Последние
новости
Общество

COVID и не только

Молчание ивановской медицины
Автор: Алексей Машкевич
9 мин
26 октября, 2020
Алексей Машкевич
Фото: www.pexels.com

О врачах или хорошо, или совсем ничего – даже когда им тяжело и нужна помощь и поддержка. В лучшем случае – напиши без особой детализации, что они герои, которые самоотверженно борются с COVID.

COVID.jpg
А мы видим, как скорая помощь работает за пределом своих возможностей. В соцсетях огромное количество постов с рассказами о том, что экипаж приходится ждать по шесть часов (вот, почитайте уважаемого мной Андрея Спиридонова, он фейковых новостей не распространяет). Мы в редакции несколько раз пробовали получить какую-то ковидную информацию помимо статистики заболеваний – тишина. И врачи, и медицинские администраторы, и профильные чиновники говорить отказываются. Хотя ясно, что про ту же скорую у нас даже в мыслях не было сказать что-то плохое. Так же, как ясно, что проблемы службы скорой помощи начались не с приходом ковида, сейчас просто всё обострилось. И ещё мне ясно, что если не начать говорить сейчас – ситуация не изменится никогда.

Да и где поднимать «медицинские» вопросы, если не в Ивановской области, губернатор которой руководит рабочей группой Госсовета по направлению «Здравоохранение»? Кому ещё знать и поднимать вопросы медицины, как не Станиславу Воскресенскому? Но проблемы на скорой помощи – это не запуск «Ласточки» и не благоустройство площади в каком-нибудь Палехе, на проблемах врачей личного пиара не сделаешь. Поэтому, видимо, принято решение о трудностях молчать, делая серьёзное лицо и говоря, что «не время».

Я, если честно, и без госпропаганды уверен, что наши врачи – герои и почти святые люди, что работать столько и в таких условиях могут далеко не все. Но, может быть, пришла пора говорить и об узких местах – молчание сейчас точно не золото. Да и люди у нас умные, в состоянии отделить чернуху от конструктивной критики, а внутриотраслевые тёрки от реальных проблем – и врачебных, и организационных.

Пока же люди, отчаявшись терпеть и бороться, изливают горе в соцсетях или идут в СМИ. Даже когда понимают, что это не решит проблемы, – хотят, чтобы их услышали. Идут и врачи, и пациенты. Проблемы после публикаций иногда решаются, но чаще нет. После выступления врачей в шуйской ЦРБ, которым не платили «ковидные», туда поехали комиссии и что-то, надеюсь, решилось. А глава местного соцстраха тогда публично сказал, что деньги на выплаты есть, но главврачи не хотят портить отчётность, потому что «массовое заболевание – это уже другой вопрос». Отчётность – чиновничье всё.

В сентябре писал о генерал-майоре Николае Голубеве, которого на скорой привезли из Фурманова в филиал областного диагностического центра на улице Шошина, где ему отказались делать КТ бесплатно. Город у нас маленький, все всех знают, мне звонили общие знакомые, рассказывали, что главврач центра Сергей Степаненко – прекрасный человек и специалист, что врачи у него работают на пределе, что бюджет часто задерживает платежи за обследования, и он занимает деньги у друзей, чтобы выплатить зарплату. С огромным уважением отношусь к главврачу и его коллективу, восхищаюсь их работой, которая с весны превратилась в непрерывный подвиг.

Но в пятницу мне позвонили друзья (семейная пара, Аня и Женя) и сказали, что запланированные гости отменяются, потому что у Евгения ковид. И рассказали, как в 5.30 утра его на скорой возили в тот самый филиал на Шошина. Сначала выяснилось, что у него полис в деревне, но врач бригады «пробила» по базе и сказала, что всё нормально – документ существует, и этого достаточно. Потом оказалось, что время записи ничего не значит, и Евгений стоял в очереди в узком душном коридоре два с половиной часа. На нескольких стульях сидели пожилые люди с очень высокой температурой, а Женина температура в 35 градусов не давала права на стул. О том, что пару месяцев назад ему заменили тазобедренный сустав и что он только недавно начал ходить без костылей, Евгений распространяться не стал. Сильно напрягало только, что в коридоре было душно, дышалось трудно, особенно в маске, а на улицу не выпускали. А потом оказалось, что бесплатно ему ничего не сделают, несмотря на то, что врачи скорой нашли в базе номер его полиса. Слава богу, деньги у Евгения с собой были.

