаться к работе. И мне вроде удалось найти с ними общий язык, меня тут вроде приняли. И я уже перед ними свою ответственность чувствую: они ко мне со всей душой, а я на покой захотел? Это, кстати, тоже была одна из причин, по которым я тут остался.

- Когда речь заходит о развитии туризма в небольшом населенном пункте, эти городски и поселки «затачивают» под туристов. А местным жителям становится не очень комфортно, они в родном городе обслуга, не более того. Яркий пример – Плес, где местные жители живут в верхней части города, а нижняя – для туристов с деньгами. Как вы себе представляете развитие туристического потенциала в Палехе? Это будет лубок для туристов? Или будете создавать условия для того, чтобы люди здесь жили?
- Я и вся наша команда работаем над тем, чтобы создать условия для жизни, прежде всего, для местных жителей. Потому что коммунальная инфраструктура изношена, канализации нет, а на ночь здесь выключают уличное освещение, потому что денег нет. Как привлекать инвесторов и туристов, если нет канализации?
Конечно, можно умиляться, глядя на деревянный туалет, и говорить, как это аутентично. Но мы-то понимаем: все-таки ХХI век на дворе. И инфраструктура должна быть для местных жителей. Потому что я на них работаю, я ими избран – хотя это и пафосно звучит. И присягу я давал жителям.
Туризм, естественно, надо развивать. Но мне кажется, что пока нет экономических основ для развития эффективного туризма. Ведь мы, когда говорим про развитие туризма, подразумеваем монетизацию турпотока?

- Безусловно.
- Мы хотим зарабатывать на этом. В прошлом году, например, мы заработали. Конечно, ковидный год, ограничения, турпоток упал. Но нам вернулись люди, которые работали в Иванове или в Москве, приехали дачники, в результате мы получили доходы бюджета выше, чем в 2019 году. И не получили дотацию из бюджета области на компенсацию выпадающих доходов из-за коронавирусной инфекции. Она ведь как рассчитывалась? Смотрели, сколько собственных доходов было в 2019 году, сколько в 2020-м, и разницу компенсировали из областного бюджета. А у нас свои доходы выросли – и мы остались без дотации. Все соседние муниципалитеты получили, а мы – нет.
То есть сегодня невыгодно повышать потенциал территории, которая изначально была дотационной. Не заработал определенный объем собственных доходов бюджета – получил дотацию на выравнивание бюджетной обеспеченности на душу населения. Заработал – не получил дотацию или получил, но меньше. Но мы на своей территории никогда не заработаем столько, чтобы отказаться от этой дотации. При этом чем больше мы зарабатываем, тем меньше получаем от области. Получается, что сегодня муниципалитеты просто не заинтересованы в повышении своего экономического потенциала, потому что в итоге денег в бюджете будет столько же.

- А ради чего тогда что-то развивать, тот же туризм?
- Разве что для того, чтобы бизнес поддержать и население. Потому что это новые рабочие места, объем продаж, люди начинают зарабатывать деньги. Возникает вопрос - а бизнес будет налоги платить в бюджет от этих вот выручек?

- И в какой бюджет?
- Да, и в какой бюджет. Опять же, возникает коллизия.

- В последнее время появилась интересная тенденция: в Палех приезжают люди из других регионов и остаются здесь жить. Почему это происходит, как вы думаете?
- Вообще очень интересно, кто и зачем сюда приезжает. Здесь, действительно, много чего можно найти, но Палех открывается не всем. Что обычно интересно туристам? Посмотреть что-то необычное, купить сувениры. В Палех приезжают только те люди, которые его понимают, которые знакомы с этим искусством. Это коллекционеры, художники – целевая аудитория. И когда мы говорим о развитии туризма, о мероприятиях, мы ориентируемся именно на эту аудиторию. А такого массового туризма, как было в советские времена, когда сюда приезжали сотни людей на огромных автобусах, вряд ли стоит ждать. Да и не надо это – у Палеха своя атмосфера.
Да, люди остаются здесь жить – здесь есть магия места, гений места. Я пытаюсь понять его силу, оно вроде и простое, но и загадочное. Здесь немало художников, которые приезжают из других регионов и остаются. Это просто удивительно. Я не понимаю, почему. А они говорит: «Здесь легко, здесь место другое, здесь дышится хорошо. Здесь творчество, дух творчества».
При этом они же многое тут меняют, развивают бизнес. Например, есть планы открыть тут медицинский центр – чтобы в Шую не надо было ездить. Открываются пекарни, создано производство сусального золота – в России было всего две компании, которые его делали, но они закрылись. А как палехским художникам без золота?

- Нет у вас мыслей, что, когда начнете жить для себя, все-таки надо жить здесь?
- Никогда не думал в этом направлении. Потому что палешане очень тонко чувствуют отношение и к Палеху, и к работе. И если я куплю здесь участок, начну строить дом, это будет как-то неправильно.
06 мая 2021
Все новости