Последние
новости
Бизнес

Кто зарабатывает на банках-банкротах?

И почему кредиторы не дождутся своих денег
Автор: Анна Семенова
10 мин
22 октября, 2020
Анна Семенова

Странная история происходит с банкротством двух региональных банков – «Кранбанка» и банка «ИВАНОВО». Странная и заставляющая задуматься о том, что реальная цель отдельных государственных институтов – отнюдь не защита прав тех, кто пострадал от отзыва лицензии у банка.

755762201084448.jpeg
Председатель комитета кредиторов «Кранбанка», ивановский адвокат Алена Борисова регулярно публикует в соцсетях информацию о действиях конкурсного управляющего этого банка, то есть государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» (АСВ), а также специалистов, которых АСВ привлекает в качестве подрядчиков. Борисова не скрывает, что у комитета кредиторов (а кредиторы эти – предприятия малого и среднего бизнеса, а также физические лица, в том числе пенсионеры региона) немало претензий к действиям конкурсного управляющего. «Кранбанк», напомним, был признан банкротом в марте этого года, комитет кредиторов создан всего три месяца назад. И за эти три месяца члены комитета уже успели обнаружить немало, мягко говоря, странностей в том, как АСВ распоряжается деньгами и имуществом «Кранбанка».

Например, за счет средств банка (то есть фактически за счет средств кредиторов) АСВ нанял юридическую фирму «Ефремов и партнеры» - якобы для работы с проблемными активами. Алена Борисова приводит данные об этой работе: за три с половиной месяца юристы «Ефремова и партнеров» успели изучить кредитные досье клиентов банка и подготовить 4 (четыре!) исковых заявления. Качество этих заявлений таково, подчеркивает Борисова, что суд принял к производству только одно заявление, остальные три оставлены без движения из-за грубых нарушений и ошибок.

Ну а платят московским юристам (хотя, возможно, и не московским: ходят упорные слухи, что на самом деле «Ефремов и партнеры» за относительные копейки наняли парочку ивановских юристов, которые и выполняют всю работу) по-королевски, так, как будто они все три месяца из судов не вылезают и отсудили у неблагонадежных заемщиков сотни миллионов рублей. 1 миллион 200 тысяч рублей в месяц плюс так называемый «гонорар успеха» - 25% от сумм, взысканных с должников в случае удовлетворения судом исков.

То есть за изучение кредитных досье, один принятый иск и три иска, оставленных без движения, Ефремов и компания уже получили 4,5 миллиона рублей. Хотя эти деньги вполне могли бы пойти на удовлетворение требований кредиторов, а красная цена такому объему работы по средним расценкам ивановских юристов (многие из которых имеют очень неплохую репутацию, в том числе, в московских судах) – тысяч 200.

На все требования комитета кредиторов «Кранбанка» конкурсный управляющий отвечает либо игнором, либо отписками, мол, у нас такие внутренние регламенты, мы не нанимаем юристов по месту нахождения банка, а проводим конкурс среди специально аккредитованных при АСВ (по правилам, установленным самим АСВ, ага) организаций. Ну и платим им по тем расценкам, которые они предложили.

Алена Борисова также отмечает, что точно такая же ситуация – АСВ платит огромные деньги за услуги, которые стоят в разы, а то и десятки раз меньше – складывается и с аудиторскими и бухгалтерскими услугами, и с услугами перевозчиков, и с другими вопросами. Например, ООО «Бухконсалт» за бухгалтерское сопровождение процедур конкурсного производства, если верить официальному отчету на сайте АСВ, получило 7,6 млн рублей за 4 месяца работы (получается почти по 2 млн рублей в месяц за бухгалтерские услуги). И это при том, что благодаря активности кредиторов «Кранбанка» в комитет кредиторов не попал ни один представитель АСВ – только люди, представляющие интересы реальных клиентов «Кранбанка», пострадавших при банкротстве. То есть кредиторы действительно пытаются контролировать расходы конкурсного управляющего, понимая, что миллионы, уходящие непонятно кому непонятно за что – это деньги, которые они же в итоге недополучат.

Можно было бы предположить, что история с «Кранбанком» и подобным отношением госкорпорации «АСВ» к деньгам кредиторов – просто случайность. Ну, подумаешь, где-то произошел сбой, попался какой-то недобросовестный исполнитель, который за бешеные бабки перевозит стулья и дает возможность подкормиться каким-то юристам. Но нет: похоже, что это не случайность, а система. Потому что в ходе банкротства другого регионального банка – КБ «ИВАНОВО» - наблюдается еще более удручающая картина. И в рамках этой процедуры банкротства АСВ как конкурсный управляющий распоряжается деньгами кредиторов еще более вольно и тратит их с еще большим размахом.

