Последние
новости
Интервью

Александр Кынев: «Губернаторство Воскресенского – это история про выжидание, которое затянулось»

Разговор с экспертом-политологом
Автор: Алексей Машкевич
11 мин
30 сентября, 2022
Александр Кынев – российский учёный, политолог, независимый аналитик, специалист в области региональных политических процессов, исследователь партийных и избирательных систем. Он методично изучает политические процессы в российской провинции, лично знаком со многими акторами, его аналитика востребована.

В преддверии очередной годовщины приезда в Ивановскую область Станислава Воскресенского мы поговорили о нём, его стиле руководства, команде и дальнейших перспективах. А заодно о вымораживании местных элит и о том, почему в области не появляется новых лидеров ни в политике, ни в экономике.

внутрь.jpg

- Вы эксперт по регионам – что бы вы сказали об Ивановской области?
- Это типичная глубинка Центральной России во всех смыслах этого слова. Может, даже один из наиболее глубинных регионов – он находится в стороне от основных транспортных магистралей, у вас нет крупных предприятий федерального значения, да и политически Ивановская область никогда не была в фарватере. Думаю, никто не будет серьезно относиться к наличию в области некогда масштабных текстильных производств. Это депрессивный регион со старой советской промышленностью, пытающийся найти себя в новых условиях – что-то модернизируя на остатках старых промпредприятий и за счет переноса каких-то бизнесов из соседних регионов – логистических, например, связанных с Москвой. Плюс попытка использовать территорию для санаторно-курортного лечения, в основном это Плёс.

- Там не столько санаторное лечение, сколько гламурный отдых.
- Нет такой графы в статистике как «гламурный отдых», есть понятие рекреационных специализаций (смеётся).
Конечно, с таким социально-экономическим бэкграундом рассчитывать на достойную жизнь сложно, поэтому регион теряет население. Те, кто помобильнее, у кого больше амбиций, – уезжают, благо Москва рядом. Ивановская область – это регион на задворках, рядом с Москвой – гигантским пылесосом, который вытягивает всё наиболее яркое, конкурентоспособное и мобильное. На все регионы, окружающие Москву, это влияет негативно, они напоминают политико-экономическую мертвую зону, с большим дефицитом ярких людей и в политике, и в экономике. Если ты что-то можешь, выгоднее и рациональнее уехать туда, где сможешь добиться большего.

- Что же сюда влечет губернаторов-варягов, чем привлекателен этот экономический и политический ад, который вы описали?
- Это не совсем ад. Это регион, где губернатору нельзя добиться каких-то гиперуспехов. Но губернаторская позиция интересна сама по себе, с точки зрения входа в высшую бюрократическую лигу или сохранения в ней, поэтому желающих руководить даже бедными регионами всегда хватало. Сам по себе губернатор – это некий политический статус.
Бюрократы – всегда карьеристы, для них важны ступеньки в иерархии, и посты губернаторов в таких условиях выступают как некий элитный размен. Для кого-то это вариант сохраниться в политике, и, когда других вариантов нет, они соглашаются. У кого-то расчет на то, что ты себя зарекомендуешь и потом тебя вознаградят, перейдешь на следующую клеточку, – думаю, это случай Михаила Меня. Для кого-то это пережидание, размен, почетная отставка. Для кого-то карьерная ступенька наверх в расчете на продолжение карьеры.
Воскресенский, попав в федеральную кадровую пертурбацию, получил предложение, от которого нельзя было отказаться, – это был его шанс сохраниться в федеральной элите. Других предложений не было, от этого отказаться не смог, но, на мой взгляд, он был к этому не готов, потому что никакой собственной команды у Воскресенского никогда не было и не появилось до сих пор.
Я много лет отслеживаю кадровые перемещения по регионам, в России очень разные губернаторы. Те, кто давно в политике, приходили в регион с готовой командой. Кто-то ее формировал в процессе, демонстрируя желание всерьез руководить – когда у человека такое желание есть, он формирует команду. А есть те, что приехали как будто в командировку, и так в командировке и остались – мы не видим их личного вклада в то, что происходит. Люди остаются те же самые, меняется только первое лицо.
Ивановская область – это редкий регион, где губернатор поменялся, а всё остальное осталось таким же, даже люди те же самые. Если мы возьмем кадровый состав администрации при позднем Конькове, то увидим, что при Воскресенском это на 90% те же самые люди, та же самая администрация.

- Когда Воскресенский приехал в область, было видно, что он смотрит на губернаторство как на трамплин. Постоянно хотел отсюда уйти, и на старте было ясно, почему он не набирает команду. Сейчас он хочет идти на второй срок, и опять нет команды. О чем это говорит?
- Это говорит о том, что окно возможностей так и не появилось. История про губернаторство - она про то, что можно и застрять. Воскресенский не один такой, точно также застрял Парфенчиков в Карелии, у которого тоже так и не появилось команды. Точно так же у Травникова в Новосибирске, где в основном местные люди либо какие-то командированные.
Губернаторство Воскресенского – это история про выжидание, которое затянулось, и, честно говоря, при нынешней конъюнктуре просвета особо не видать. А когда временное превращается в постоянное, с этим надо что-то делать. В похожей ситуации весной Любимов в Рязани был заменен и на второй срок не пошел. Поэтому всё, что остается Воскресенскому, – хотя бы сохранить status quo.

