Последние
новости
Интервью

«Иваново – интереснейший город, который сам себя не знает»

Руководитель московского музея Алексея Толстого – про роскошество малых городов, залежи культурных артефактов и то, чем должны быть музеи сегодня
Автор: Анна Семенова
18 мин
25 марта, 2021
Многие ивановцы считают областной центр неинтересным городом. Даже несмотря на то, что в последние годы немало усилий было потрачено на раскрутку Иванова как города авангарда и конструктивизма. А каким видят наш город его гости? Не те, кто приезжает по приглашению властей, скажем, прокатиться на паровозе – им по определению не комильфо оставлять критические отзывы.

В январе этого года в Иванове гостила Инна Андреева, заведующая московским музеем-квартирой Алексея Толстого (это одно из подразделений Государственного музея истории российской литературы). Она была здесь с частным визитом, так что говорить о какой-то ангажированности не приходится. К тому же, на мой взгляд, ангажированность и Инна Георгиевна – вещи несовместные. Человек, который не стеснялся возражать Владимиру Мединскому в его бытность министром культуры (а такой поступок в музейных кругах – нечто из ряда вон выходящее), вряд ли будет лукавить и в разговорах о том, надо ли приезжать в Ивановскую область, зачем это делать и можно ли сделать музеи, в том числе провинциальные, интересными для всех.
Андреева_плес.jpg
Фото: аккаунт Инны Андреевой в фейсбуке 
- Инна Георгиевна, вы в Ивановской области бываете, но каждый раз, скажем так, неофициально. Почему вы приезжаете сюда?
- Первым городом вашей губернии (да-да, Инна Андреева называет регионы губерниями, и это только одна из ее «фишечек» – прим. авт.), где я побывала, стала Кинешма. Город чрезвычайно атмосферный, теплый и уютный. У вас там потрясающий драматический театр, в котором создан целый ряд интересных постановок. Одна из московских режиссеров, Наталья Тимофеева, много лет сотрудничающая с нашим Домом (так Инна Георгиевна называет Музей-квартиру А.Н.Толстого. Есть у него еще одно название – «Гнездо» – прим. авт.), ставит спектакли в Кинешемском драматическом театре. Она сделала уже три спектакля, в частности, «Бесприданницу» – потрясающую постановку, очень стильную, с чудесной сценографией, прекрасной игрой актеров, не нарушающую, что весьма важно, мысль и оригинальный текст Островского. Обязательно посмотрите. Я приезжала на одну из премьер и была приятно удивлена, покорена увиденным. Кроме того, несколько лет назад мы проводили Всероссийский проблемный музейный семинар в Щелыково, жили в отеле на дебаркадере в Кинешме. Чудесное Щелыково и его прекрасные сегодняшние обитатели – это отдельная и весьма обширная тема разговора.
В Иванове я впервые побывала в прошлом году, и главной целью была встреча с друзьями. Мы приехали в гости к прекрасной ивановской художнице и чудесному человеку Татьяне Маловой. Однако у меня был еще и профессиональный интерес – съездить в Палех. Мало кто знает, но Алексея Николаевича Толстого связывали с Палехом достаточно крепкие узы.

- Никогда об этом не слышала.
- Алексея Николаевича многое связывало с Иваном Ивановичем Голиковым, одним из самых известных палехских художников, а также с другими мастерами Палеха. В частности, он вел переписку с Ефимом Вихревым, автором книги «Палех». Палехские мастера изготовили и подарили Толстому 6 шкатулок на сюжеты из его романа «Петр Первый». Две из них и по сей день хранятся в фондах нашего музея.
Палех_а.jpg
Зимний Палех глазами Инны Андреевой
Фото: аккаунт Инны Андреевой в фейсбуке  
В ту поездку свой профессиональный интерес я удовлетворила. Я увидела и почувствовала атмосферу дома Ивана Голикова, по счастью, узнала также об одном письме, написанном Алексею Толстому, которое ранее мне не было известно. Хотя серьезного общения с научными сотрудниками не получилось. Они то ли не очень были готовы к общению, то ли растерялись. Но в любом случае я им чрезвычайно благодарна.
По дороге в Палех мы накоротке останавливались в Шуе, и в целом впечатление от этого городка было потрясающее: это какой-то фейерверк самых разных оконных и дверных наличников! В целом, я была просто очарована вашими губернскими городками и селами. Они настолько атмосферные, что в какой-то момент я поняла: тут просто залежи того, что меня в дальнейшем может заинтересовать. Сюда надо приезжать еще и еще раз.

