Последние
новости
Интервью

Ирина Голубева: «Власти про нас знают, но не мешают работать»

Авангардные фрагменты
Автор: Алексей Машкевич
15 мин
26 октября, 2023
Алексей Машкевич
Фото: vk.com/albums-154636271

В Иванове заканчивается пятая «Первая фабрика авангарда». Фестиваль в этом году, на мой вкус, был необычайно хорош и интересен. Настолько хорош, что не очень понятно – что организаторы будут делать дальше, куда будут развиваться. О судьбе проекта, о том, что стоит за его парадным фасадом, на какие деньги и кем он делается, мы поговорили с бессменным продюсером фестиваля Ириной Голубевой.

голубева.jpg

- Год назад я разместил у себя в ВК пост о слабой изобразительной программе четвёртой «Первой фабрики авангарда», после которого вы и некоторые другие «фабричные» обвинили меня в непонимании современного искусства. В этом году, уверен, изобразительная часть «Фабрики» выше всяких похвал. Что произошло – вырос уровень проектов или я за год основательно подковался и подтянулся?
- В прошлом году была вполне себе достойная «Фабрика». Был совершенно великолепный центральный проект Дмитрия Каварги на железнодорожном вокзале – сказочная инсталляция.

- Согласен, но остальное было слабо.
- Проект HOMO FABER, который экспонировался в выставочном центре, был сделан на отлично, но там драйва не хватило. Потому что мы попали в сложную ситуацию. Начинали подготовку и разрабатывали концепцию с куратором того фестиваля и проекта HOMO FABER итальянцем Антонио Джеуза, который тысячу лет жил в России, но в феврале 2022 года эмигрировал. Мы бросили проекту спасательный круг, пригласили Алису Савицкую, очень хорошего профессионального куратора, и она сделала крепкую выставку. Но когда подхватываешь чужое – это тяжело, ты не проникаешься проектом полностью, не зажигаешься.

- Вот именно, это был «холодный» проект.
- Да, ей не хватило какой-то эмоции. Мы всегда делаем так, чтобы выставка захватывала, чтобы зритель пришел и получил отклик. А там я пришла, посмотрела и поняла – хорошо сделано, по всем канонам современного искусства, все правила соблюдены. Как отметка в школе – отлично, но полета не хватает, по этому принципу получилось. А общий настрой прошлогодней «Фабрики» был хороший, приехали прекрасные лекторы, была замечательная программа.

- Почему в этом году уровень проектов выше прошлогоднего?
- Это пятый фестиваль, полуюбилейный, надо было постараться. У фестиваля уже есть репутация, программа собирается как будто сама собой – никого не приходится звать, люди сами приходят. И говоря о будущем фестивале – если он будет, конечно, – его программа уже сегодня наполовину сформирована, участники федерального уровня сами заявляются.

- В этом году музей AZ привез шикарный проект.
- Этот проект мы готовили давно. Мы посвятили фестиваль памяти Сергея Соловьева, который со второй «Фабрики» был куратором выставочных проектов и очень много сделал для фестиваля, подтянул сюда московскую артпублику и институции. Благодаря ему мы теперь в хорошем контакте с Натальей Опалевой, одной из крупнейших коллекционеров страны, владелицей музея AZ. Нынешний проект «Симпатические взаимодействия» в музейно-выставочном центре – это была наша совместная с ней работа.
Я разбирала архив Сергея, специалиста по итальянскому Возрождению. Он писал докторскую, и в его архиве были наработки, касающиеся гуманистов Возрождения. Мы подумали, что надо обратиться к этому его опыту, посвятить проект ренессансу. Правда, куратор Александр Дашевский, питерский художник, свою хулиганскую нотку внес немножко… Я опасалась, что он увлечётся не тем, чем занимался Серёжа, но 99 % работ подобрано, на мой взгляд, просто вау! В экспозиции великолепные художники. Концепция и то, что он предложил, очень понравилась Наталье Владимировне [Опалевой].

