Последние
новости
Общество

Кто здесь самый главный фейкомёт?

История одного мобилизованного
Автор: Анна Семенова
5 мин
08 ноября, 2022
Анна Семенова

Эта история случилась в конце октября. Я долго думала, надо ли об этом писать, но решила, что все-таки надо. Потому что в похожую ситуацию может попасть кто угодно и по какому угодно поводу.

Еще в середине октября в Иванове был мобилизован молодой – немногим больше 30 лет - парень, скажем, Сергей Иванов. Или Петров. Или Сидоров – в общем, имена и фамилии в статье изменены. Несмотря на молодость, у него в семье двое (несовершеннолетних – это важно) детей. Старший ребенок жены от первого брака и младший – инвалид. Жена не работает, ухаживает за младшим ребенком. Единственный кормилец семьи – Сергей, потому что пособия и пенсии, которые государство предоставляет семьям с детьми-инвалидами, мягко говоря, невелики.

Так вот, потратив на то, чтобы минимально экипироваться, 40 тысяч рублей, которые еле наскреблись, Сергей убыл в учебную часть. И вот в 20-х числах октября из всех телевизоров и утюгов начинают рассказывать, что Министерство обороны смилостивилось и согласилось дать отсрочку от мобилизации родителям детей-инвалидов независимо от количества детей в семье и родителям трех несовершеннолетних детей.

Затем, по словам Сергея, в часть прибыл с инспекцией военный прокурор, и когда мобилизованный спросил у него, не слышно ли чего про отсрочки для родителей детей-инвалидов, очень удивился. Мол, а что ты тут вообще делаешь, тебя должны были домой отправить. И даже продиктовал заявление на предоставление отсрочки со ссылкой на некую директиву Минобороны и на разъяснения Генштаба. Сергей пошел к командиру части, тот тоже подтвердил, что отсрочка положена, но сказал, что запрос на мобилизованного Иванова должен прийти из военкомата, через который Сергей попал в часть.

Жена Сергея побежала в военкомат города Иваново на ул. Арсения. Добралась до военкома, тот (опять же, так рассказывает Сергей) сказал, что не против отозвать ее мужа, вот только надо получить добро от юриста, работающего в военкомате. Пошли к юристу – а та и говорит, мол, нет директив и разъяснений по детям-инвалидам, это вам кто-то наврал, никаких таких документов к нам не поступало, так что останется ваш муж там, где он есть.

На этом месте у всех, включая меня, случился когнитивный диссонанс. Во-первых, не мог прокурор врать или доносить до людей непроверенную информацию? Ну да, директива для служебного пользования, но в военной прокуратуре явно с ней знакомы.

Во-вторых, с каких пор юрист военкомата указывает военкому, что делать, а что не делать? Или у них, у военных мир как-то по-другому устроен?

В общем, что-то непонятное.

В конце концов жена Сергея дошла до уполномоченного по правам человека по Ивановской области Светланы Шмелевой, там написала еще одно заявление. Подключили к поиску хоть каких-то нормативных документов и другие инстанции.

Итог: никаких отсрочек и директив по родителям детей-инвалидов нет в природе. Сергей остается мобилизованным (и, кстати, его уже отправили из учебной части, вот только не знаю куда именно). Все остальные расходятся.

Уже под конец этой эпопеи я занялась тем, чем (каюсь) надо было заняться с самого начала – поисками первоисточника информации о дополнительных отсрочках. И нашла – это заявление председателя комитета Госдумы по делам семьи, женщин и детей Нины Останиной. Причем это заявление чуть ли не в тот же день опровергло Минобороны. Но к этому времени оно уже широко разошлось по федеральным СМИ и телеграм-каналам.

От этой истории остался противный привкус: по большому счету, депутат Госдумы выпустила в паблик откровенный фейк, за что, кстати, не понесла никакого наказания (в отличие от десятков других наших соотечественников, причем во многих случаях их «фейки» имеют документальные подтверждения). Этот фейк подхватили не только СМИ и другие медиа, но даже должностные лица.

Понятно, что всем плевать, что пережила одна маленькая семья из Иванова, пытаясь разобраться в этом клубке, где все нити сходятся к документам с грифом «ДСП», от которых зависит жизнь и смерть конкретных людей. Скорее, мораль этой грустной истории в том, что в наши странные дни верить никому нельзя – даже солидным дядям и тётям с должностями, даже людям в погонах, даже любимому телеграм-каналу. Их слова, обещания и заверения превратились в прах – в прах и г@@но, как говорил персонаж чудесного фильма «О чем говорят мужчины». Фильма о безвозвратно ушедших временах о том, как четверо москвичей могут рвануть на машине к другу в Одессу.

Впрочем, что жалеть о словах, когда, похоже, вся наша прежняя жизнь неуклонно превращается именно в эту субстанцию…
05 декабря 2022
Все новости