КБИ.jpg
В декабре 2019 года АСВ заключило договор всё с той же московской юридической фирмой ООО «Ефремов и партнеры» - на «оказание услуг по работе с проблемными активами банка». Эффекта от этой деятельности в виде взыскания задолженности пока не видно. Интенсивность работы юристов в начале 2020 года была примерно такой: участие в двух-трех десятках судебных заседаний, несколько встреч с представителями должников. А с 19 марта деятельность судов, как известно, была приостановлена в связи с введением ограничительных мер. Так что дальше активность ООО «Ефремов и партнеры» заметно снижается – по независящим от них причинам, разумеется, но свои деньги юристы продолжают исправно получать. Масштаб платежей за столь активную юридическую деятельность можно узнать даже из открытых источников, например, из отчета конкурсного управляющего, опубликованного на официальном сайте АСВ. С момента заключения договора и до 1 сентября 2020 года АСВ заплатило «Ефремову и партнерам» 9 294 тыс. руб., т.е. более 1 млн рублей в месяц (напомню, что это вообще-то деньги кредиторов).

ООО «Юридическая фирма «Центр управления правами» с июля 2019 года оказывает услуги по ведению бухгалтерского учета и ведению реестра требований кредиторов банка. Суммы тоже очень примечательные: согласно тому же отчету конкурсного управляющего по состоянию на 1 сентября 2020 года, расходы на оплате услуг этой фирмы составили 10 миллионов 926 тысяч рублей, то есть в среднем более 800 тысяч рублей в месяц. Если присмотреться к отчетам конкурсного управляющего внимательно, то окажется, что на услуги бухгалтеров уходит почти 11% общей суммы расходов на проведение конкурсного производства в отношении банка. Как-то странно, не правда ли?

Ивановские специалисты говорят, что даже если учесть все нюансы, связанные с процедурой банкротства банков, стоимость юридических и бухгалтерских услуг, которые показывает АСВ в своих отчетах, завышена в разы. На местном рынке можно найти грамотных специалистов, услуги которых обошлись бы кредиторам гораздо дешевле. Но нет: зачем дешевле, если можно практически бесконтрольно тратить чужие деньги? Видимо, именно так рассуждают в АСВ. Хотя вообще-то задача конкурсного управляющего (если исходить из действующего законодательства) состоит в том, чтобы не разбазаривать деньги и имущество, а, наоборот, блюсти интересы кредиторов и способствовать тому, чтобы обязательства банкрота перед ними были выполнены по максимуму. Но, конечно, если платить «специализированным организациям, аккредитованным при Агентстве по страхованию вкладов» такие заоблачные суммы, то кредиторы в итоге останутся ни с чем.

Про аккредитацию при АСВ – отдельная песня. Эта процедура никаким законодательством не предусмотрена, однако госкорпорация почему-то ее использует и нанимает юристов, бухгалтеров, оценщиков, перевозчиков и прочих специалистов именно из этих аккредитованных фирм. Которые и заявляют те самые заоблачные цены на свои услуги.

Сколько денег кредиторы потеряли на этих подрядчиках, теперь вряд ли удастся подсчитать. В случае с КБ «ИВАНОВО» ситуация осложняется тем, что Агентство по страхованию вкладов полностью контролирует комитет кредиторов: из 5 членов комитета трое – представители АСВ. Получается, что одна и та же организация тратит бешеные деньги непонятно на что, а потом сама же эти расходы одобряет – просто праздник какой-то! И два независимых члена комитета кредиторов не могут повлиять на это, поскольку при любом раскладе остаются в меньшинстве, так что решения выносятся не в интересах кредиторов, а в интересах АСВ.

Но даже при полном контроле комитета кредиторов независимыми кредиторами (как это происходит в случае с «Кранбанком») конкурсный управляющий в лице госкорпорации продолжает пользоваться услугами «аккредитованных специализированных организаций», оплачивая их услуги и расходы за счет денег, которые можно было направить на удовлетворение требований кредиторов банка.

Повторю: если бы речь шла об одном банке, можно было бы говорить о случайностях и перегибах. Но, судя по всему, тут не случайность, а система. По некоторым сведениям, та же фирма «Ефремов и партнеры» оказывает АСВ услуги по юридическому сопровождению банкротства более чем десятка банков. Вывод о том, что фактически государственная (!) корпорация «АСВ» занимается не защитой интересов кредиторов, а высасыванием денег из банков через аккредитованные по установленным той же АСВ правилам конторы, просто-таки напрашивается. При этом игнорируя, например, позицию Верховного суда, который уже выносил определение о том, что выплата гонораров от взысканной суммы при банкротствах является незаконной и что в ситуации банкротства применение к должнику принципа свободы договора (в данном случае установление «гонорара успеха») ограничено, в том числе интересами кредиторов (определение Верховного Суда РФ от 14 октября 2019 года № 305-ЭС16-20779 (46)).

Конечно, оценку действиям АСВ как конкурсного управляющего при банкротстве ивановских региональных банков должны давать специалисты. Например, Федеральная антимонопольная служба (почему АСВ не нанимает местных юристов, а вводит у себя какую-то аккредитацию, ущемляя при этом права кредиторов?) или Центробанк (насколько эффективной является работа АСВ с использованием не своих штатных сотрудников, а с привлечением подрядчиков). Ну или правоохранительные органы, в конце концов. Потому что если государственная корпорация позволяет себе так обращаться с деньгами кредиторов, то это, как минимум, подрывает остатки доверия к государству.
01 декабря 2020
Все новости