- У нас во многих городах и селах сохранились наличники и другие элементы домовой резьбы.
- Именно в Ивановской области! И особенно в Палехе. Такого разнообразия нигде больше не видела, хотя в силу своей профессии очень много езжу по разным губерниям, поэтому много где побывала. Так что такой восторг в адрес Ивановской губернии не случаен.
Но вот Иваново… Что же – Иваново?! Я-то думала, что этот город – эдакое проходное место. То есть мы живем в здесь отеле и каждый день ездим в какие-нибудь малые города. Но оказалось, что это совсем не так, и теперь я хочу приехать летом и поизучать именно Иваново. Сам город, его улицы, интереснейшие заводские постройки. Я очень люблю краснокирпичную архитектуру. Увидев ваши конструктивистские здания, я была вдохновлена чрезвычайно!
Иваново_Ленина_а.jpg
Фото: аккаунт Инны Андреевой в фейсбуке
У вас очень интересные музеи! Поверьте, мне есть с чем сравнивать. Мы были в Музее промышленности и искусства имени Бурылина – мне до сих пор кажется, что для музея это довольно странное, очень уж прозаическое название.

- Его всё равно все называют Бурылинским музеем…
- Вот и правильно, так его и надо называть. Там уникальная коллекция, полагаю, что еще в запасниках много чего интересного есть. Я там очень хорошо поговорила с сотрудниками. И Музей ситца… Когда Танюша Малова говорила, что надо обязательно туда сходить, я кривила физиономию: да ну, цветочки, тряпочки – это не мое. Но когда мы туда вошли…
Конечно, можно не смотреть на ситец – хотя на него там невозможно не смотреть. В этом музее настолько продуманная экспозиция, настолько грамотная, что ты сразу вливаешься в нее, ты в ней растворяешься. Я уж не говорю о самом здании, о модерне, витражах, дверях, окнах, лестницах и так далее. Я помню, как я бегала вокруг здания, чтобы подробно, ничего не упуская, рассмотреть эту красоту.
Витражи.jpg
Фото: аккаунт Инны Андреевой в фейсбуке
Но меня как музейщика поразила экспозиция. Она потрясающе выстроена! Мне сказали, что ее делали в 1980-х годах. Поразительно, но она настолько правильна и актуальна, настолько продуманная и логична, что это экспозиция на все времена. Это очень важно для музея. Вот так я стала живым доказательством того, что не надо ни к чему относиться свысока, думать, что это неинтересно, не зная, что тебя ждет за поворотом, или в данном случае, за стенами одного из губернских музеев. И если музей «правильный», будет полное проникновение. В данном случае оно произошло. Я очень хорошо помню, до мельчайших деталей, станки, их модификации – что, казалось бы, мне должно быть вообще неинтересно. Но мне было интересно!
Андреева_ситцы.jpg
Фото: аккаунт Инны Андреевой в фейсбуке
Еще мы были в музее семьи Цветаевых – это вообще мое, родное. Я даже завидовала этой чудесной территории, тому, что из окон музея виден тот самый храм, где служил дедушка Марины Ивановны. Очень понравилось и мемориальное пространство, и этнографическое, где проходят музейные мастер-классы, занятия, концерты. Это правильный подход. Для музеев сейчас очень важно привлечь к себе людей и влюбить их в себя. Но для этого нужно сделать так, чтобы для гостей это был не музей, а дом. Может быть, даже Дом, с заглавной буквы. Мы работаем именно так. Музей должен быть домом, куда приятно прийти в любое время. Неважно, есть какое-нибудь мероприятие (терпеть не могу это слово) – концерт, спектакль, вечер – или нет, к нам приходят люди. Даже те, кто уже наизусть знает всю экспозицию, приходят поделиться новостями, просто поговорить. Это очень важно. И мне показалось, что музей семьи Цветаевых движется в правильном направлении. А какой у них замечательный кот! Он создает теплую домашнюю атмосферу. При виде его, становится теплее, уютнее душе, и приходит понимание, что и тебя тут ждут.

