Последние
новости
Общество

Деньги вкладчиков банка «ИВАНОВО» утекают через АСВ

Что происходит с региональным банком после отзыва лицензии и банкротства
Автор: Анна Семенова
13 мин
16 мая, 2022
Три года назад, в апреле 2019 года ЦБ РФ отозвал лицензию у КБ «ИВАНОВО». За это время произошло немало событий, однако до сих пор даже кредиторы первой очереди не дождались полного возврата своих денег. Более того: уже в 2020 году появилась информация о том, что госкорпорация Агентство по страхованию вкладов (АСВ), которое является конкурсным управляющим в процедуре банкротства банка, нанимает для выполнения различных работ так называемые «аккредитованные» организации и выплачивает им из тех денег, которые могли бы пойти на удовлетворение требований кредиторов, огромные суммы.

Мы обратились к кредиторам КБ «ИВАНОВО», чтобы узнать их точку зрения на то, что творится вокруг банка – точка зрения АСВ публикуется на сайте госкорпорации, и если верить этой версии, то всё идет по плану.

Однако кредиторы считают по-другому: по их мнению, действия конкурсного управляющего направлены отнюдь не на защиту интересов пострадавших вкладчиков. При этом обращения с жалобами на действия АСВ в различные инстанции – Центробанк, прокуратуру, даже администрацию Президента РФ - никаких ощутимых результатов не принесли.

Слова расходятся с делом

По данным АСВ, на 1 марта 2022 года требования кредиторов первой очереди были удовлетворены всего на 61 % (для сравнения: в рамках процедуры банкротства «Кранбанка», которая началась в марте 2020 года, требования кредиторов первой очереди удовлетворены на 81%).

«На первом собрании кредиторов в октябре 2019 года представитель конкурсного управляющего Медведков заявил, что активов банка достаточно для удовлетворения требований кредиторов первой очереди на 100%, и что основной целью АСВ является максимальное удовлетворение требований всех кредиторов, в том числе, за счет минимизации текущих расходов», - рассказывает один из кредиторов КБ «ИВАНОВО» Василий Корнев.

Однако достаточно быстро оказалось, что слова Медведкова расходятся с делом. Осенью 2020 года мы уже писали о том, каким образом АСВ и его представители и нанятые ими конторы распоряжаются деньгами банков, лишенных лицензий. Надо сказать, с тех пор мало что изменилось – во всяком случае в истории с банком «ИВАНОВО».

«К огромному сожалению, в комитете кредиторов банка «ИВАНОВО» из пяти членов трое – представители АСВ, - рассказывает независимый член комитета кредиторов банка, юрист Светлана Парамонова. – Кроме того, мой коллега, еще один независимый член комитета кредиторов Константинов скончался летом 2020 года».

В силу Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» комитет кредиторов представляет законные интересы конкурсных кредиторов, уполномоченных органов и осуществляет контроль за действиями арбитражного управляющего. Учитывая, что в составе комитета кредиторов три члена – представители АСВ, то о каком контроле может идти речь. Фактически, отмечают кредиторы, в процедуре банкротства банка сложилась круговая порука (АСВ составляет сметы, то же АСВ, имея большинство в комитете кредиторов, утверждает сметы, то же АСВ расходует средства и т.п.).

Вопреки законодательству, после смерти Константинова вопрос о том, кто будет вместо него представлять интересы кредиторов, представителями АСВ даже не поднимался. А ведь это несоблюдение решений первого собрания кредиторов, как по численному составу комитета кредиторов, так и по его персональному составу. Кредиторы, отдавая свои голоса Константинову, фактически делегировали ему свои полномочия по представлению их законных интересов в деле о банкротстве банка, а не принятие мер по его переизбранию нарушает права и законные интересы кредиторов.

Парамонова одним голосом против трех мало что может изменить в позиции представителей госкорпорации.

Зато она имеет право получать информацию, которая, честно говоря, вызывает некоторую оторопь. В частности, о подрядчиках, которых нанимало АСВ. Яркий пример – заключение договора на техническое обслуживание зданий и сооружений, принадлежавших банку «ИВАНОВО» с ООО «Бульон». Эта фирма владеет сетью столовых в областном центре, и сложно предположить, что в ее штате, кроме поваров и официантов, есть специалисты, имеющие допуски на обслуживание систем теплоснабжения, электроснабжения, систем пожарно-охранной сигнализации и т.д. Тем не менее, ООО «Бульон» получило более 600 тысяч рублей из тех денег, которые могли бы пойти на удовлетворение требований кредиторов.

Истории с десятками миллионов, заплаченными из денег банка за «бухгалтерское сопровождение», «юридические услуги», миллионами – за подготовку документации к архивному хранению и само архивное хранение, оказывается, еще не предел той вольности, с которой АСВ перекачивал деньги из обанкроченного банка в милую чьему-то сердцу юридическую компанию из Москвы – ООО «Ефремов и партнеры».

