Последние
новости
Интервью

Рудольф Григорян: «Если команда проигрывает, виноват тренер»

Продолжение разговора о борьбе, деньгах и целеполагании
Автор: Алексей Машкевич
15 мин
04 октября, 2023
Алексей Машкевич
 
Честно говоря, не думал, что интервью с молодым борцом Ованнесом Сукиасяном вызовет такую бурную дискуссию и в соцсетях, и в офлайне. Мне звонили и писали – причём не только борцы, но и спортсмены, и функционеры из других федераций.

А потом перчатку, брошенную Ованнесом, поднял председатель федерации спортивной борьбы Ивановской области Сергей Вдовин, который в разговоре со мной не только пожаловался на нехватку денег, но и принизил все виды борьбы, кроме классической, назвав их придуманными и коммерческими, не олимпийскими и не совсем настоящими. С мнением Вдовина абсолютно ожидаемо не согласился руководитель коммерчески успешной школы боевых искусств «Будосан» Рудольф Григорян, когда-то создавший боевую дисциплину, ныне признанную мировыми экспертами. Он изложил свою точку зрения на проблемы ивановских борцов и на спорт – и любительский, и профессиональный.

Григорян.jpg

- В разговоре с Сергеем Вдовиным я упомянул вас и вашу спортивную академию и в ответ услышал, что вы занимаетесь не настоящим спортом, а коммерцией.
- Хочу поблагодарить «Слухи и факты»: после публикации вашего разговора со Вдовиным все наконец-то узнали, что в Иванове есть классическая борьба, что есть федерация и президент, который уже лет десять в этой должности, но до этого интервью никто о нём не слышал – даже мы, люди, профессионально занимающиеся спортом. Если бы он работал, мы бы виделись и встречались бы на соревнованиях, а так я даже не знаю его в лицо. Но он в интервью оскорбил не только нашу организацию и меня лично, но и результаты ивановских чемпионов мира. Сказал, что у нас нет конкуренции, что мы занимаемся непонятно чем. А у нас, например, есть воспитанник Даниил Барашков, шестикратный чемпион мира, который в 2017 году выиграл два чемпионата мира в Румынии, где наша борьба – это президентский вид спорта с крутой поддержкой, румыны до этого 10 лет занимали первые места. Потом в 2019 году Даниил выиграл чемпионат в Германии, где у него было более восьмидесяти конкурентов и где было представлено 54 страны. Он до этого четырнадцать лет тренировался, проделал огромную работу здесь, в Иванове – это мой ученик, мы с ним вместе его победы сделали. И как можно публично говорить, что всё это плохо, что это ненастоящее?

- Он не сказал, что плохо. По его словам, ваш вид спорта ненастоящий, придуманный.
- Все виды спорта когда-то и кем-то придуманы, раньше или позже. Вы не представляете, насколько легче и быстрее можно развить олимпийский вид спорта с государственной поддержкой и финансированием – в десятки раз легче, чем неолимпийский. Я могу прямо сейчас взять федерацию у Вдовина, и через год там будут и чемпионы мира по классической борьбе, и залы с детьми, и всё остальное. Я сам занимался борьбой, в Иванове всегда была хорошая школа.

- И что с этой школой случилось? Была хорошая, а теперь максимум мастеров спорта могут воспитать.
- Ответ простой: если команда проигрывает, виноват тренер. Если федерация спортивной борьбы не развивается, значит виноват президент. Я десять лет возглавляю федерацию ММА, которой до этого в Иванове не было вообще. Сейчас ММА есть в каждом фитнес-клубе, этим видом занимаются тысячи людей. Но это не просто так получилось, не потому, что это коммерческий вид спорта. Мы профессионально занимаемся массовыми видами спота, делаем их доступными. Сделали так, что люди готовы платить за занятия деньги, которые мы не тратим на себя, а вкладываем в развитие спорта.

- Вы зарабатываете деньги на спорте?
- Да, зарабатываем, и это здорово. Могу рассказать личную историю: я ещё был молодым тренером, и после первых побед детей их родители скинулись и подарили мне подержанный Opel Kadett. До этого момента ни мои родители, ни я не могли себе позволить приобрести автомобиль, а тут мне его подарили. Причём дети не чемпионат мира тогда выиграли. Это был сильный стимул работать дальше. Всё, что заработал в жизни, я заработал, тренируя детей, а не благодаря каким-то победам – за победы нам ничего не дают.

- Что же такое профессиональный спорт – то, что приносит деньги, или олимпийские виды?
- Олимпийские виды – это любительский спорт, борьба за титул, за медаль на Олимпиаде. А профессиональный – это когда за победы платят деньги, когда это твоя работа. В Ивановской области есть профессиональные спортсмены, которых наша федерация воспитала. Они живут за счёт того, что тренируются и выступают, выигрывают на соревнованиях: Азам Гафоров, Айк Казарян.