Когда я узнал об этом, у меня возникло ощущение дежавю. Я снова стал узнавать, почему так происходит. Один из медиков-администраторов согласился прояснить ситуацию, взяв с меня слово, что я не опубликую его фамилии и должности. Мы поговорили о героизме врачей, о работе в красной зоне, об ответственности медиков и финансовых проблемах здравоохранения. Собеседник не жаловался, просто рассказывал, перечислял факты. А лейтмотив был один: писать об этом лучше не надо, потому что всем от этого будет только хуже. Кому и что будет хуже, не объяснял, но было видно, что он искренне так считает. Говорил, что с ковидом сегодня ситуация намного серьёзнее, чем весной: и больных больше, и случаи тяжелее. Но, оказывается, у нас в области ситуация лучше, чем у соседей – там меньше аппаратов, больше очереди, где-то нет бесплатных КТ-исследований, где-то они стоят в два раза дороже.

Обсудили случай с моими друзьями. По словам собеседника, деньги с моего друга взяли в соответствии с 326-ФЗ «Об обязательном медицинском страховании», где написано, что «застрахованные лица обязаны предъявлять полис обязательного медицинского страхования при обращении за медицинской помощью», – этого правила медики и придерживаются. И даже если пациент называет номер своего полиса, база даёт только возможность понять, действующий это документ или нет, а связи номера с фамилией не показывает. Именно поэтому у клиентов требуют или оригинал, или в крайнем случае фотографию полиса, где есть все данные: и номер, и фамилия, и кем выдан. Если услуга клиенту будет оказана, а названный им номер полиса при проверке не совпадёт с номером в базе, медицинскому учреждению за работу денег не перечислят.

Рассказал, что обсуждался вопрос о том, чтобы денег за КТ-исследование не брать ни с кого и никогда, всё делать строго по инструкциям и законам: паспорт, полис, направление… Но тогда непонятно, что делать с людьми, у которых полиса сейчас нет или не было вообще никогда (по словам собеседника, таких людей намного больше, чем я думаю). При таком раскладе они окажутся за бортом и будут полностью лишены услуги.

И ещё сказал о том, что это их, чисто медицинское видение проблемы – может быть, юристы считают по-другому, но их мнения он не знает. А как узнать мнение юристов о проблеме, которую все вокруг замалчивают?..

vrachi.png
Молчат чиновники не только про «ковидные» проблемы местной медицины – они не поддерживают медиков и в очевидных, по мнению врачебного сообщества, делах. Я про дело педиатра Любови Яровиковой, о котором рассказывал в материале «Врачебная ошибка или странности следствия» и здесь. Её обвиняют в смерти ребёнка, хотя экспертизы обвинения следователей опровергают. Сегодня состоится очередное судебное заседание, и коллеги Яровиковой распространяют в сетях отчаянный призыв:  

«Прокуратура требует 2 года реального срока для невиновного врача.

По статистике только 1 процент дел является оправдательным, прошу вас 26 октября в 15-45 выйти к Ленинскому районному суду (ул. Станко, д. 7-Б) поддержать Любовь Владимировну.

Только ваша общественная позиция поможет спасти врача от тюрьмы. Вы совершите очень хороший поступок и защитите свою жизнь и жизнь ваших детей. Иначе их некому будет просто лечить.

Не надо кричать, скандировать, ломиться в суд. Просто придите за 15 минут до начала суда, и поддержите Любовь Владимировну. Просто постойте до 16-15. Старайтесь находиться на расстоянии более 1,5 метра от других людей. Обязательно наличие маски.

Пусть судьи увидят, что нам не безразлична судьба врача».

Врачи уже приходили на предыдущее заседание, на которое их не пустили. В этот раз хотят прийти с плакатами. Очень надеюсь, что полиция и росгвардейцы не будут их винтить за организацию несанкционированного митинга.

И может быть, всё-таки пора начать говорить о медицине и её проблемах? Ведь рано или поздно они коснутся каждого из нас. Если ещё не коснулись.
29 ноября 2020
Все новости