- В этом году удались не только «Симпатические взаимодействия», но и проект Даши Растуниной «Ген», и фотоэкспозиция «Текстильная столица. Всё только начинается» на ТекстильПрофи, которую собрали фотограф Андрей Сафонов и меценат Елена Колесова. Они все спорные, но заставляют думать, будоражат.
- Все три проекта хорошего уровня.
Когда мы по «Гену» объявили open call, пришло более трехсот заявок со всей страны и из зарубежья – и из ближнего, и из Индии, и из Индонезии прилетели каким-то образом. Отбирать работы в экспозицию мы привлекали Алису Савицкую, Александра Дашевского и Александра Климохина. Конечно, Даша нахулиганила и потом плюсом под шумок воткнула того, кого ей хотелось (разводит руками, улыбается).

- А кого-то не взяла. Кирилл Пискунов говорил, что его работу не взяли без объяснения причин.
- А что обижаться? Хотя художники - они такие. Работа у Кирилла хорошая, но под концепцию «Гена» не подходила. И у Саши Уткина были прекрасные работы, но тоже не под концепцию. Такие правила – художник заявляется на open call, читает концепцию и присылает работу в соответствии с ней, а не просто то, что для себя сотворил. Для этого и пишется концепция, чтобы получилась единая выставка, единый организм, а не просто картинки по стенкам развесили, как мы это в Иванове любим (улыбается). И выставка получилась цельная, хоть и не бесспорная. И это хорошо, это вызывает эмоции, люди ходят и думают, спорят.
Современное искусство – это вообще не про нравится/не нравится. Нравится/не нравится – это когда вы чай любите, а я кофе, но от этого чай хуже не становится. То же и в современном искусстве. Но большинство людей мыслят шаблонами, им в школе вбили, что есть эталонные Шишкин с Репиным, и дальше они смотреть не хотят, всё остальное для них – это ерунда. И идут с этой концепцией по жизни. Этот консерватизм мне удивителен, потому что жизнь на месте не стоит. Чем мне нравится современное искусство – оно вызывает или, как минимум, должно вызывать живую эмоцию. Приходишь на выставку или концерт, начинаешь спорить и думать – как ты это понимаешь, что ты вообще видишь и слышишь. И надо понимать, что мы не классиков вешаем на стены – это художники, которые живут здесь и сейчас, в тех же жизненных обстоятельствах, дышат с нами одним воздухом и считывают то же информационное поле, что и мы. И выражают это своим творчеством. На самом деле я удивляюсь, почему в Иванове так мало выставок современного искусства, ведь оно заставляет переживать эмоции. Мы были в Санкт-Петербурге, и я обратила внимание, что в Эрмитаже там бабушки сидят. А на выставке современного искусства молодежи много, там какая-то энергия, все что-то обсуждают.

- Как вы ответите на вопрос – что такое «Первая фабрика авангарда»? Не в этом году, а как явление.
- Это проект, направленный на поддержку художников и на просвещение – что происходит в современном мире с точки зрения искусства. И не нужно никуда ехать: ни в Москву, ни в Санкт-Петербург, Калининград, Воронеж, Новороссийск – к нам сюда сами приезжают, и можно за две недели всё посмотреть. Да и сама атмосфера «Фабрики» мне нравится: попадаешь в активную жизнь, энергетика какая-то другая, ты не в сонном царстве. Встречаешь людей, которых не видел год или больше, общаешься с ними, тебе это интересно, можешь задать какие-то вопросы. Обычно ведь как: дом – работа – дом, а здесь саморазвитие, самореализация, ответы на вопросы, которые интересуют. У «Первой фабрики авангарда» уже сложилась своя аудитория, я узнаю людей, которые из года в год ходят на фестиваль и говорят нам спасибо – и это не только молодежь. Я думала, что мы фестиваль для молодых делаем, а нет – взрослая интеллигенция идет, люди, которым 50-60-70 с удовольствием ходят. Это фестиваль для ума, для интеллектуальных людей.

