Последние
новости
Интервью

Виктория и Алексей Максимовы: «Здесь нужно прям бомбить»

О прелестях и трудностях семейного бизнеса
Автор: Алексей Машкевич
16 мин
19 апреля, 2021
Далеко не каждая семейная пара выдерживает испытание совместной работой, даже если речь идёт о найме. Мои собеседники Вика и Алексей Максимовы заняты семейным бизнесом, управляют точками общепита разного уровня сложности, открывают новые и утверждают, что со временем научились делить общение на личное и профессиональное. Мне кажется, что они чуть-чуть лукавят, но это их право: кофейни «Вафля House» стали частью городского пейзажа, после пандемии ребята открыли «ART Cafe» в «Серебряном городе», недавно стали родителями.

На интервью они согласились не сразу – говорили, что не хотят публичности. Но в итоге мы продуктивно пообщались – и о семье, и о бизнесе, и о принципах.

Максимовы.jpg

- Виктория, в своём инстаграмме ты написала: «Я человек не материальный, я человек эмоций». При этом ты предприниматель с большим уже стажем…
Вика: …с 2009 года.

- …как это сочетается – эмоциональность и бизнес? Или на тебе в проектах эмоции, а на муже система?
Вика: Я всё делаю по эмоциям, любой наш бизнес – сначала эмоции, а потом уже матчасть. Безусловно, материальная часть важна (я и про деньги тоже). Просто всё, что мы создаём, стартует на импульсах, на эмоциях.

- Алексей, про вас говорят так: «Виктория креативит, а Алексей идёт следом и все это доколачивает, до звона доводит».
Алексей: В любом случае какой-то эмоциональный импульс должен случиться у обоих – увидели что-то, почувствовали, прониклись, загорелись. Конечно же, Вика как паровоз впереди идёт, напролом, а я уже следом подбиваю техническую часть. Вокруг эмоций руками делаю физическое воплощение идеи.

- У вас есть разделение на главного и второго в бизнесе?
Вика: Есть.
Алексей: Вика главная.

- А в семье?
Вика: В семье партнёрство.
Алексей: На равных правах, но последнее слово за ней. Как реклама была - «к маме – значит к маме».

- А что сначала было – отношения или бизнес?
Алексей: Отношения, любовь.
Вика: Мне было пятнадцать, ему семнадцать, когда мы познакомились и начали встречаться. Потом расходились, потом снова судьба свела и дальше уже вместе, потом поженились, а потом бизнес.

- Многие пары, попробовав вместе работать, или разбегаются, или кто-то отходит от проекта. Как вам удаётся?
Вика: Мы в бизнесе достигли того уровня, что друг друга не видим, каждый занимается своим делом. Вечером дома встречаемся, быстро какие-то вопросы решаем, и всё на этом. У нас даже есть планёрки, о которых мы с мужем заранее договариваемся и встречаемся вне дома.

- Получается устраивать выходные, когда вы не говорите о работе?
Вика: Сейчас да.

- Сколько лет прошло до тех пор, как наступило это «сейчас»?
Алексей: Наверное, год как научились. До этого всегда и везде была работа – дома, в отпуске.

- Я правильно понимаю, что появление ребенка стало тем триггером, который заставил разделить работу и дом?
Алексей: Наверное, да.
Вика: До появления дочки нам было нормально и комфортно приходить домой в 10-11 вечера по будням и в выходной ехать на работу. Мы как-то завели собаку, французского бульдога, чтобы приходить домой пораньше. Но это не очень помогло – в итоге собаку стали брать с собой на работу.

пёс.jpg

- Почему бизнес? Почему не пошли когда-то в найм?
Алексей: У каждого из нас свой путь. Я вообще человек системы, окончил владимирский юридический институт, работал во Владимире в ГАИ. За неподкупность меня через полгода убрали с дороги и перевели в администрацию.

- То есть ты человек системы, но в систему не вписался?
Алексей: В итоге да. Но сначала достаточно быстро продвинулся с простого инспектора ДПС, с дороги до отдела дознания. Работа мне нравилась: машины, ДТП, было интересно. А потом понял, что надо возвращаться в Иваново, думал, что тоже в ГАИ, – но нет. Поработал здесь в органах, в УБОПе, и в областном БЭПе, но ивановский БЭП не зря славится тем, что очень подкупен. Уже были отношения с Викой…
Вика: …И я ему говорила, что если ты на службе не будешь мутить, чего там сидеть? Зарплата, которую Алексей там получал, – это смешно. Он очень честный, наверное, даже лишку.

