Последние
новости
Общество

Кого защищают правозащитники

А кого - журналисты
Автор: Алексей Машкевич
5 мин
22 ноября, 2022
Алексей Машкевич

Так получилось, что в Ивановской области заключённые не ищут защиты ни у уполномоченного по правам человека, ни в общественной наблюдательной комиссии (ОНК), хотя именно они, казалось бы, должны следить за соблюдением прав человека в колониях и СИЗО. Но увы, институты эти, как и многие другие, выродились, и новые общественники озабочены только тем, чтобы «негатив» не просочился в паблик. А когда/если выезжают на проверки, никаких нарушений не находят, и те, кто жаловался, предстают лжецами, льющими грязь на систему. На ту систему, частью которой стала сегодня и официальная правозащита. Грустно.

И сидельцы пишут в СМИ. Пишут без надежды на решение вопроса – никаких полномочий у журналистов нет. Просто для того, чтобы рассказать о себе и своей боли. По журналистским материалам (иногда) выезжает проверка общественников и, как правило, ничего не находит. Почему так происходит, мы недавно узнали от только что избранного в новый состав ОНК Александра Короткова. Оказалось, что члены комиссии во главе с председателем не разбираются в сути происшествия, доверяя во всём администрации. Коротков попробовал пойти против ветра, но подвергся жесткой анонимной критике и, думаю, в комиссии долго не задержится. А если и останется, то нормально работать ему вряд ли дадут.

Уверен, никто в ивановской ОНК не знает, что в талицкой ИК-6 в октябре «вскрывались» заключённые (для тех, кто не в курсе: «вскрылись» значит нанесли себе увечья). Говорят, что шестеро, но точной информации нет. А может и лучше, что не знают – людей в колонии и так довели до травм (психологических и физических), а после проверки могли бы в преступное сообщество объединить, пришив что-нибудь «политическое», или членство в каком-нибудь АУЕ (движение признано экстремистским, деятельность на территории России запрещена), или ещё что.

Адвокат Сергей Маслов передал редакции для публикации обращение в прокуратуру, написанное в интересах осужденного Егора Гладковского, отбывающего наказание в ФКУ ИК-6 УФСИН России в Талицах. Заключённый говорит о применении к нему физической силы и неуважительном обращении сотрудников ФСИН, а также о ненадлежащих условиях содержания.

Вот пересказ обращения.

19 июля в ИК-6 прибыли сотрудники УФСИН России по Ивановской области Смирнов и Трифонов. В ходе рейда по казармам Трифонов отвёл заключённого в туалет и стал заставлять делать уборку, но тот отказался, поскольку в его обязанности это не входило. Тогда Трифонов пообещал окунуть Гладковского в унитаз головой, обхватил его руками за туловище и стал наклонять головой в унитаз. После такой «воспитательной работы» Гладковский пол вымыл, естественно.

Потом, со слов заключённого, сотрудники УФСИН вывели его в прогулочный двор и били по ногам, животу и голове.

22 октября на прогулке к Гладковскому подошёл оперативный сотрудник колонии, которого он может назвать, и стал угрожать, что скоро опять приедут Смирнов и Трифонов и повторят и унитаз, и побои.

23 октября утром в камеру к Гладковскому пришел оперативный сотрудник колонии Мамедов и стал агрессивно требовать представиться и выйти из камеры. Гладковский говорит, что испугался и порезал себе предплечье левой руки. Ему тут же оказали медицинскую помощь, но внесли ли запись в медицинскую карточку, он не знает. Адвокат говорит, что во время беседы предплечье его доверителя было перевязано.

После этого заключённого перевели в помещении камерного типа (ПКТ) №8, и он говорит, что там разбиты стекла в окне, туалет в аварийном состоянии, там разрушаются стены и отваливается дверь, из крана течёт грязная вода. Это, видимо, тоже делается в «воспитательных» целях.

Из-за чего «вскрывались» остальные, неизвестно – да и сам факт, как уже писал, не подтверждён.

Я после выхода подобных материалов часто слышу: ну и что, зачем за них заступаться, это же преступники. Да, они преступили закон и отбывают наказание. Но в их приговорах ничего не написано про издевательства и пытки, про нечеловеческие условия содержания и отсутствие элементарной гигиены. А целью содержания под стражей, если верить Уголовно-исполнительному кодексу, являются «исправление осужденных и предупреждение совершения новых преступлений». Но уполномоченный по правам человека Светлана Шмелёва и руководитель ивановской ОНК Светлана Шишкина со мной, видимо, не согласятся. Они, если и съездят в Талицы, расскажут, что все заключённые сказочники и думают только о том, как администрацию и сотрудников колонии оболгать.
05 декабря 2022
Все новости