«Гонорар успеха»

За время работы на подряде у АСВ по банку «ИВАНОВО» (договор был расторгнут только в октябре 2021 года после жалобы кредиторов в Администрацию Президента РФ) ООО «Ефремов и партнеры» получило порядка 37 млн рублей, в том числе порядка 10 миллионов – в качестве так называемых гонораров успеха. Из всей массы кредитов выделяются так называемые проблемные, и договор на оказание услуг по «работе с проблемными активами» заключается – с кем бы вы думали? – с ООО «Ефремов и партнеры». Договор предусматривал и ежемесячную абонентскую плату, и так называемый «гонорар успеха» - вознаграждение в размере 20% от сумм, поступивших в конкурсную массу в результате этой работы.

«Мы проанализировали данные о том, как велась работа с этими проблемными кредитами, и обнаружили, что фактически «Ефремов и партнеры» за одну и ту же работу получали и абонентскую плату, и «гонорар успеха, - рассказывает Светлана Парамонова. – Кроме того, фактически юридические услуги, то есть представление интересов конкурсного управляющего в судах, оказывают сторонние юристы, нанятые в Иваново, за достаточно небольшие деньги – порядка 50 тысяч рублей в месяц. Что мешало конкурсному управляющему самому нанять за такую сумму местных юристов, а не тратить по 1,3 миллиона в месяц плюс дополнительное вознаграждение на московскую организацию, представители которой в Иванове практически не появлялись, - непонятно. Эти 37 миллионов можно было бы направить на погашение требований кредиторов».

Вот лишь один пример, как с согласия и под покровительством АСВ «Ефремов и партнеры» выкачивали деньги из конкурсной массы банка «ИВАНОВО». Одним из заемщиков банка была компания «Ярдоравто» из Ярославля. При получении кредита в качестве залога было оформлено имущество этой компании. В какой-то момент «Ярдоравто» перестало платить по кредиту, в отношении него была начата процедура банкротства. И в рамках этой процедуры с торгов было продано залоговое имущество. По закону, КБ «ИВАНОВО» - а теперь уже конкурсный управляющий в лице АСВ – должен был получить 80% от стоимости залогового имущества, проданного в рамках процедуры банкротства должника. И эти деньги были получены в конкурсную массу – более 40 млн рублей. За то, что другой управляющий в рамках другой процедуры банкротства продал имущество и деньги автоматически поступили в конкурсную массу банка «ИВАНОВО», «Ефремов и партнеры» тоже получили дополнительное вознаграждение – 7 миллионов рублей. Хотя эти деньги поступили бы в конкурсную массу банка и без «юридических услуг» Ефремова и партнеров.

Согласно сведениям, содержащимся на сайте ГК АСВ, по состоянию на 1 марта 2022 года общая сумма расходов на проведение конкурсного производства составила 191 млн 149 тысяч рублей.

Недвижимость – за копейки

«Кроме траты огромных денег на привлеченных специалистов из Москвы, Ижевска, Перми, Твери и других городов, у нас есть и иные вопросы к конкурсному управляющему, - говорит Василий Корнев. – Например, по тому, как и когда было реализовано недвижимое имущество банка. Да, нам говорили, что основную долю активов составляет кредитный портфель. Однако банку принадлежали 9 объектов недвижимости, причем два из них – в центре города Иваново, и их продажа могла бы существенно повлиять на выплаты кредиторам. Здание на проспекте Ленина в Иванове было продано за 42 миллиона рублей. Торги проводили в июле 2020 года, в разгар пандемии, ограничений и в период резкого падения спроса на коммерческую недвижимость. Если АСВ так понимает защиту интересов кредиторов, то мы не согласны с таким пониманием. Кстати, по итогам продажи этого здания размер выплат кредиторам увеличился всего на 3% - это даже не смешно».

«Организация этих торгов тоже вызывает вопросы, - добавляет Светлана Парамонова. – Во-первых, оценку недвижимого имущества банка проводила фирма «Ригал консалтинг» из Твери – без выезда на место, по фотографиям, предоставленным АСВ. И получила за это 550 тысяч рублей – на наш взгляд, гонорар очевидно завышен. А компания – организатор торгов по договору за реализацию недвижимого имущества также получает как «базовое» вознаграждение - не более 5% от цены реализации имущества, так и «премию за эффективность» - не более 30% от разницы между ценой реализации и начальной ценой продажи имущества на аукционе. При этом размер вознаграждения не ставится в зависимость от количества лотов, выставленных на торги. Неудивительно, что кредиторы почти ничего не получили в результате».