- Проект начинался как городской под кураторством мэра Шарыпова, потом его забрали на областной уровень, а теперь «Фабрика» чья? Такое чувство, что от нее все открестились.
- Нет-нет-нет, ничего подобного (машет руками, смеётся). Город как с самого начала финансировал, так и финансирует. Более того, в этом году Шарыпов значительно увеличил финансирование.

- Мэр лично от «Фабрики» дистанцировался?
- Его просто не было в городе во время нынешнего фестиваля. Что там еще – не могу сказать. Владимир Шарыпов и изначально очень живо поддержал наш фестиваль, и нынешнюю пятую «фабрику». И фестиваль не ушел на областной уровень, его просто включили в повестку туристических событий как один из лучших в Ивановской области. Мы каждый раз подаем заявку на региональный грант, и его нам либо одобряют, либо нет – в этом году одобрили небольшую сумму. Плюс муниципальные деньги, плюс ещё партнерская поддержка, в этом году просто феноменально большая – фактически все выставочные проекты спонсорские, меценатские. «Ген» Даши Растуниной сделали на муниципальные средства и, мне кажется, это правильно – там молодые художники, которых надо поддержать, и где ещё, как не на «Первой фабрике авангарда»? Это событие привлекает к себе внимание, на него приезжают, смотрят. Может быть, наши художники порой не дотягивают по уровню до столичных, но им надо где-то стартовать, показываться. На эти выставки приходят люди, которые понимают в искусстве, и кто-то предлагает художникам дальнейшее продвижение.

- Время сегодня непростое, эксперименты не приветствуются ни в политике, ни в искусстве, и поэтому, видимо, на мероприятиях не было ни губернатора, ни мэра. Они дистанцируются?
- Я за них не могу ответить, почему они не были на «фабрике» в этом году. Насколько я знаю, глава города был в отпуске, но присутствовал его первый заместитель. От области тоже были…

- Такое чувство, что областные деятели больше сосредоточены на проектах Visit Ivanovo – это и пресловутый #вШуебал, и разные матрешки со шкатулками, и раскрашенные холуйские лодки. Абсолютно пустые, но очень бюджетно-затратные мероприятия.
- Не мне судить – решения не я принимаю. Фестиваль современного искусства «Первая фабрика авангарда» – очень достойный проект. И не потому, что я его делаю. О нас знают далеко за пределами Иванова, меня куда только не приглашают рассказать о фестивале – от Москвы и Санкт-Петербурга до Омска и Мончегорска. Поэтому, наверное, в этом году было не так сложно сформировать фестивальную программу – нас знают и уважают, о нас третий фильм снимают.
Мне вообще порой кажется, что со стороны фестиваль ценят больше, чем в Ивановской области. Это проект, который надо развивать и вкладываться в него, потому что это бренд. Он модный, в него можно привлечь кучу молодежи. А с другой стороны, может быть, и хорошо, что власти про нас знают, но не мешают работать.

- В этом году фестиваль первый раз не получил президентский грант. Почему?
- С президентским фондом культурных инициатив история сложная, вы же понимаете, какая ситуация в стране.

- Вы недостаточно патриотичны?
- Нет-нет-нет. Мне кажется, там поменяли концепцию проектов, которым нужно давать гранты, внимание максимально обращено на вновь присоединенные регионы. Плюс Москва очень сильно берет деньги – они делают проекты, которые потом тиражируют по стране. А то, что современное искусство не особо поддерживают… С другой стороны, развитию креативной индустрии большое внимание уделяется, и современного искусства это тоже касается. Грант – это заявка, ее одобрение на 100% никто не гарантирует. И ещё какой попадется эксперт, который будет оценивать заявку – совсем не обязательно, что он разбирается в современном искусстве. Вот любит он фольклор, так фольклору и ставит высокие оценки. Будем надеяться, что когда-нибудь нам ещё повезет.

- Вы сказали, что в этом году было много спонсорских денег. Как вы думаете, зачем состоятельные люди помогают продвигать современное искусство?
- Они же не просто деньги дают, они заходят со своими идеями. Фестиваль привлекает внимание, это достойная площадка для того, чтобы показать хорошие проекты.

