Последние
новости
Общество

Главврач Валерий Куксенко vs судья Юлия Раскина

Ещё раз о специальной судье Ленинского районного суда
Автор: Алексей Машкевич
7 мин
12 сентября, 2022
Об уголовном деле Куксенко я писал год назад, фабулу пересказывать не буду, прочитайте здесь, если не помните. Сегодня сосредоточусь на игнорировании аргументов Валерия Куксенко судьёй Ленинского районного суда Юлией Раскиной. И о безграничном доверии, которое Раскина испытывает к любым аргументам и действиям следователей.

Рассмотрение дела Куксенко в суде продолжается третий год, конца процессу не видно, он всё больше напоминает сказку про белого бычка, а сам Валерий Михайлович (как и его адвокаты) считает, что суд рассматривает дело с обвинительным уклоном – что, согласитесь, незаконно. Хотя не удивлюсь, если судья Юлия Раскина о презумпции невиновности или не слышала ничего, или давно забыла, или ей запретили строго-настрого о таких вещах думать.

Адвокат Валерия Куксенко не раз заявлял ходатайства о возврате дела на доследование из-за многочисленных нарушений следствия. Но нет, у Раскиной на любые ходатайства, похоже, аллергия. И, чтобы не мучить себя, в начале заседаний говорит, что ходатайства защиты будет приобщать в конце заседания, а потом раз - и «заседание считаю закрытым». А уже приобщённые по какому-то неразумению ходатайства не рассматриваются месяцами, хотя закон говорит, что делать это надо немедленно.

Хотя в деле Куксенко я судью Раскину, если честно, понимаю – если по закону, то процесс давно закрывать надо, а как же тогда честь мундиров? Следовательских, прокурорских, судебных (мантий, конечно, суд у нас по Конституции независим, и никто на него не влияет, ага) … Если начать требовать соблюдения законности, придётся Юлии Сергеевне признать: на осмотре места преступления, например, не было понятых, и протокол осмотра из-за этого – недопустимое доказательство. То, что понятые Маслова и Глебова не присутствовали при осмотре, они лично в суде сказали Раскиной, но та предпочла не услышать.

Или, например, комиссией регулятора (Росздравнадзора) сразу после несчастного случая было установлено, что за это направление работы в стоматологическом центре «Кранэкс» отвечал заместитель главного врача Шагеев, который уже привлечен к административной ответственности, и судом на него был наложен административный штраф. Акт, протокол и решение суда есть в материалах дела, но это никого волнует, а это преюдиция (обстоятельства, признаваемые судом без дополнительной проверки).

Следователи вменяют Куксенко в вину, что на операции не было сестры-анестезиолога, но Минздрав требует подобное только в бюджетных медучреждениях, к частному «Кранэксу» это не относится. Адвокат в ходатайстве суду это объяснял, но разве это аргумент для судьи Раскиной, она систему защищает. Поэтому спокойно принимает версию следствия о том, что преступление было совершено группой лиц по предварительному сговору, а Куксенко организатор этой банды убийц в белых халатах. Ни штатное расписание, ни приходящие в суд специалисты из Росздравнадзора судью переубедить не могут, Раскина их показания игнорирует.

А уж о таких малостях, как неразъяснение следователем Королевой статьи 51 (нарушение) доктору Голубой и непредупреждение экспертов об уголовной ответственности за дачу ложных показаний и говорить не приходится – на них судья Раскина просто не реагирует. Тоже, видимо, считает, что квалификация следствия сильно упала, и не может со следаков ничего требовать, даже следования букве закона, чего уж о духе говорить.

Или вот следователь написала, что приложила фототаблицу к протоколу 25.10.2017 года, а на самом деле фотографии попали в материалы дела только 21.03.2018, о чём есть рапорт Артёма Сосновикова, тогда ещё руководителя первого отдела СУ СК, проводившего расследование (нарушение).

Или история с установлением подлинности подписи потерпевшего, и её экспертизой, на которую послали неизвестно откуда взятые образцы – об этом тоже судье Раскиной направляли ходатайство, которое так же осталось без движения.

Ну и, конечно, апофеоз расследования – это экспертиза №13 от 30 мая 2019 года. Это третья экспертиза в деле – две первые подтверждали невиновность Куксенко, и следователи их попросту проигнорировали. Им, похоже, именно Валерия Михайловича нужно посадить, остальное (и остальные) их не интересует. Две первые экспертизы говорят, что смерть пациента наступила от анафилактического шока, а не от применения и не от превышения дозы лекарства (пропофола). Почему они не понравились? Хороший вопрос.

К этой «тринадцатой» экспертизе вообще полно претензий. Она выполнена непонятно кем и непонятно где, никто из экспертов не предупреждался по ст. 57 УПК РФ, 307 УК РФ (нарушение). Заказал её лично следователь Почерников (требовалось согласование с судом, но такие детали никого не волнуют) за деньги бюджета. Напрашивается вывод о нецелевом использовании государственных средств, но не смешите – судья Раскина сама третий год в Ленинском суде волынку тянет с делом Куксенко за такие же бюджетные деньги, переливая из пустого в порожнее. Думаете, она о государственных деньгах печётся?

В заседании суда следователь Почерников сказал, что права и ответственность по статьям 57 УПК РФ и 307 УК РФ экспертам не разъяснял (нарушение). И именно Почерников дал задание группе экспертов провести экспертизу, хотя по закону это мог сделать только ректор института, в котором ту проводили (нарушение). Экспертиза №13 проведена лицами и организациями, не имеющими судебно-медицинской лицензии на проведение таких работ (грубейшее нарушение). Проведенное по инициативе защиты экспертное исследование в ФБУ «Ивановская лаборатория судебной экспертизы» установило, что подпись одного из экспертов в открытом доступе и в экспертизе №13 не соответствуют друг другу (подлог?). Однако судья Раскина отказывает Валерию Куксенко в ходатайстве вызвать в суд этих экспертов для допроса. Почему – сами думайте.

И ещё об экспертизе. С постановлением о её назначении Куксенко ознакомили уже после проведения, то есть он был лишен возможности поставить перед экспертами вопросы или отказаться от предложенного экспертного учреждения (грубое нарушение).

Защита заказала исследование спорной экспертизы, и вот вывод: «заключение комиссионной судебно-медицинской экспертизы №13 от 30 мая 2019 года, выполненное комиссией в составе Е.Х. Баринов, А.И. Манин, Д.М. Долгинов, не является объективным и обоснованным, поскольку дано в рамках экспертизы, произведенной с нарушениями действующего законодательства, методик проведения данного вида исследований». Думаете, судью Раскину это заинтересовало? Нет, конечно, вывод же не укладывается в прокрустово ложе обвинения, а значит, его можно (нужно) игнорировать.

Адвокаты Валерия Куксенко нашли в материалах следствия и в обвинительном заключении несколько десятков нарушений разной степени тяжести, но стоит ли их все перечислять?

Самое смешное (или грустное), что, если даже экспертиза №13, за которую сегодня так цепляются судья Раскина и обвинение, в суде устоит, Куксенко ни при чём – о его личной вине там ни слова. Специальная судья Раскина, похоже, это понимает и упорно не вызвает в суд того, кто делал операцию. А ведь это основной свидетель по делу – врач Игорь Заев (проводил операцию), и помогавшая ему реаниматолог Марина Голубая.

Адвокат ходатайствует, а судья Раскина отказывает – чего она боится услышать?
22 мая 2024
Все новости