- Знаете, мне казалось, что в какой-то период музеи – и не только в Иванове – стали превращаться в склады пыльных артефактов.
- Да, а смотрительницы-бабушки сердятся на посетителей за то, что они тут ходЮт – у них это на лице написано. И экскурсоводы, которые тарабанят одну и ту же экскурсию, не включая сознание.
Я очень не люблю однотипные, как сиамские близнецы, экспозиции или выставки. Я их называю «лавками старьевщика», за что часто бываю «бита» на музейных семинарах, конференциях и т.п.. Мы должны не подстраиваться под новые реалии, а органически впитывать их, вплетать в то музейное пространство, которое уже существует. Если говорить о небольших мемориальных музеях, то что мы обычно видим и слышим? Тут стоит одно, тут висит другое, это стол – за ним едят, вот это стул – на нем сидят. Это неверная экскурсия, так нельзя. Надо говорить о дружбах, о том, кто здесь бывал, о каких-то смешных или трогательных историях. Люди не должны быть портретами на стене, они должны оставаться живыми. Когда-то они шутили и совершали глупости, попадали в смешные истории, и это тоже определяет биографию конкретных композитора, художника или поэта. Нельзя строить общение с гостями только на назидательных вещах.
Конечно, такой подход требует большого мастерства от сотрудников музея. Экскурсоводом тоже надо родиться, это не каждому дано. Это театр одного актера. Надо очень тонко чувствовать, что за люди перед тобой, и говорить почти на их языке. Почти! Чтобы все-таки поднимать на определенный уровень. Да, надо быть и психологом. И очень знающим человеком, потому что могут задать самые неожиданные вопросы. И вдруг окажется, что шаг вправо, шаг влево – и ты уже, фигурально выражаясь, поплыл. К сожалению, экскурсоводы, в том числе и в московских музеях очень часто не отвечают своим задачам. Может, поэтому люди не очень-то ходят в музеи. Но если уж завлечь, вовлечь, приворожить, «приручить», что называется, – они будут ходить обязательно. И приведут за собой других. А в сонную лощину никто не пойдет.
Иваново_зима.jpg
Зимнее Иваново глазами Инны Андреевой 
Фото: аккаунт Инны Андреевой в фейсбуке   
- Сейчас Минкульт и регионы считают, что музеи сами должны зарабатывать себе на жизнь. Правильно ли это?
- Я считаю, что это некорректная постановка вопроса со стороны государства. И эта проблема должна обсуждаться. Как и театры, я полагаю, музеи, должны быть на попечении государства. Минкультовцы говорят, что в Европе этого нет. Нет, конечно, но там музеи находятся под патронажем муниципальных властей или региональных, я уж не говорю о том, что музейные сотрудники там получают зарплаты несоизмеримо больше, чем в России, и огромные гранты на научные исследования.

- Ну да, часто забывают, что музей еще ведет научную работу.
- Возьмем вашу бурылинскую коллекцию. Ее же всю надо атрибутировать. Я вам скажу честно – у меня в этот приезд был просто культурный шок от того, что я увидела и в бурылинской коллекции, и в художественном музее. Это потрясающие, уникальные коллекции: и корабельные орудия, и огромная коллекция медалей и орденов, и мебель, и произведения декоративно-прикладного искусства… У каждой вещи, у каждого предмета, у каждой картины есть своя история. Помимо этого, существуют еще и легенды, связанные с этим предметом. Есть какие-то истории приобретения и прочее. Все это надо фиксировать. Это очень серьезная, кропотливая научная работа. И на это тоже надо время, потому что для этого требуется работать во всевозможных архивах, фондах, библиотеках, возможно, в других городах.
Есть еще реставрация – как предметов из коллекций, так и зданий, в которых размещаются музеи. Учреждение никогда не сможет на это заработать – это огромные суммы, это просто физически невозможно, даже если он будет сдавать помещения под свадьбы, конференции, всевозможные посиделки и другие мероприятия.
Можно проводить мастер-классы, платные лекции – но это капля в море, если говорить о финансовых потребностях музея, особенно в провинции. Поэтому серьезные музеи, такие как ваши, не могут существовать без серьезных бюджетных вливаний. Хотя это не значит, что музеи не должны стараться зарабатывать внебюджетный фонд. Мне очень понравилось, как это делает Художественный музей в Ульяновске. Они подружились с Пушкинским музеем, я его до сих пор называют Цветаевским (музей изобразительных искусств имени Пушкина – прим.авт.), и сейчас у них регулярно проходят временные экспозиции из фондов музея изобразительных искусств имени Пушкина. Это дает огромный поток посетителей. Но и здесь требуются деньги на оборудование – а Министерство культуры говорит: денег нет. И приходится что-то придумывать, изворачиваться и пр.

- Когда я приехала в Иваново, первые 10 лет жизни здесь меня удивляло, что ивановцы считают свой город, свою область абсолютно не интересными: нечего посмотреть, отсюда надо уезжать. Потом я к этому привыкла. Хотя мне до сих пор кажется, что Иваново город очень интересный. Здесь совершенно потрясающая, не громкая, не помпезная архитектура, можно ходить и рассматривать каждый кирпичик…
- Я бы назвала Иваново городом контрастов. Вот тебе частные дома, и вдруг рядом огромные многоэтажки. А еще вы забыли упомянуть просто потрясающий сталинский ампир. Его очень много, и я ходила по проспекту Ленина, любуясь им... Я уж не говорю о конструктивизме – даже не о «пуле» и «птице», а о конструктивистских многоквартирных домах. Я даже специально пораньше утром, пока все спали, бежала на улицу смотреть эти дома. Или Рабочий поселок, или краснокирпичный модерн и фабричные здания – такой архитектурой надо гордиться, беречь ее, изучать.
Сталинский ампир.jpg
Фото: аккаунт Инны Андреевой в фейсбуке
Так что в плане архитектуры Иваново – настоящая жемчужина, такое количество стилей, смешение их на одной улице.

