Последние
новости
Интервью

Олег Бибик: «Прокуратура всегда очень ревностно относится к оправдательным приговорам»

О деле Анатолия Грудистова, национальных диаспорах и праймериз «Справедливой России»
Автор: Алексей Машкевич
8 мин
23 июня, 2021
Адвокат Олег Бибик начал разговор с того, что дело Анатолия Грудистова наверняка станет самым громким в области– громче коррупционных процессов и тех, в которых замешаны авторитетные предприниматели. Наверное, но в деле «стрелка из Рокко», при всей его кажущейся очевидности и однозначности, всё вертится вокруг проклятого национального вопроса.

Разговоры о «понаехали», «еврейском заговоре» и «чемодан, вокзал, Баку» в России всегда актуальны, и чем тяжелее жизнь, тем сильнее ксенофобия. «Дело Грудистова», на мой взгляд, из этой серии – русское Иваново защищает «своего» героя (или антигероя – как хотите). При этом героизация русского стрелка так же сомнительна, как и бездумное обеление убитого у «Рокко» азербайджанца, в крови которого обнаружили две промилле алкоголя (что равносильно бутылке водки), и которому трижды отказывали в получении вида на жительство в России, поскольку при освидетельствовании у нарколога обнаруживались следы психотропов из первого списка.

Напомню, 8 июля 2020 года Ленинский суд по вердикту присяжных дал Грудистову полтора года заключения плюс 700 тысяч рублей компенсации родным погибшего, и освободил, зачтя год, проведённый в СИЗО. После того как решение не устояло в апелляции, 21 мая 2021 года суд по вердикту другого состава присяжных осудил Грудистова за те же действия на 8 лет строгого режима.

Почему так получилось – говорим с адвокатом Олегом Бибиком.

Бибик - копия (2).jpg
Фото: страничка Олега Бибика в facebook

- Не воспринимается вами второй приговор Анатолию Грудистову как не ему наказание, а адвокату, посмевшему переиграть прокуроров?
- Если рассматривать приговор с таких позиций, то это весьма печально, потому что процесс не допускает личных оценок. Чтобы я ни говорил по делу и каким бы обиженным себя ни чувствовало обвинение – это не основание для того, чтобы отыгрываться на человеке, который находится на скамье подсудимых.

- В Иванове в последнее время много дел с национальным окрасом и неочевидными фактами, где педалируется то азербайджанский, то армянский, то чеченский вопрос. У вас нет ощущения, что первый приговор Грудистову разогрел националистические настроения в городе?
- Наверное, это так. После первого процесса в мой адрес посыпались многочисленные обвинения в разжигании националистических чувств, говорили, что я спекулировал на этих вопросах. Наши оппоненты старательно считали, сколько раз я упомянул слова «азербайджанский» и «азербайджанец» в своих выступлениях. Областной суд отменил приговор по другим мотивам, не увидев в этом абсолютно никакого разжигания.

- Назвать азербайджанца азербайджанцем – это лишь констатация факта.
- Да. Тогда я так и сказал – областной суд разрешил мне называть азербайджанцев азербайджанцами. Дело в другом. По-моему, национальную тему затрагивала как раз сторона обвинения. Именно они хотели преподнести процесс как разжигание национальных страстей, именно на этом строили свою позицию. Могу сказать, что они не успокоились, и при отборе присяжных заседателей во второй процесс гособвинитель заявил мотивированный отвод одной из кандидатов в присяжные заседатели только на том основании, что у нее армянская фамилия – объяснил это тем, что между армянами и азербайджанцами сложные отношения. Суд отказался удовлетворить этот отвод прокуроров, но они удалили ее немотивированно. Кто же разжигает национальные страсти и рознь?

- Вы на самом деле считаете, что первый приговор Грудистову, убившему человека, был торжеством правосудия, а не мастерством адвоката Бибика?
- Вообще-то мастерство адвоката и результат по делу вряд ли следует рассматривать в отдельности – это, во-первых. А во-вторых, я действительно считаю, что тот приговор был образцом торжества справедливости.

- Правосудия или справедливости?
- Справедливости. Правосудие предполагает еще и соблюдение ряда процессуальных норм, которые суд нарушил – что и послужило основанием для отмены приговора. А с точки зрения справедливости он был идеален и безупречен – вполне соответствовал той оценке фактов, которые дали присяжные заседатели. Они пришли к выводу, что это не умышленное убийство, а причинение смерти по неосторожности.

