Последние
новости
Интервью

Светлана Протасевич: «Я не буду поддерживать никакое партийное движние»

Разговор с новой уполномоченной по правам ребенка в Ивановской области
Автор: Алексей Машкевич
12 мин
15 мая, 2023
Алексей Машкевич

Месяц назад депутаты областной думы с подачи губернатора Станислава Воскресенского утвердили на должность уполномоченного по правам ребенка в Ивановской области Светлану Протасевич. До этого Светлана Александровна была активной коммунисткой, работником аппарата фракции КПРФ в облдуме, ходила от коммунистов на выборы депутатов Госдумы. Поговаривали, что местный обком КПРФ хочет выдвинуть Протасевич кандидатом на пост губернатора Ивановской области. Теперь всё это позади – должность уполномоченного не подразумевает занятий политикой.

О том, почему она приняла предложение и что ждёт от новой работы, мы со Светланой Александровной и поговорили.
внутрь.jpg
Фото: ivanovoobl.ru
- Вы из политики очень неожиданно ушли на госдолжность. Говорят, пост уполномоченного был предложен вам Станиславом Воскресенским из-за того, что он не хотел видеть соперником на губернаторской кампании молодую красивую женщину от КПРФ. И «Единая Россия» понимала, что вы легко возьмёте одномандатный округ на выборах в облдуму. Ваше назначение на пост уполномоченного по правам ребенка – это результат торга?
- Никакого торга не было. Когда в феврале всплыла информация, что будет освобождаться должность уполномоченного по правам ребёнка, мне Светлана Зелинская (руководитель общественной организации «Грани») говорит: давай мы тебя выдвинем? Я подумала тогда, что если можно вот так просто, в никуда… Я же не один раз уже писала заявления и в Общественную палату в каждый созыв, и ещё куда-то, но всё мимо. А тут вдруг получилось. Я это связываю с кадровыми перестановками, которые произошли в прошлом году. Пришёл новый руководитель департамента внутренней политики, и там как-то по-другому, наверное, отнеслись к списку людей, которые сами себя выдвигают. А уже позже я поняла, что у детского омбудсмена Марии Львовой-Беловой есть особенность – она не любит работать с чиновниками, потому что очень трудно перевернуть их сознание, добиться, чтобы те начали работать на результат, а не на процесс. И когда меня спросили: «Светлана Александровна, рассматриваете ли вы эту должность как следующее место работы?» – у меня сомнений не было.
Политика для меня тоже когда-то была новым делом, и интересно там было первые четыре года. А когда вникла и поняла, оказалось, что там всё не так, как кажется со стороны. Что все политические решения предрешены заранее и в большинстве случаев от тебя ничего не зависит. Можешь как-то барахтаться, стать известной, как после выборов в Государственную думу, когда ко мне подходили люди и говорили, что «у вас сейчас такое общественное влияние, вы можете что-то говорить, и вам за это ничего не бывает, к вам будут прислушиваться»… А что говорить-то? Быть в оппозиции тяжело, честно скажу. Надо хаять и критиковать всё, что делает власть, а твои предложения получаются какие-то маленькие, невесомые.

- Вам никто не сказал, что вас таким образом купили?
- В соцсетях читала, а в лицо нет, никто не сказал.

- Вы собирались выдвигаться в облдуму?
- И всем своим друзьям-знакомым, и Александру Бойкову (первый секретарь Ивановского обкома КПРФ) говорила, что это будут мои последние выборы. Неважно, какой будет результат, но они будут последние, потому что наступило разочарование от политики.

- Ивановские коммунисты собирались выдвигать вас кандидатом в губернаторы Ивановской области?
- Выдвигать по уставу должны были три кандидатуры, и меня выдвинули без моего согласия. Несколько успокаивало, правда, что для того, чтобы стать хотя бы кандидатом, твою кандидатуру должны одобрить депутаты разных уровней в муниципалитетах. А мне через этот фильтр было точно не пройти. На этом я успокоилась и о губернаторстве не думала.

