Последние
новости
Общество

Очень странное новое дело главврача Куксенко

В исполнении Ленинского районного суда
Автор: Алексей Машкевич
5 мин
18 июня, 2024
Недавно апелляционная инстанция утвердила обвинительный приговор по давнишнему делу о смерти пациента в стоматологическом центре «КРАНЭКС». Суд решил, что виновницей случившегося была врач-анестезиолог Голубая, которой вменили п. 2 ст. 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения профессиональных обязанностей) и присудили к ограничению свободы на срок полтора года с запретом заниматься лечебной деятельностью на срок один год. Я тогда позвонил Валерию Михайловичу Куксенко (экс-главврач СЦ «КРАНЭКС») и поздравил с тем, что многолетние мытарства закончены: его дело выделено в отдельное производство и, очевидно вот-вот будет прекращено за отсутствием состава преступления. Ведь в приговоре Голубой русским по белому написано, что «указание на то, что <…> действуя умышленно, группой лиц по предварительному сговору <…> главный врач заключил <…> договоры <…>, а Голубая М.М., действуя согласовано с ним, непосредственно выполнила указанные услуги», которые «создавали реальную угрозу жизни и здоровья пациентов в ходе проведения оперативных вмешательств, не подтверждается доказательствами, представленными стороной обвинения». И ещё: «нарушения, которые были допущены Голубой М.М., обусловлены личным нарушением профессиональных обязанностей, и именно они находятся в прямой причинно-следственной связи с наступившими последствиями в виде смерти Нужина». (Простите за длинную скучную цитату, но без неё никак.) Если перевести с юридического на бытовой, то суд установил, что в смерти Нужина виновата только врач-анестезиолог, которая ни с кем ни в какую преступную группу не входила. Тем же приговором с ЗАО СЦ «КРАНЭКС» взыскали 1 500 000 рублей в качестве компенсации морального вреда – и опять никакого Куксенко.

И тем не менее, тогда Валерий Михайлович сказал тогда: «Нет, ничего не изменилось, мои судебные мытарства продолжаются». Оказалось, прокуратура Ленинского района продолжает настаивать на виновности бывшего главврача и на том, что он действовал вместе с Голубой «умышленно, группой лиц по предварительному сговору». Какой сговор? – спрашивает Куксенко в судебном заседании. Между ним, главным врачом, и подчиненной ему Голубой существовали отношения начальника и подчинённого, регулируемые трудовым договором. Да и вступивший в законную силу приговор Голубой создаёт для Куксенко преюдицию (требование в судебном разбирательстве принимать данные о его невиновности как факт, без проверки доказательств). Там же написано, что «факт предварительного сговора между лицом, в отношении которого дело выделено в отдельное производство (Куксенко – ред.), с врачом Голубой М.М., работающей в центре по совместительству, судом не установлен». И Валерий Михайлович 15 апреля на первом же заседании просит судью Ленинского суда Карпычева прекратить его уголовное преследование «за отсутствием в деянии подсудимого состава преступления».

Но нет, судья Карпычев дело не прекратил, а прокурор Карлов огласил прежнее обвинительное заключение, опять вменяя Куксенко совершение тяжкого преступления, совершённого группой лиц, причинившей смерть пациенту Нужину, – как будто приговора Голубой нет в помине.

Валерий Куксенко, за много лет своего уголовного дела видевший в суде и в следствии разное, повёл себя в этой ситуации нестандартно – написал заявления в полицию и областному прокурору Андрею Жугину (есть в распоряжении редакции) о том, что помощник прокурора Ленинского района города Иваново Карлов его оклеветал, обвинив в совершении тяжкого преступления, тем самым «унизив честь, достоинство и репутацию». Куксенко просит полицейских возбудить в отношении Карлова уголовное дело, а Жугина взять это дело на контроль.

Чувство юмора – это, конечно, здорово, но хотелось бы понять, как такое возможно? Знатоки местной юридической жизни накидали несколько версий, но они не вдохновляют, если честно.

Одни говорят, что это уголовное дело много лет из чувства личной мести педалирует печально известный судья Петухов, потому что умерший пациент – его тесть. И Петухов якобы настроил местный судейский корпус на посадку Куксенко. Зуб за зуб, что называется.

Адвокаты уверены, что следствие уже на самых первых этапах допустило грубые ошибки, а в основу обвинения положена экспертиза, которую следователь Почерников заказал непонятно кому и оплатил непонятно как, а прокуратура, не глядя и не вдумываясь, согласовывала. И теперь и следаки, и надзорники берегут честь мундира.

Есть и ещё версии, разной степени правдоподобности.

А я вот на что хочу обратить внимание. Обвинитель Никита Карлов – это тот прокурор, который «проспал» подачу апелляции по необыкновенно мягкому приговору в деле о развратных действиях экс-сотрудника СУ СК Александра Зяблицкого в отношении двенадцатилетней девочки. Публичных оценок действий (или бездействия) Карлова никто пока не слышал, хотя облпрокурор Жугин лично исправлял его ошибки, подавая кассационную жалобу во Второй кассационный суд общей юрисдикции.

И вот опять сомнительное обвинение, и опять Карлов. Интересно, это совпадение или тенденция?
14 июля 2024
Все новости