- Почему второй состав присяжных пришел к другому мнению?
- Наверное, это можно списать на то, что мастерство обвинения проявилось в гораздо большей степени, чем мастерство защиты…

Грудистов и Бибик.jpg
Фото: ivanovonews.ru

- Это сарказм?
- …но я так не считаю. Я с самого начала был несколько удивлен кандидатами в присяжные заседатели. Представьте, среди них оказались сплошь люди с высшим образованием.

- Это плохо?
- У нас по результатам последней переписи таких менее 25 процентов. А здесь почему-то случайная выборка выбрала сплошь людей с дипломами.

- Повторю вопрос: это плохо?
- Это может быть и неплохо, но вопрос: что это за люди?

- Про это, явно с вашей подачи, писал Владимир Рахманьков, но это вопросы для профессионального юридического сообщества, мы их в паблик выносить не будем.
Вы сказали, что дело Грудистова рискует стать самым громким делом в области за последние годы. Вам не кажется, что вы выиграли первый процесс из-за большой огласки, и именно из-за нее проиграли второй.
- Не думаю, просто прокуратура всегда очень ревностно относится к оправдательным приговорам, любой из них гарантированно обжалуется. Не секрет, что до 80 процентов оправдательных приговоров судов присяжных отменяется в апелляционном порядке – чаще всего из-за существенных нарушений уголовно-процессуального закона – как и в нашем случае. Эти процессуальные нарушения очень тщательно разыскивают, рассматривая под микроскопом малейшие нюансы процесса. Поскольку правосудие в нашей стране осуществляется на основе, скажем так, двойных стандартов, мне будет интересно посмотреть, как те же самые процессуальные нарушения, допущенные при повторном рассмотрении дела Грудистова, – а нарушений было много – как они будут оценены апелляционной инстанцией. Хватит ли их для того, чтобы отменить обвинительный приговор?

- Вы подали в апелляцию?
- Да.

- А сторона обвинения?
- Насколько мне известно, пока апелляционная жалоба поступила только от потерпевшего.

- От отца погибшего?
- Да, он считает, что восемь лет мало – это не тот срок, который он хотел бы для Анатолия Грудистова.

- Ходят слухи, что создан чуть ли не какой-то фан-клуб Анатолия, всячески способствующий пересмотру дела и выведению в паблик информации. Прокомментируете?
- Я не вхожу ни в какие клубы, но поскольку отслеживаю эту историю и ее общественную оценку, могу сказать, что она действительно получила колоссальный резонанс. Если первый приговор, вынесенный Грудистову, не был сильно известен, то второй приобрел колоссальную известность. Его сейчас увязывают со многими известными делами, в частности с историей в Новосибирске, когда была случайно причинена смерть азербайджанцу при его задержании работниками ГИБДД – сейчас дело находится на контроле у Бастрыкина. У нас в большей степени, чем после первого приговора, раздуваются националистические настроения, дело становится предметом политического и общественного обсуждения, встают вопросы: для чего нужны национальные диаспоры в нашем обществе, в чем их задача. В том, чтобы противодействовать правосудию или в том, чтобы развивать культурные ценности? Интерес огромен, он исчисляется в миллионах всевозможных просмотров, потому что крупнейшие медиаресурсы интересуются делом Анатолия Грудистова и публикуют информацию о нём.
Что касается создания каких-то клубов – не знаю. Знаю, что где-то в интернете производится сбор средств для семьи Грудистова. Не знаю, насколько это эффективно, но это есть.

Травин.jpg
Фото: ivanovonews.ru

- С адвокатом потерпевшего, с Сергеем Травиным, вы общаетесь или жестко по разные стороны баррикад?
- С Сергеем Травиным у меня абсолютно прекрасные отношения – я его очень ценю, люблю и уважаю, но в деле мы жестко по разные стороны. Я не хотел бы говорить о профессиональных взаимоотношениях, это не тема нашего разговора.

- Вы недавно участвовали в праймериз местного отделения «Справедливой России». Решили стать политиком на фоне громкого дела?
- Нет, никак не связываю это уголовное дело и участие в праймериз – это случайное совпадение. Но когда один из людей, которому тоже предложили поучаствовать в праймериз отказался и сказал, что его никто не спросил...

- Вы имеете в виду Сергея Кустова (главный редактор медиагруппы «Барс»)?
- Да, я имею в виду Сергея Кустова. То я, находясь абсолютно в таком же положении, решил не отказываться и выяснить, как это будет выглядеть.
21 сентября 2021
Все новости