- Ты в это время уже была в бизнесе?
Вика: Нет. Я маркетолог и работала по специальности в компьютерной сети «Ника». Мы в Костроме открывали магазин, хотели его развивать, но грянул кризис и, конечно, первого кого сократили, – маркетолога. Я тогда училась на пятом курсе института, было интересно. На практике поняла: то, что дают в институте, – это теория, которая не соответствует реальности. Окончила институт, много где поработала…

- А в бизнес как пришли?
Алексей: Через сетевой маркетинг. Я уволился из органов…

- …и решил организовать сеть по торговле водительскими правами?
Алексей: (смеётся) Это было бы проще. Нам повезло, в сетевом маркетинге попались хорошие кураторы-наставники. Просвещали литературой, давали…
Вика: Денег мы там не заработали.
Алексей: Это был 2008-й год, мы жили на 3 тысячи рублей в месяц. Было очень жёстко, я подрабатывал, в том числе таксистом.
Вика: Было прямо очень тяжело.

- То есть в бизнесе прошли путь с самого низа?
Вика: Да.

- А потом умерла бабушка-миллионер и всё наладилось?
Вика: Потом я устроилась промоутером продавать сим-карты Мегафона с расчётом, что если себя проявлю, меня могут сделать субдилером. Мне показали, что есть возможность заработать деньги, а мы были жутко голодные до денег, вечно не хватало. Денег не было даже на бензин, машина стояла, но зато она была – восьмерка ржавенькая. За месяц я себя проявила, меня сделали субдиллером, мы начали заниматься сим-картами вместе.
Алексей: Я увидел, что там есть возможность заработать, уволился лейтенантом, взял в руки эти сим-карты и пошёл по заведениям продавать. Холодный контакт, заходишь и «Здравствуйте, компания «Мегафон»….» Это очень хороший опыт, большой багаж.
Вика: Я раньше работала на радио, рекламу продавала, и знаю, что это вырабатывает в том числе хороший панцирь.

- Как пришли к общепиту? Прилавок «Вафля House» у лифта на третьем уровне «Серебряного города» – это ваша первая точка?
Вика: Нет, до неё был «Коктейль-микс» на фудкорте.

- Моя жена там постоянно пила свежевыжатый сок.
Алексей: Теперь я знаю, благодаря кому поднялся (смеётся).
Вика: Мы ещё совершенно случайно занимались уличной торговлей, молочными коктейлями. Поехали в отпуск на наш юг, в Лазарево, там попробовали вкуснейшие молочные коктейли. Пили каждый день, и думали: «Почему у нас такого нет?», – и решили заморочиться, попробовать. Алексей сам сконструировал уличную точку, нарисовал, спроектировал, руками всё смастерил, договорились с торговым центром «Каскад» и вышли туда работать с кастрюлями. Было забавно.
Алексей: К концу лета поняли, что тема хорошая, следующим летом точек было уже восемь, а ещё через год четырнадцать.

- Вы тогда были совсем мелкими предпринимателями, делали всё своими руками. В начале этого года вы открываете кафе и выкладываете в инстаграм, как опять сами красите стены, что-то колотите. До сих пор ощущаете себя маленькими?
Вика: Ощущаем себя предпринимателями, потому что вкладываем сюда душу. Когда проходишь путь с самых низов, нет богатых родителей, никто не помогает, то всё сам... Сколько заработал, как выкрутился, как распределил, – всё твоё. И каждый проект – часть тебя. Ты вкладываешься, не можешь просто дать деньги и сказать: «Идите, работайте, я приду, пальчиком ткну и всё, потом выручку сниму». Это не про нас, мы так не умеем.

- От точек на улице до кафе в «Серебряном городе» - есть разница в подходах?
Вика: Мы в «Серебряный город» два года долбились.
Алексей: Она как на работу ходила раз в месяц.
Вика: Как итог получили место на фудкорте, это был колоссальный праздник. И потом росли, перемещались, менялись…

- «Серебряный город» – хорошее место для торговли?
Алексей: В Иванове из торговых центров – лучшее.

- Лучше чем на улице?
Алексей: Это абсолютно разное.

