Последние
новости
Общество

Чудеса ивановского следствия

О пропадающих томах и листах уголовных дел, и о необоснованных ходатайствах обвиняемых
Автор: Алексей Машкевич
6 мин
08 сентября, 2021
Знакомые судьи часто жалуются, что следователи – и полицейские, и из Следственного комитета – топорно относятся к работе и спихивают в суд «сырые» уголовные дела со словами «судьи умные, у них зарплаты большие, пусть разбираются». И, да, примеров неряшливых уголовных дел немало. Или это прицел сбился, ведь в редакцию люди приходят именно с такими «кривыми» историями.

Судьи, конечно, подчищают за следствием, но иногда нестыковки настолько очевидны, что дела возвращаются для доследования или переквалификации – только что писал о таком случае. Из-за такого непрофессионализма следователей обвиняемые сидят под подпиской, домашним арестом, в СИЗО, а прокуратура потом додавливает дела до обвинительных приговоров. И следователи, и прокуроры и в неофициальных беседах тоже жалуются – у них палочная система, за закрытые дела наказывают, раз возбудились – в суд, и приговор нужен обвинительный.

Хотите пожалеть служивых? В следующий раз – сегодня о махровом непрофессионализме некоторых работников Следственного комитета. И о курьёзах уголовного дела адвоката Михаила Андреева и его доверителя Андрея Власова (писал об этом деле десять месяцев назад здесь).

Власов и Андреев посидели в СИЗО (один больше, другой меньше), следствие до сих пор не закончено, следователи меняются, обвинение не предъявлено, с делом творится что-то непонятное – почти мистическое.

(Копии документов, которые упоминаются в материале, естественно, есть в редакции).

24 сентября 2020 года Михаил Андреев пишет следователю Разгуляеву ходатайство, в котором, в том числе, просит приобщить к материалам уголовного дела копии его соглашения с Власовым об оказании юридической помощи и о том, что Власов передал Андрееву оригиналы договора займа с гражданкой Донцовой и акта приема-передачи денежных средств. Разгуляев ходатайство удовлетворил, и закрепил постановлением. Но в мае 2021 года документов в деле почему-то не нашлось, и Власов пишет ходатайство следователю (уже Алексею Говорухе) с просьбой вернуть копию договора в дело, но тот отказал – потом, может быть, «при условии предоставления обвиняемым следствию копии соответствующего соглашения».

Наверное, первый следователь в деле, Владимир Разгуляев, был ненастоящий, и на его постановления Алексею Говорухе можно не обращать внимания. Но потом и оригинал договора исчез – его отдали Власову в Кинешемском горсуде, где хранились материалы дела. Оказалось, следователь и не приобщил договор к делу, и не дал суду указания хранить документы. Договора в деле теперь нет, а это основное доказательство, подлинность которого оспаривает следствие.

Андрей Власов (сначала доверитель, а теперь подельник Михаила Андреева) неоднократно обращался с ходатайствами о проведении судебной экспертизы договора – ему бояться нечего, он знает, что договор настоящий – но следователи постоянно отказывали. Тоже, наверное, знают, что документ подлинный. Хотя утверждают, что там сплошной шараш-монтаж – иначе дело разваливается. После очередного такого отказа Власов и обратился к председателю Кинешемского горсуда с просьбой о выдаче оригиналов договора и акта приема-передачи. А получив, передал оригиналы экспертам в Федеральный центр судебных экспертиз при Минюсте РФ для проведения экспертного исследования на предмет наличия или отсутствия признаков монтажа. По договору, естественно. Экспертизу провела руководитель методического отдела кандидат юридических наук Марина Торопова, пришедшая к выводу об отсутствии признаков монтажа в договоре займа.

экспертиза.jpg

Эту экспертизу Власов приобщил к делу, но оригиналы договора и акта следователям отдавать боится – вдруг опять пропадут.

С лёгкой руки следователей из дела исчезают не только доказательства, но и целые тома. 30 августа Говоруха предоставил для ознакомления Андрееву двадцать один том уголовного дела. В графике ознакомления напротив номера каждого тома помечено количество страниц и стоят «живые» подписи следователя и обвиняемого. Но тома с 18 по 21 зачёркнуты, а рукой следователя написано «исправленному верить» и «обвиняемый ознакомлен с уголовным делом в 17 томах. Остальные материалы не являются томами данного уголовного дела».

Андреев подозревает неладное и пишет ходатайство о предоставлении дела в объёме 21 тома.

ходатайство.jpg

Говоруха отказывает, «поскольку материалы данного уголовного дела составляют 18 томов».

Не знаю, как у Андреева, а у меня после прочтения этой переписки вопрос: сколько же томов в деле – семнадцать, восемнадцать или двадцать один? Или это неважно?

При таком раздолбайском отношении к собственной работе, следователь чрезвычайно требователен к обвиняемому. Жильё и офис Андреева неоднократно обыскивались, хотя уже первые обыски областной суд признал незаконными. Михаил год под следствием, посидел в СИЗО и под домашним арестом, сегодня под подпиской о невыезде. Но когда Андреев о ходатайствовал о выезде другие города для осуществления адвокатской деятельности, преград Говоруха не строил.

Правда, 30 августа взял, и отказал Андрееву съездить в Москву для заключения соглашения с адвокатом Московской коллегии Дмитрием Акимовым. Непонятно – в ивановском СК боятся адвоката москвича или в открытую издеваются над Андреевым? Он через несколько дней написал ещё одно ходатайство – хотел попасть на личный прием в Центральный аппарат Следственного комитета РФ и передать заявление о нарушении закона сотрудниками СУ СК России по Ивановской области, но тот же следователь Говоруха отказал «в связи с необоснованностью ходатайства».

Получается, нанять защитника и пожаловаться на следствие начальству – это перебор. Надо, видимо, тихо сидеть и ждать, когда закроют.  

фронт - внутрь.jpg
21 сентября 2021
Все новости