- Я правильно понимаю, что ваша работа складывается из двух составляющих: работа с детьми, за которых платят родители, и воспитание профессиональных спортсменов, зарабатывающих деньги самостоятельно?
- Да, у нас полный конвейер. Дети приходят к нам в три года и до шестнадцати лет получают ученические разряды, достигают чёрного пояса, определяются (пояса – это стимул для спортсменов). Дальше они и их родители смотрят, нравится или нет, идти дальше или нет. Второе направление – это спортивная соревновательная карьера. Но далеко не у всех получается стать чемпионом, да и не всем это надо.

- Думаю, что и у родителей не всегда хватает на это денег.
- Мы с этим справляемся – у одних не хватает, зато у других есть. Если ребёнок готов стать чемпионом России, он поедет и выдаст этот результат в любом случае.
И третье направление – это тренерская карьера. Если ты любишь это дело как я, то это оплачиваемое хобби, и мне даже сложно назвать это работой (улыбается).

- А где в этой триаде те борцы, что сами зарабатывают себе на жизнь?
- Это соревновательное направление. Сначала любительский спорт, дальше профессиональный. Но большинство ребят мы не ведём к этому, наша главная задача – это их здоровье. Далеко не все хотят стать олимпийскими чемпионами. У меня самого трое детей, и я бы не хотел, чтобы кто-то из них стал олимпийским чемпионом. И это я не сейчас начал говорить, когда Олимпиада отвернулась от нас. Олимпийские игры… Все равно это система, которая подчиняется кому-то, и их ресурсы не всегда направлены на то, чтобы подрастающее поколение было здоровым. Стать олимпийским чемпионом и сохранить здоровье – это очень сложно, это разные понятия. Может быть в шахматах так получается, но точно не в борьбе.
Наша главная задача, повторюсь, – создать условия для массового спорта. Открываем залы в разных районах города: чтобы рядом, чтобы родителям было удобно, чтобы не возить детей по всему городу, а пройтись пешком на тренировку. Создаём рабочие места. Ребята с трех лет начинают заниматься, делают спортивную карьеру, дальше кто-то становится тренером, получает профильное образование.
Товарищ Вдовин в разговоре с вами говорит о чемпионах мира, которых у него самого в федерации нет. А у нас их семнадцать. Вдовин сам не был на чемпионатах мира, не поднимал флаг страны и не слушал гимна – поэтому и говорит плохо про других чемпионов. Пройдя этот адский путь, достигнув таких результатов, человек никогда в жизни плохо не скажет ни про один вид спорта, даже если в нём меньше конкуренция. У кого-то больше конкуренции, у кого-то меньше, но борьба в России развита. Согласен, в нашем виде спорта не так много дагестанцев, которые все очень хотят стать чемпионами и которые очень хорошо борются – поэтому нам попроще, Вдовину сложнее (смеётся).
У нас сегодня занимается более двух с половиной тысяч человек, а за двадцать лет через нас прошло более восьми тысяч ивановцев, из которых семнадцать стали чемпионами мира – это реальная статистика.