- Наталья Ковалёва, став уполномоченной по правам человека, приостановила своё членство в КПРФ, а вы вышли из партии. С чем это связано?
- Я говорила с людьми разных уровней власти и заинтересованности, и все сказали – приостановив членство в партии, остаёшься внутри системы, подвергаясь ее влиянию, а моя новая должность абсолютно аполитична. Мы поговорили с департаментом внутренней политики, и эта позиция была одобрена. Я не буду поддерживать никакое партийное движение.

- И под флагами с голубыми медведями стоять на митингах не будете?
- Я вообще ходить на них не буду. Моя работа - дети, и если что-то делаешь для них, какая разница, к какой партии, конфессии или национальности ты принадлежишь? Я на стороне детей – это они будут создавать наше будущее, а мы им создаем условия для всестороннего развития.
с воскресенским.jpg
Фото: ivanovoobl.ru
- Какое напутствие вам дал губернатор Воскресенский?
- Он на меня произвёл самое лучшее впечатление, честно скажу. Сказал сначала: вы, наверное, уже были на встрече с Марией Алексеевной Львовой-Беловой? А я говорю, что буду у неё только после нашей встречи, что без одобрения губернатора у меня вряд ли есть какие-то шансы.
А напутствие губернатора совпало с напутствием Львовой-Беловой: надо собрать подростков с улицы, создать детские и подростковые центры нового формата. Понятно, что если дети не пошли в то, что есть, значит, им это не интересно. Ещё до меня Татьяна Петровна Океанская сделала статистику по подросткам от 10 до 17-18 лет, которая меня очень расстроила. Из 3000 опрошенных 42% никуда ни в какие кружки и секции не ходят и ничем не увлечены, из них 12% не учат уроки и не ходят в школу. А если ребёнок не загружен спортом, интеллектом и ещё чем-то, то его обязательно загрузит кто-то другой чем-то другим.

- Как говорят – любая пустота чаще всего заполняется дерьмом?
- Да, и оно такое доступное, так интересно преподносится, его научились упаковывать красиво, какие-то моральные уроды в него заложили свои идеи …

- Детей идеями пичкают не только моральные уроды и асоциальные элементы. Если к вам придут родители с жалобой на то, что их детям в школе и в садике под видом патриотической пропаганды показывали сцены насилия, вы будете разбираться в этом вопросе или спустите его на тормозах?
- Я сама жертва такой пропаганды. В мои одиннадцать лет лет нас всей школой отвели на фильм «Иди и смотри». Жуткий фильм. Для меня это была реальная травма, у меня тот неприятный осадок воспоминаний жив до сих пор. Это до сих пор что-то очень гадкое, и у меня, и у многих моих одноклассников, осадок остался – мы потом это обсуждали. Моё мнение – в детском саду можно и нужно говорить ребёнку, что твоя семья хорошая, читать и показывать сказки. Говорить детям, что их ждёт хорошая жизнь и прекрасное будущее. А реалии жизни они потом сами узнают, плюс посмотрят телевизор.

- Как вы относитесь к тому, что в школы возвращается идеология, в том числе через недавно созданное «Движение первых»?
- Как раз недавно общалась с Борисом Юрьевичем Мурванидзе (председатель совета регионального отделения общероссийского общественно-государственного движения детей и молодежи «Движение первых» в Ивановской области), он красиво рассказывает о движении. Наверное, даже правильно, что ему это поручили, он правильно донесёт. «Движение первых» появилось после того, как прошло празднование столетия пионерии. Оно в Ивановской области на моё удивление очень громко прошло – пионерию вспоминали, по ней ностальгировали и сокрушались о том, что сейчас нет чего-то единого, объединяющего детей. Надо понимать, что дети сейчас это впитывают хорошо.

- Вы долго были оппозиционером, а «Движение первых» заточено под власть и её партию. Вы намерены с ним взаимодействовать? Вы ведь сколько-то минут назад говорили, что под знамёна с голубым медведем не встанете.
- На данный момент я не вижу ничего лучшего, чем «Движение первых».