Светлане есть с чем сравнивать: она также входит в комитет кредиторов АКБ «Кранбанк», в котором представителей АСВ нет вообще – и там функции организатора торгов выполняет конкурсный управляющий, а торговая площадка получает за свою работу 1 копейку (и это не шутка). Вот какой эффект дает жесткий контроль за действиями конкурсного управляющего. И ведь это только один пример.

«Процедура банкротства продолжается, но у меня сложилось впечатление, что кредиторы третьей очереди вообще ничего не получат, - предполагает Василий Корнев. – И на мой взгляд, основная причина – не в проблемных должниках, потому что очень многие заемщики банка даже сейчас, в сложных экономических условиях, честно выполняют свои обязательства и платят по кредитам, и именно из этих денег сейчас осуществляются выплаты кредиторам банка. Проблемных заемщиков не так уж много, хотя, конечно, нельзя отрицать их наличие. Но именно позиция АСВ, их отношение к нашим деньгам, к конкурсной массе, их упорное стремление нанять сторонних специалистов за бешеные деньги приводит к тому, что процесс удовлетворения требований кредиторов затягивается».

Как уже упоминалось выше, все эти сведения, подтвержденные документально, кредиторы и их представители направляли и разные инстанции. И – как можно было бы догадаться – получили или отписки (мол, мы такими вопросами не занимаемся, такую позицию занял Центробанк), или ответы не от надзорных органов, а от… АСВ. И, разумеется, в этих ответах госкорпорация расписывала, как славно ее сотрудники трудятся на благо кредиторов.

Кстати, все привлеченные организации аккредитованы при АСВ, а значит зависимы от госкорпорации. Поэтому ждать, что они будут действовать в интересах кредиторов, а не АСВ, не приходится.

Уголовное дело – развязка близится

История КБ «ИВАНОВО» делом о банкротстве не ограничивается. Есть еще и уголовное дело, возбужденное в отношении управляющего банком Артемия Морковкина, четырех сотрудников банка, два из которых его заместители, а также двух клиентов по ч. 4 ст. 160 Уголовного кодекса Российской Федерации «Присвоение или растрата». Поскольку речь идет об особо крупном размере ущерба, фигурантам грозит до 10 лет лишения свободы.

Вопреки появившимся слухам, расследование этого дела продолжается – недавно УМВД по Ивановской области продлило срок предварительного следствия до июня 2022 года. Интересно, что и здесь АСВ занимает странную позицию: первыми в полицию с заявлением о возбуждении дела обратилась не госкорпорация, а кредиторы банка, в частности, МУП «Суздальский фонд имущества».

По нашей информации сейчас в рамках расследования уголовного дела проводится экспертиза ряда документов, а также финансово-аналитическая экспертиза. При этом кредиторы, признанные потерпевшими по уголовному делу, отмечают странную позицию, которую занимает АСВ (госкорпорация является представителем банка, который также признан потерпевшим).

По их словам, ни на одном судебном заседании по избранию меры пресечения подозреваемым представителей АСВ не было. В документах суда упоминается в качестве уполномоченного представителя АСВ некий Хомяков Сергей Владимирович – но, как удалось выяснить кредиторам, он живет в городе Ижевск, и видимо, ездить в Иваново ему недосуг.

Вот такие интересные дела происходят в банке «ИВАНОВО». Кредиторы сомневаются, что при таком подходе дождутся своих денег, которые бурным потоком уплывают в сторону неких аккредитованных организаций за услуги, которые в реальности стоят в десятки раз дешевле. И сомневаются, что кто-то, кроме полиции в рамках расследования уголовного дела, сможет дать вразумительные ответы на их вопросы.

Пока готовился этот материал, АСВ заменила представителя конкурсного управляющего в банке «ИВАНОВО». Вместо Максима Медведкова, под руководством которого все эти три года в банке творились чудеса невиданной щедрости для привлеченных юристов, бухгалтеров и прочих «бульонов», теперь конкурсным производством рулит Александр Бондарь, который также немало лет работает в АСВ. Будет интересно посмотреть, изменятся ли подходы к распоряжению деньгами кредиторов и какими будут эти изменения. Кредиторы говорят, что особых надежд они не питают, но им хотелось бы купировать хотя бы очевидно неэффективные затраты и видеть более вразумительную работу конкурсного управляющего.

А тем временем представители АСВ на заседании комитета кредиторов в очередной раз утверждают смету текущих расходов. Например, на 2-й квартал этого года они дали согласие потратить более 7 млн рублей «на проведение мероприятий конкурсного производства». «И ведь так себя ведет госкорпорация – то есть те люди, которым государство доверило защищать интересы вкладчиков коммерческих банков, - рассуждают кредиторы, чьи деньги с таким размахом тратит АСВ. - Получается, теперь нельзя доверять ни банкам, ни государству?»

Мы продолжим следить за ситуацией – ее развитие обещает быть интересным.
26 июня 2022
Все новости