- В массовом спорте можно работать без чиновников, без бюджета?
- У нас бюджетное финансирование в десять раз меньше, чем у федерации, которую возглавляет Вдовин. У нас нет бюджетных ставок, нет бесплатных залов и площадок. Вдовин жалуется на «конюшню» в самом центре города, а это шикарнейшее место для борьбы, отличный зал. Там есть люди, инфраструктура, набережная рядом. Жаловаться на зал в центре города – это безумие какое-то.
Государство серьёзно поддерживает спорт. Вот Вдовин говорит, что нет площадок для соревнований. Но ведь есть Дворец спорта, где можно проводить соревнования международного уровня – классный зал и инфраструктура позволяет. Сейчас каждой федерации там дают бесплатно один день соревнований. Ты сам организуешь и не платишь за аренду, которая в противном случае очень дорогая. Плюс есть куча грантов – сегодня поддерживаются абсолютно все направления, и есть федерации, целиком живущие за счёт грантов. Ещё есть субсидирование – небольшие деньги, но они есть. Государство не мешает, но этим заниматься надо, надо развиваться.
Сам Вдовин борец ещё советских времен, занял когда-то призовое место, и чего он хочет? Чтобы вернулись в советские годы, а он получил новое признание? И нате вам тогда три миллиона в год, развивайтесь? Ну не будет этого уже никогда – жизнь-то по другому сценарию развивается, и чего сидеть и жаловаться? И ладно он на государство жалуется, а нас-то почему критикует? Завидуешь? Завидуй молча. И детей на всех хватит в нашем регионе, и родителей, которые готовы за них платить (усмехается). Мы готовы конкурировать.
Я сам занимался карате, был и призером на чемпионатах мира, но не выигрывал эти чемпионаты никогда. Был призером на чемпионатах Европы, но не выиграл. Вот чемпионат России, да, выигрывал. Если бы я стал чемпионом мира, возможно не так активно тренировал бы, потому что в своей жизни уже некую миссию выполнил бы. Я сначала был очень расстроен, что у меня чемпионство не получилось, но со временем переформировал цели, нашел свою нишу, и после этого со своими учениками стал чемпионом мира семнадцать раз. Некоторые из них шесть раз выигрывали, кто по два, по три раза. Мои подопечные больше тридцати раз поднимали флаг страны на чемпионатах мира.
Ещё Вдовин затронул художественную гимнастику – а что он, джентльмен, хочет? Отнять у девчонок спортзал, выгнать на улицу и завести туда своих борцов? И это для него будет достижение? Как-то бредово звучит, не по-мужски. И говорить, что гимнасткам много денег дают… Надо самому репу чесать, а не на других смотреть. А он как засланный казачок, который уничтожает олимпийский вид спорта в Ивановской области. Если бы господин Вдовин возглавлял конькобежный спорт, легкую атлетику или хоккей, я бы понимал, там невозможно без поддержки бюджета, без большого льда, стадиона, ледового дворца, но борьба... Чтобы положить татами 10х10 или 8х8, для этого суперсовременный спортивный зал не нужен.
Вообще заниматься развитием областной федерации олимпийского вида спорта в десятки раз легче, нежели это неолимпийского. А еще сложнее организовать свое направление: получить и разработать правила, методологию прописать. Когда я говорю, что если возглавлю федерацию спортивной борьбы, то через год будут чемпионы мира, то это сделаю не я один, а моя команда – сотни людей. И каждый будет заниматься своим делом: менеджеры, тренеры, врачи, те, кто пишет методику. И нельзя советские методики применять сейчас – другие и люди, и интересы. У взрослых людей другие проблемы, у детей другие проблемы. Раньше дети во дворе бегали, не боялись ничего, спортивные секции везде работали.

- Да, я помню те времена – мог в любую записаться, и все было бесплатно.
- Вот про «бесплатно» я против, потому что это всё очень условно.

- Бесплатно было для моих родителей.
- Спорт должен стать полностью коммерческим, так результативность будет выше. Не хочется называть страны, которые теперь считаются недружественными, но там спорт коммерческий, нет государственных инвестиций. А если государство тратит огромные деньги на содержание федерации, на эти бесплатные залы и стадионы, то ребенок может и будет заниматься борьбой, не имея никаких предрасположенностей к ней. Он может десять лет прозаниматься, на него будут тратить деньги, время зала, его искалечит тренер, а ребёнок ничему не научится в жизни, кроме как бороться, но и тут не достигнет результата. И получится что-то непонятное. А мы работаем с каждым индивидуально. Хватит ребенку сил и таланта выиграть чемпионат мира – замечательно. Не хватит – с ним еще больше надо работать. Я не хочу, чтобы все дети становились олимпийскими чемпионами и чемпионами мира. Только те, у кого это получается не во вред здоровью и учебе. Ведь крест надо на всём поставить, чтобы таких результатов достичь.

- Спортивная карьера рано заканчивается, а в тренеры идут далеко не все.
- Один процент из всех. И точно так же один процент достигает чемпионского титула. Все остальные просто выгорают и уходят. Кроме борьбы они ничего не умеют, потеряли здоровье, не получили образования (это невозможно совместить). И что? Game over в двадцать лет.

- Так что сегодня делать Ованнесу, который мечтает об олимпийском титуле?
- Ованнес как-то обращался ко мне за помощью, хотя у меня и не профильный вид спорта. Я тогда сам помог финансово, плюс мы нашли ему спонсорских денег у армянской диаспоры и отправили на международные соревнования. Но он там не выступил, потому что тот самый господин Вдовин не подал заявку.
И поэтому я Ованнесу посоветую – переосмысли свою идею стать олимпийским чемпионом. У тебя вся жизнь сведена к тому, что хочешь стать чемпионом. А что дальше, после победы на Олимпиаде что будет? Или думаешь, что жизнь на этом закончится?
Помню, мы с учеником выиграли первый для меня чемпионат Европы. Я тогда вернулся в Россию счастливый – я, молодой тренер, достиг всех целей, которые перед собой ставил. Для меня это был эмоциональный взрыв, что-то с чем-то. Тем более, что чемпионат был в Польше, где нас не любят и в финале хотели засудить, но мы пробились и выиграли – это какая-то двойная победа была. А приехали сюда, и я не мог ни с кем общаться, у меня была депрессия. Взрыв, только теперь в обратную сторону – почему нет ковровых дорожек, почему никто не встретил, никто торжественно не поздравил?
Может, и Ованнесу надо сейчас от обратного пойти? Если он четко понимает, что будет делать после победы на Олимпиаде, ему будет проще достигнуть результата. Если не знает, то это недальновидная мечта. И она, скорее всего, не сбудется.
25 июля 2024
Все новости