Наверх
— 76,4556 ₽
— 90,3552 ₽

Врачебная ошибка или странности следствия

Об ответственности докторов

30.09.2020
Алексей Машкевич

Недавно поговорил с юристами о ятрогенных преступлениях и тут же прилетела медицинско-уголовная история. Началось она как чисто медицинский спор о компетентности и правильности диагноза, поставленного педиатром, а может закончиться реальным сроком для врача.

23 апреля 2018 года в районе 11 часов детский участковый врач Любовь Яровикова пришла на повторный вызов к мальчику – ребёнок заболел пять дней назад, его первично осматривал другой врач, поставивший диагноз ОРЗ. У мальчика держалась высокая температура, было красное горло, Яровикова диагностировала ОРВИ, выписала лекарства и пошла к следующему больному ребёнку. А мальчику через несколько часов стало хуже, температура поднялась ещё выше, мама не могла вызвать скорую, туда дозвонился только папа с работы. Приехавшая около 16 часов бригада диагностировала смерть мальчика. Вскрытие показало, что причиной смерти стал острый миокардит на фоне дисфункции иммунной системы.

После этого мама умершего мальчика написала заявление в следственный комитет и там возбудили уголовное дело по статье 109 (причинение смерти по неосторожности), которое позже переквалифицировали на ст. 125 УК РФ (оставление в опасности), а 17 августа 2019 года врач-педиатр Яровикова оказалась обвиняемой в совершении более тяжкого преступления, «неоказание помощи больному» (ст. 124 УК РФ). На одних и тех же исходных данных вменяемое следователями Яровиковой преступление становилось тяжелее и тяжелее – и по формулировкам, и по срокам.

Эмоционально, да, всё так – ребёнок же умер, не дай бог кому – виноватый должен понести наказание, особенно если он на самом деле виноват. Но помимо эмоций есть медицинская наука и экспертиза. Точнее, в материалах дела сегодня не одна экспертиза, а несколько, плюс заключения специалистов, и местных, и питерских. Я понимаю мать, которая не согласилась с экспертизами, требуя проведения новых. Она обвиняет педиатра Яровикову в том, что мальчик умер из-за её неправильных и непрофессиональных действий и что именно её назначения спровоцировали миокардит, от которого умер ребёнок. Не возьму на себя смелости говорить о виновности или невиновности врача.

Но складывается впечатление, что следователь Ленинского отдела СУ СК капитан юстиции Арсентьева не хотела видеть выводов экспертиз. Эксперты говорят, что действия Яровиковой не были причиной смерти мальчика. Что острый миокардит на фоне дисфункции иммунной системы может протекать очень быстро. Что педиатр в домашних условиях и с подручными средствами вообще не могла диагностировать это заболевание. Что вскрытие показало давние проблемы с сердцем у ребёнка. Что, в конце концов, даже если бы она мальчика госпитализировала, исход с большой долей вероятности был бы таким же. Что между действиями Яровиковой и смертью мальчика причинно-следственной связи нет. Что при допросах на стадии следствия эксперты конкретизируют выводы, сделанные в заключениях: «на момент осмотра не было достаточных оснований для установления миокардита» и «основания для госпитализации отсутствовали».

Не совсем понятен и алгоритм действия следствия – после того, как пришёл основной массив экспертиз, пару месяцев Яровикову никто не дёргал и даже шли разговоры (неофициальные) о прекращении дела. Закончилось они переквалификацией на более тяжкую статью без появления в деле хоть одной дополнительной бумажки, указывающей на вину врача. В неофициальных беседах «без протокола» следователи говорили, что мама умершего мальчика в какой-то момент пообещала дойти до приёмной самого Бастрыкина с жалобами и, якобы, тогдашний начальник областного СУСКа, ожидавший перевода в Москву, дал команду «дожать» дело до суда. Не очень верю в эту историю: тот начальник уже в Москве, ничего нового в деле не появились, эксперты и специалисты в судебных заседаниях подтвердили выводы о том, что у Яровиковой не было достаточных оснований для установления миокардита, и не было оснований для госпитализации. Но прокуроры стоят на своём, прозрачно намекая адвокатам, чтобы не дёргались, а то статья ещё хуже может быть.

Такое чувство, что всем не терпится побыстрее закрыть дело. У доктора Яровиковой за время следствия и процесса сдало здоровье, она постоянно лечится, лежит в больницах. А ей не верят, намекают, что прячется от правосудия с помощью коллег-врачей.

Видимо, когда-то запустив маховик правосудия, остановить его ни следствие, ни суд уже не могут, и на последнем заседании прокурор запросил для участкового врача два года колонии общего режима. Мнение экспертов никого не интересует, похоже, когда бушуют эмоции.

Вернуться к списку новостей