- Это как аргумент о бесконечном президентстве Владимира Путина, которое оправдывается тем, что политиков в России больше нет.
- Но ведь не предложено ничего другого. Пока 40% подростков предпочитают проводить время на заброшках и бездумно смотреть интернет. И их там обязательно подберут, только неизвестно кто.

- А с коммунистическими молодёжными движениями – пионерами и комсомольцами – будете поддерживать контакт? Или с «Соколами Жириновского»?
- Даже не слышала, что есть такие соколы. В пионерии есть хорошие идеи, но их надо освежать. Я предпочтения никому не отдаю, мне просто тревожно за то, что половина подростков Ивановской области не знают, чем себя занять. Опираясь на жизненный опыт скажу, что дети сегодня живут не в социуме, а в интернете, и вот здесь я за полный контроль. Я за то, чтобы родители контролировали, что смотрит их ребёнок.

- У вас, уполномоченной по правам ребенка, есть какая-то реальная возможность менять ситуацию – пусть не в целом, а в конкретных случаях – или этот общественный институт тоже превратился в ширму и синекуру для руководителя, как институт уполномоченного по правам человека или общественная наблюдательная комиссия?
- Прежде чем идти на должность, я внимательно почитала закон «Об уполномоченных» и поняла, что полномочия есть достаточно большие. Другой вопрос, что люди, когда приходят ко мне, тоже этот закон читали. Приходят с обращением – выйдите с нами в суд. Но пришли не родители, а адвокат – там семью забижают, переселяют, детей выселят на улицу… Подождите, говорю, вы предлагаете моими руками вам денег заработать? И потом, когда начала разговаривать с этим представителем семьи, поняла, что он не в курсе – где его доверители сейчас живут, как выглядит их жилье, какие у них обстоятельства. Детский уполномоченный может выходить в суд только в интересах большого количества детей, если это системные инциденты или в каких-то знаковых случаях.

- Прошёл ровно месяц, как депутаты областной думы утвердили вашу кандидатуру. Вы успели войти в курс дела?
- Спасибо Татьяне Петровне Океанской, от которой мне достался совершенно великолепный аппарат уполномоченного, где все компетентны и прекрасно понимают, что делают. Они помогают во всём, заточены на работу, а не на личность руководителя.

- При всём уважении к Татьяне Петровне, она часто говорила заявителям – обратитесь в прокуратуру.
- Это проблема, с которой я столкнулась, ещё будучи помощником депутата. Люди приходят с решением Верховного суда, они проиграли все инстанции, но не согласны с этим. И когда вникаешь в их ситуацию, то по-человечески их понимаешь, говоришь, что я тоже с этим не согласна… Недавно ко мне приставы пришли и позвали на выселение многодетной семьи на улицу. Я им говорю – не могу присутствовать на этом мероприятии. Вы исполняете закон – это ваша работа, но я своим присутствием лишу людей возможности ко мне потом обратиться. Я должна соблюдать интересы детей, а они здесь точно не соблюдаются.

- Какую главную цель вы себе ставите на ближайшую пятилетку?
- Пятилетка - это было всегда был хороший временной лаг (смеётся). Очень надеюсь, что мне в Ивановской области удастся найти новый формат досуга детей и подростков, и туда придут дети из тех проблемных сорока процентов. Мечтаю, чтобы хотя бы половина из них пришла к нам. Неважно, что они будут делать – бренчать на гитаре, играть в настольные игры, осваивать кибергейм – вообще не важно. Они будут это делать под присмотром человека, которому доверяют и который не допустит распития алкоголя или оргий каких-то. Их интерес надо переместить в другую точку, сказать, что есть другие увлечения и какие-то другие форматы. Я была бы счастлива, если удастся это сделать, честно скажу.

- Вашу московскую начальницу Марию Львову-Белову преследует международный трибунал. Должность уполномоченного по детям становится политической, а работа на власть опасной?
- А давайте наш Верховный суд тоже признает тех людей преступниками? Сомневаюсь, что Мария Алексеевна когда-то попадёт под этот самый трибунал – мы тоже можем под свой трибунал привлекать кого хотим. Это их фантазии, они могут придумывать что хотят.
16 июля 2024
Все новости