вафля.jpg

- Как придумался проект кофейни «Вафля House»? Кирилл Игнатьев предложил павильон на набережной, и вы там сделали кафе?
Вика: На набережной мы несколько лет предлагали «Серебряному городу» разные проекты, но нам никто ничего не согласовывал и не давал, не знаю почему. Потом у них что-то срослось, они запланировали определенные проекты, а поскольку нас уже знали, мы ходили и говорили: «Ребята, давайте мы сделаем что-то», – то дали нам такую возможность. Это наш домик, мы его сами построили.

- У «Серебряного города» были место и идея?
Алексей: И видение того, что они хотят.
Вика: Дальше они нашли людей, которые готовы были идею поддержать и реализовать.

- Почему те, кто стартовал там вместе с вами, свернулись, а вы остались?
Вика: Потому что надо уметь работать. Пришли, построили домики, открыли там что-то и думают – набережная, проходное место, открою, буду курить бамбук и собирать бабло. Но так не работает даже на проходном месте – нужно заниматься персоналом и тем, что происходит внутри. Нужно самому быть в процессе. Не бывает такого, что просто смотришь свысока, и всё само получается. Мне кажется, это большая ошибка, когда предприниматели не спускаются «вниз». Неважно, в каком месте ты открылся, легко можешь прогореть и закрыться, если не будешь сам работать и проживать все процессы.

Вика.JPG

- У вас был проект, который не выстрелил?
Вика: Общепитовские – нет.

- Я читал, что в чашке кофе стоимость зерна составляет около шести процентов, а остальное – сервис, аренда, зарплата. Что заставляет людей не варить кофе дома, а приходить к вам?
Вика: Люди идут на людей. И на персонал. Плюс атмосфера, которую предприниматель должен задать, плюс движуха. Ключевой вопрос – как сделать, чтобы персонал нёс твою идеологию и внутренние ценности, отдавал это гостям. Это самое сложное.

- Много персонала переманили из других кофеен?
Вика: Никогда не переманивали – это не про меня. Люди сами приходят, а я задаю вопрос: «По какой причине ушёл?». Если ушёл, должен хорошо уйти. Если сам принял решение – окей, давай к нам.

- Вы с хозяевами других кофеен общаетесь или воюете?
Вика: Нет никакого состояния «войны», но и такого, чтобы общаться, тоже нет. Наверное, из-за того, что мы себя как собственники заведений никогда не рекламировали, не афишировали.

- Личный бренд – не ваша тема?
Вика с Алексеем одновременно: Нет.

- Почему?
Алексей: Это не прикольно, когда тебя все узнают.
Вика: Я испытываю колоссальное удовольствие, когда захожу к себе в заведение, а меня не знают. Когда могу сесть как гость и понаблюдать за процессами. Понять, движемся в правильном направлении или нет. Может, что-то нужно изменить? Для меня нет задачи строить личный бренд. Ключевая задача – заведение и его развитие.

- Когда ты говоришь «я» – это «мы»?
Вика: Конечно «мы», я постоянно «якаю».

- Часто слышу от молодых, что им негде работать, но у меня море знакомых предпринимателей, которые говорят, что нет работников.
Алексей: Катастрофа с этим – кадров нет.

- Мало платите?
Вика: По городу платим хорошо, выше рынка.

- Но кадров нет. Почему?
Вика: Ребята видят, что у нас нужно работать, и не хотят. Хотят просто посидеть лайтово, кофейку пораздавать, поулыбаться – и всё. А у нас в заведениях прям вот пашут, я бы сказала. Это первая проблема, а вторая – много развелось фрилансеров и блогеров.
Алексей: Молчу уже про всяких тиктокеров. Молодежь думает, что любой может с помощью мобильного устройства зарабатывать миллионы.
Вика: Смм-щиков стало очень много (смеётся).

- Пандемию как пережили?
Алексей: Весело.

- Все не скучали, кто делом занимается.
Вика: Нам некогда было писать посты, некогда было что-то людям рассказывать. Мы (можно скажу это слово?) вхерачивали без выходных. По-другому не сказать. Сразу начали торговать на вынос, была задача сохранить персонал, чтобы всё было максимально безболезненно. Постоянные собрания, общение онлайн, перестройка в плане финансов. Как сделать, чтобы и самому на хлеб хватило, и чтобы у ребят было что покушать. Переориентация на доставку (до пандемии мы этим не занимались). Каждодневные созвоны, какие-то задачи – это была колоссальная работа. Ничего не случилось и не наладилось просто так, по щелчку – мы делали, делали и делали.