- То есть в Ивановской области получается уникальный расклад: и область глухая, и…
- Не уникальный. Воскресенский не один такой, у нас молодых технократов много, а тех, кто в результате сделал карьеру, буквально единицы. Кого можно вспомнить, кроме условного Максима Решетникова? Почти никого. Были случаи, когда губернаторы уходили в заместители министров, но Воскресенский уже был на этой позиции. Если смотреть весенние отставки, Васильев из Кирова уехал на федеральную должность, но всё-таки не на самую значимую. Мень в свое время после губернатора поработал министром, потом ушел в аудиторы Счетной палаты. Часть губернаторов из тех, кто ушел весной, ничего выдающегося не получили, место в Совете Федерации после губернаторства вряд ли можно считать ступенькой вверх – это в современных условиях, скорее, политическая пенсия.
Станислав же Воскресенский – человек еще молодой. В федеральных ведомствах, видимо, ничего не появляется из того, что ему хотелось бы. Поэтому в карьере Воскресенского получился застой, он застрял в Ивановской области. Не могу сказать, что он плохой губернатор, он человек квалифицированный. Думаю, сам по себе факт наличия губернатора с высоким уровнем образования, с большим опытом, конечно, влияет на качество работы администрации и, думаю, что потребность в этом в регионе была, так как кадровых революций в Ивановской области не было.

- Воскресенский не простроил отношения с местными элитами, он их практически не видит, всё делает сам, подмял под себя местную «Единую Россию». Что это за стиль управления такой?
- В отсутствие команды он вынужден компенсировать всё исключительно путем личного опыта и личных решений. Возможно, это тонизирует и как-то воспитывает ту элиту, которая ему досталась в наследство, – когда плохой игрок играет в хорошей команде, он подтягивается. Но здесь ситуация немножко другая: в плохую команду дали хорошего тренера, игроки всё те же, но тренер квалифицированный. Поэтому, наверное, на качество работы команды это влияет в плюс. Но понятно, что никакого прорыва тут быть не может, ему неоткуда взяться. Проблемы таких регионов, как Ивановская область, в том, что новых местных кадров брать неоткуда. Им негде вырастать, площадки для их выращивания уничтожены, а внешние кадры на такие хлеба не сильно заманишь. Поэтому возникает ситуация тупика. Как из него выходить? Создавать площадки. Но никаких площадок очевидно не создается – ещё Михаил Мень замуровал всё, что можно было, он практически ликвидировал местное самоуправление в регионе, уничтожил областную думу, сократив ее так, что она стала одной из самых маленьких в стране. Но если вы количество депутатов уменьшаете, то откуда у вас новые люди возьмутся? Ничто не мешает увеличить численность депутатов областной думы на следующий созыв, сейчас она аномально низкая, неработоспособная, позорище. Двадцать шесть человек – это курам на смех.

- Принято решение, что в следующем созыве будет тридцать депутатов.
- Плюс четыре ничего не меняет. Хочу напомнить, что было практически в два раза больше, чем сейчас. Мне кажется, логичнее вернуться к тому, что было раньше – это возможность, чтобы проявлялись новые люди, иначе они ниоткуда не возьмутся.
Для того, чтобы площадки возникали, нужны должности, на которых люди могут заниматься публичной политикой. Чтобы была хоть какая-то жизнь, надо выстраивать нормальное местное самоуправление. Могу сказать, что разговоры о том, что это не в тренде, не совсем верны – Цыденов, став главой Бурятии, вернул прямые выборы мэра Улан-Уде. Так что не надо говорить, что у всех так, – не у всех. Есть регионы, где появились приличные мэры.

- В Ивановской области в следующем году пройдут выборы губернатора и областной думы. Есть информация, что подготовлен новый областной закон о выборах, который отменяет партийные «тройки», потому что Станислав Воскресенский всячески отстраняется от «Единой России».
- Обычно «безголовые» списки бывают в тех регионах, где по каким-то причинам губернатор не хочет идти на выборы с партией. Но поскольку «Единая Россия» не умеет вести выборы, когда губернатор не присутствует в их списках, они придумали такую хитрую обходную технологию – у нас вообще не будет центральной части. Это обманка, и она вредна, так как не способствует выращиванию политических лидеров. Получается, что список просто распадается на административные районы, не возникает синергетического эффекта на уровне области. Это негативно влияет и на оппозицию тоже. Вместо политических сил получаются просто группы по территориям, но область – это всё-таки область. Мне кажется, проблемы развития нужно решать на областном уровне. Совершенно очевидно, что ни один район, ни один город этого по отдельности сделать не способен – не тот регион.
«Безголовые списки» – это чисто политтехнологическая уловка, удобная губернатору, но с точки зрения региона она приносит больше вреда, чем пользы. Это негативно сказывается на качестве депутатского корпуса, который избирается. Почему? Потому что возникает ситуация, когда выгоднее утопить какую-то группу во главе с сильным кандидатом для того, чтобы провести свою. Власть пытается утопить сильные группы внутри списков, чтобы реальные люди от оппозиции не попали в депутаты. Кому от этого польза – вопрос. Часть нормальных депутатов вообще не попадет в думу, потому что они будут в непроходных группах.

- То есть в результате таких выборов одиночество Воскресенского на вершине власти еще больше…
- …Усилится, конечно. И при такой конструкции либо другие должны будут расти до его уровня, либо наоборот.
24 мая 2024
Все новости