Последние
новости
Общество

Экспертная аномалия

В уголовном деле Артура Фокина и Алексея Буянкина
Автор: Алексей Машкевич
7 мин
06 марта, 2024
В Ленинском районном суде города Иваново продолжаются слушания уголовного дела чиновников Артура Фокина и Алексея Буянкина и предпринимателя Юрия Ельчанинова, которых обвиняют в финансовых нарушениях при закупке кислородных концентраторов в такие далёкие уже пандемийные времена. На прошлой неделе в четверг в суде допрашивали ещё одного эксперта, привлечённого следователями в рамках расследования, и это, похоже, стало очередным экспертное фиаско.

Согласно закону, задавать эксперту вопросы в судебном заседании можно только касаемо изготовленной им экспертизы, поэтому вопрос о правомочности привлечения к работе именно его, Кренева Дмитрия Александровича, так и остался без ответа. Защита уверена, что Кренев незаконно собирал материалы, которые положены в основу двух его экспертиз. Плюс такие экспертизы – прерогатива государственных судебно-экспертных учреждений. Да, они могут производиться и «частниками», но обладающими специальными знаниями в исследуемой отрасли. Мы никогда не узнаем, почему следствие обратилось не в государственное учреждение, а к частнопрактикующему Креневу, хотя догадки есть. Кренев занимается оценкой с 2016 года, но до этого случая делал заключения в области недвижимости, а медицинское оборудование оценивал впервые – то есть никакими специальными знаниями он не обладал и, что называется, «тренировался на кошках»: зато сделал не одну, а целых две экспертизы. Основную (в декабре 2021) и дополнительную (в октябре 2022). В первой он оценил ущерб в 10,4 млн рублей, во второй - в 8,3 млн. Как один и тот же «эксперт» на основании одних и тех же собранных им данных установил разные рыночные цены с погрешностью в 2 млн рублей (или в 20%)? Как и многие другие, этот вопрос пока остался без ответа, а у гособвинителя вопросов к эксперту Креневу нет совсем, её традиционно устраивает всё, что ложится в прокрустово ложе обвинения – даже такая топорная работа.

В итоге эксперт решил, что его вторая экспертиза правильнее первой и что цена спорного контракта была завышена на 8 млн рублей. Этот документ и лёг в основу обвинения Фокина, Буянкина и Ельчанинова. Вот только есть нюанс: цены и величина торговой наценки на кислородные концентраторы государством не регулируются, и непонятно, что Кренев счёл «завышенной ценой». Тем интереснее было слушать его допрос адвокатами.

Оказалось, эксперт работал так: делал скриншоты с интернет-сайтов, предлагавших кислородные концентраторы в августе 2021 года, плюс по запросу получил ряд предложений от коммерческих организаций. Затем, используя метод обратной ценовой индексации «превратил» цены 2021 года в цены 2020-го.

Но вот что интересно – скриншоты Кренев делал 13 августа 2021 года, за 45 дней до назначения экспертизы и передачи ему материалов следователем местного ФСБ. Как за 45 дней до назначения экспертизы вы узнали марки, модели и характеристики кислородных концентраторов – недоумевают адвокаты, тут ведь колдовством попахивает. Или мошенничеством – не знаю, квалификацию суд должен дать. А эксперт, не моргнув глазом, отвечает: «эта информация была мне предоставлена следователем в ходе беседы». Его дальше пытают – это была частная или процессуальная беседа, где и когда она происходила, почему не отражена в материалах уголовного дела? А тот в ответ: «Не помню… Всё-таки время прошло».

Адвокаты интересуются дальше: «Когда вы говорите о разнице в цене, то должны сравнивать сравнимые вещи. Применительно к кислородным концентраторам это марка, модель, комплект поставки, наличие регионального удостоверения, сроки поставки, условия расчётов и ещё много чего. Где на скриншотах можно увидеть все это?» Нет, говорит эксперт, так как надо, он не сравнивал: «Я видел только информацию, которая на скриншотах. Только марку и модель концентратора». Ну что с этого Кренева взять – он же по недвижимости эксперт, с медицинским оборудованием первый раз работает, предмета не знает. Может, через одну-две экспертизы он и поймёт, что сравнивал несравнимое, но теперь не переделывать же. Вот и обвинитель говорит, что всё нормально – потянет. А то, что адвокаты надрываются, настаивая, что это существенные условия, потому что в контрактах все чётко определено, что таким методом гарантировать корректное сравнение невозможно, что есть жёсткие требования к экспертизе… Да и пусть надрываются эти адвокаты – им за это деньги платят.

Плюс эксперт по недвижимости Кренев направлял запросы о ценах на медицинские кислородные концентраторы в коммерческие организации, ни одна из которых их не продавала. А в суде он глубокомысленно заявил, что «факт поставки оборудования не является обязательным, достаточно того, что лицо, которое отвечает, располагает такой информацией. Если бы такой информации у респондента не было, то не было бы и ответа. Поставляли или нет эти организации кислородные концентраторы, я не проверял».

Пауза, аплодисменты, но ещё не занавес.

После этого у всех в заседании возник закономерный вопрос – зачем было делать скриншоты каких-то непонятных интернет-страничек в 2021 году и направлять запросы тем, кто никогда не торговал концентраторами, если можно было взять данные госконтрактов на поставку аналогичного оборудования, причём именно в 2020 году? Тем более, такие контракты были предоставлены Креневу следователем. На это эксперт глубокомысленно ответил, что «механизм образования цен на госзакупках существенно отличается от рыночного, поэтому мной было принято решение эти данные не учитывать».

И знаете, что самое смешное? После того, как вылезла вся эта лажа со сбором исходных данных, защита спрашивает горе-эксперта, влияет ли на достоверность исследования достоверность первичной информации. И тот ни секунды не сомневаясь отвечает: «Однозначно!».

Это «однозначно» Кренева было вдвойне смешно на фоне того, что следом за ним сторона защиты привела неоспоримые факты, позволяющие сделать вывод: организации, в которые «случайно» обращался за информацией наш эксперт, аффилированы между собой. А из решения УФАС Владимирской области следует, что часть из них были признаны виновными в заключении антиконкурентного соглашения с целью поддержания цен на торгах. Речь шла о поставках медицинского оборудования для учреждений здравоохранения Владимирской области с доказанным ущербом в 250 млн рублей.. Вот вам и первичная информация.

Завершился допрос эксперта Кренева вопросом: «Как вы считаете, собранная таким образом информация от таких «профессиональных» участниках рынка – аффилированных между собой и очевидно не осуществлявших продажу спорных моделей концентраторов кислорода – лучше и достовернее, чем информация о фактически совершенных сделках на сайтах госзакупок?» Ответа не было.

Вообще эксперт в этот раз попался нескучный и временами, когда заходил в тупик, дарил адвокатам улыбку вместо ответов – настолько лучезарную и безмятежную, что всегда подчёркнуто корректный адвокат Юрий Премилов в сердцах сказал ему: «Вы улыбаетесь, а людям здесь не до улыбок».
30 мая 2024
Все новости