ART Cafe .jpg

- Вы открыли ART Cafe сразу после пандемии.
Вика: Нет, нам предложили место на первом уровне «Серебряного города» в конце сентября, мы думали месяц, а в конце декабря уже открылись.

- Не страшно было начинать новый проект, потеряв кучу денег в пандемию?
Алексей: Были дополнительные риски, потому что на этом месте до нас ничего не было, только «Главмаг» и столбы. Нам показали место, а мы не знали, какая проходимость, какие магазины будут рядом. И посчитать нельзя, потому что всё ещё закрыто было.
Вика: Рискнули, ориентируясь на чутьё и на цифры, которые нам озвучила администрация ТЦ.
Алексей: Это было открытие втёмную – большие риски, никто ничего не знал. Но мы понимали, что умеем работать и будем стараться реализовать проект. Несмотря на короткие сроки, мы сделали практически невозможное: за два месяца прошли путь от нуля до открытия.

- Довольны, что сюда пришли?
Вика: Еще очень много работы для того, чтобы быть довольными.

- Я про финансовый результат.
Вика: Я про то же самое.

ART Cafe 2.jpg

- Слово «арт» в названии музыкой навеяло или…?
Вика: Это просто у меня в голове. Пока могу сказать, что концепт до конца не докручен, будет модернизироваться.

- У вас два кафе «Вафля House», у которых есть постоянные клиенты. И вдруг вы открываете другой бренд с другим оформлением. Почему?
Вика: Просто захотелось что-то другое.

- «Просто захотелось» – прекрасный женский ответ.
Вика: Почувствовали силы, решили попробовать.
Алексей: Для нас это интересный формат, мы давно хотели внутри торгового центра сделать заведение, где люди получат не просто кофе с собой «на попутке», но и не ресторан. И обеспечить этим людям должный сервис – как в ресторане. Сделать место, где будет интересно сидеть, чтобы обязательно была какая-то инстаграмная территория. И здесь много для инстаграма, здесь действительно «арт», это в интерьере присутствует.

- Раскручивая предыдущие проекты, вы практически не рекламировались. А здесь, сидя на трафике «Серебряного города», ведёте мощную рекламную кампанию. Вас развели те самые маркетологи и смм-щики?
Вика: На трафик «Серебряного города» мы не ориентировались изначально. Опять же – пандемия, есть спад, как ни крути, он везде. Мы понимали, что страх пандемии присутствует, и здесь тот классический формат, который мы использовали раньше, не подойдет. Здесь нужно прям бомбить. Что мы, собственно, и сделали.
Весь первый месяц впахивали здесь вдвоём. У нас две точки «Вафля House», плюс на третьем этаже «Милкбери», ещё и новый проект – и всё сами. Поэтому обратились к специалисту для продвижения, сами уже не вытянули бы.
Алексей: Здесь нет времени на раскачивание, на игру вдолгую – нужно резко увеличить трафик. Так, как мы в течение года растягивали на набережной, здесь нельзя, – это же торговый центр.

Алексей.JPG

- Знакомые рестораторы говорят, что после пандемии у них в заведениях бешеный бум, по пятницам нет мест, выручка прёт. Вы это ощущаете?
Вика: В «Вафля House» всё хорошо. А в новом проекте пока бума нет, что логично, потому что должно пройти время. Нам всего лишь три месяца, мы совсем молодые, впереди очень много работы.

- Ваша маленькая дочка ещё не разговаривает и не ходит, но вы наверняка задумываетесь о её будущем. Хотели бы ей предпринимательской судьбы?
Алексей: Ребёнок должен сам определить свой путь, а мы поддержим любое её действие. Захочет быть предпринимателем – хорошо. Захочет быть творческим человеком – тоже хорошо.
Вика: У меня на самом деле другое мнение. У меня есть младшая сестра, которая живёт в Москве, работает, у неё всё хорошо, и она говорит: «Вик, может, мне бизнес открыть?». А я ей: «Даша, тебе плохо живется или что? У тебя сейчас есть свободное время, ты кайфуешь, получаешь зарплату, которой тебе на всё хватает. Наслаждайся жизнью и не лезь ты в это дело». Безусловно, я дочку поддержу во всём, но и расскажу правду.
06 мая 2021
Все новости