- Такая недооцененность собственными жителями характерна только для нашего города или вы сталкивались с подобным отношением и в других городах? И как можно изменить отношение к собственному городу?
- Это очень сложно переломить. И поэтому надо придумать какие-то проекты, которые показывали бы, в том числе, самим ивановцам, что их город не только интересный, но и особенный.
Я бы начала с художественного музея. И раскрутила бы так, что мало бы не показалось. Там такая потрясающая коллекция, что совершенно непонятно, почему ее не задействуют широко. Когда я увидела там Головина, Бенуа, Судейкина, Врубеля, Григорьева – я не верила своим глазам. Только на этом можно делать что-то вроде дягилевских «Русских сезонов», подключить ваши театры, популярные ивановские площадки, парки, набережные – такие проекты выстреливают, мы их делаем много лет. Рассказывать об этих художниках, о «Мире искусства», можно сделать неделю, посвященную одной картине или одной теме, которая объединяет картины. Например, у вас есть «Арлекинада» Судейкина и Бенуа.
Нет денег? Да черт бы с ним! Есть энтузиасты, есть люди, готовые поддержать проекты в частном порядке, есть гранты – думаю, если задаться целью, можно решить этот вопрос.
В вашем художественном музее просто залежи, россыпи разных интересностей и совершенно уникальных вещей. Для меня Иваново теперь – кладезь русского модерна и авангарда, во всяком случае, в живописи. Из авангардистов – и Варвара Степанова, и Родченко, и Фальк, да кого там только нет. Когда я была в музее, мне просто хотелось разорваться на части, – смотреть всё и сразу. И на этом материале вашего художественного музея можно такое вытворять и такое придумать замечательное, что народ не будет оттуда выходить!

- У нас у нас в течение нескольких лет осенью проводится фестиваль «Первая фабрика авангарда», в том числе задействуется коллекция художественного музея.
- Авангард авангардом, но я бы делала что-то мирискусническое – очень театральное, нереальное, полусказочное. Представьте себе, по городу будут ходить всякие Пьеро, Арлекины, Коломбины, какие-то страшные незнакомцы в черных домино и т.д. Думаю, это будет более действенно. И я терпеть не могу одноразовые акции – считаю, что это выброс денег на ветер. Это должен быть долгосрочный проект, на весь год, и хотя бы раз в неделю что-то должно происходить в самом музее. И фестиваль как апофеоз. В длинных проектах люди привыкают участвовать, они сами захотят продолжения, сами захотят быть этими Пьеро, Арлекинами, Коломбинами и прочими героями дель-арте. Я так говорю, потому что мы делаем подобное и видим, как вовлекаются в эти движения самые разные люди. Город включается в то, что делает музей, а это именно то, что надо! А там и начальство увидит, что тут – зафонтанировало, там – заискрилось, здесь – у баннеров с копиями картин известных художников столпилась молодежь и прочее – вот и начнут денежку давать. Потому что станет понятно, что это имеет смысл.
Андреева.jpg
Фото: аккаунт Инны Андреевой в фейсбуке
Начинается все с малого. Нельзя ожидать, что сразу, нахрапом все получится. Но я считаю, что в художественном музее можно придумать удивительный проект. Полагаю, что точно так же можно развернуться и в музее ситца, и в других, но художественный музей мне просто ближе. Я мирискусников обожаю. А когда город включится в подобный проект, то и начальство отреагирует, в том числе финансово.

- То есть чтобы государство стало поддерживать эти инициативы, надо еще доказать их состоятельность?
- К сожалению, надо доказывать. Но очень за вас обидно – город интереснейший, но сам себя не знает, и его не знают так, как дОлжно знать. Иваново помнят как город невест. Я среди своих друзей, среди тех, с кем общаюсь, теперь разрушаю этот стереотип. Но здесь нужна движуха, в том числе через музейные сайты, через социальные сети. В пандемию мы все увидели, как эффективно можно рассказывать о своем музее через соцсети, как можно поддерживать связь со старыми друзьями и привлекать новых людей. Сейчас музеи должны становиться некими культурными центрами, которые объединяют множество направлений, являются центрами культурной жизни. А потенциал у вас огромный.
12 апреля 2021
Все новости