- Как Елена Колесова?
- Да. Елена очень увлеклась процессом, и очень хорошо, что она сотрудничает с нами в рамках «Первой фабрики авангарда», а не как-то отдельно. Когда приходят партнеры – это хорошая оценка фестиваля. Музей Зверева проект памяти Сережи Соловьева тоже сделал не где-то отдельно, а на площадке «Первой фабрики авангарда». «Шуйские ситцы» в этом году сделали свой проект.

- Он странно смотрелся в контексте «Фабрики», но это моё субъективное мнение.
- Не могу не согласиться. Но с другой стороны, там были моменты, которые связывают его с «Первой фабрикой авангарда». Например, костюмы Надежды Васильевой, которые сделаны на основе коллекции авангардных ивановских ситцев.

- Было ощущение притянутости темы за уши.
- Мы привыкли, что «Первая фабрика» – это отрыв по полной. А этот проект расширяет зрительскую аудиторию фестиваля, ведь у многих неискушенных зрителей представление о современном искусстве такое: «фу, я туда не пойду». «Я не видел, но осуждаю» – это же просто классика.

- Я встретил на презентации у Анны Богаделиной людей, которые никогда на выставки не ходили, но пришли, «потому что Аня пригласила». Далёкие от искусства предприниматели, но им было не неинтересно.
- Глядишь, они потом и на другие площадки придут. То же самое с музеем Зверева. Хочешь – люби современное искусство, хочешь – не люби его, но проект сам по себе такой красивый, что приходишь туда, смотришь… Потом придут на другие выставки современного искусства.

- Ваш проект ощущает конкуренцию с проектом Visit Ivanovo?
- Нет. Что нам конкурировать, мы совсем в разных ипостасях. Как может конкурировать «Первая фабрика авангарда» и, условно, фестиваль «Лук-Лучок»?

- За деньги.
- Нет, мы не финансируемся из бюджета, субсидий не получаем. Максимум областной грант.

- Вы за несколько лет прошли путь от чиновницы до успешного менеджера культурных проектов. Как это получилось?
- Не знаю. Мне нравится дело, которым занимаюсь. Мне кажется, главный секрет успеха – ты делаешь проект, за который болеешь и который тебе дорог. Делаешь не из-под палки, практически на добровольных началах, и тебе важно, чтобы получилось хорошо. Я воспринимаю «Первую фабрику авангарда» как что-то своё родное. Поэтому, наверное, и есть этот успех.

- Вы на сайте обозначены как генеральный продюсер фестиваля. Что это значит?
- Ещё меня называют директором фабрики (смеётся). Продюсер – этот тот, кто плюс ко всему занимается продвижением, привлечением партнеров. Мне кажется, в этом году я неплохо спродюсировала фестиваль. К нам приехало много федеральных СМИ, телеканал «Культура» снял фильм – нас заметили, значит, мы работали не зря. Вся команда работала, пахала.

- После уровня нынешнего года трудно будет сделать что-то лучше?
- Не знаю. И хотя нет предела совершенству, но выше прыгнуть уже сложно.

- Ходят слухи, что вы собираетесь переехать на работу в Москву, где вас ждут и ценят.
- Да, есть весьма заманчивое предложение и очень амбициозный проект – всё как мы любим. Я ещё не приняла решение, что уеду, нахожусь в раздумьях. Конечно, жалко бросать фестиваль, и, наверное, не брошу. Хотя было бы неплохо передать его в чьи-то надежные руки. Мне кажется, я для этого фестиваля сделала по максимуму, что только можно. Он крепко стоит на ногах: узнаваемый, раскрученный, о нем знают. Мне кажется, мы сделали достойный фестиваль. Не только я, это вся команда – если бы не эти увлеченные люди, фестиваль не состоялся бы.

- Есть мнение, что если вы с командой отойдете от фестиваля, он просто не случится.
- Если вся команда отойдет, конечно, не случится. И если кто-то за нами подхватит, это уже не будет та «Первая фабрика авангарда», которую делаем мы.
16 июля 2024
Все новости