Последние
новости
Общество

Почему ивановские следователи испугались адвокатов Евгения Румянцева?

Галина Нажимова о расследовании смерти её дочери
Автор: Алексей Машкевич
4 мин
06 октября, 2021
31 марта в Иванове под обломками здания Политеха трагически погибла двадцатилетняя студентка РАНХиГСа Анастасия Нажимова.

29 апреля мать погибшей девушки публикует открытое письмо, в котором просит губернатора Воскресенского снять ректора Политеха Евгения Румянцева с должности.

30 апреля председатель Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин потребовал доклад о ходе расследования дела о гибели Анастасии Нажимовой.

9 сентября, видя, что дело заходит в тупик, мать погибшей девушки Галина Нажимова пишет Александру Бастрыкину жалобу на бездействие СУ СК по Ивановской области (есть в редакции).
Нажимовы - внутрь.jpeg
На фото: Галина Юрьевна и Анастасия Нажимовы
Ещё Галина Юрьевна прокомментировала сложившуюся ситуацию:

- Когда погибла моя дочь, было много шума и громких слов – мне обещали быстрое и объективное расследование, и что накажут всех виновных.

За полгода работы следствие узнало о причинах трагедии и выглядят они так.

Ректор поручил завхозу вывести здание из эксплуатации, а первому проректору – контролировать процесс. При этом первый проректор только спрашивал у завхоза, всё ли нормально. Он не контролировал процесс, в том числе не проверял устойчивость опор, как того требуют стандарты безопасности. В итоге опоры сгнили целиком, и их обрушение стало вопросом времени. И время пришло ровно в тот момент, когда под ними шла моя Настя.

Следствие сегодня считает виновным в произошедшем только завхоза. Но почему? Разве тот, кто должен был контролировать завхоза, не несет ответственности? Ведь по стандартам безопасности нужно регулярно осматривать крыши и составлять акты об их состоянии.

Ректор и первый проректор по должности знали об этом – как минимум, это требование прописано в должностных инструкциях. А до трагедии ректор Евгений Румянцев писал письма кому только можно, в том числе ивановским мэру и губернатору, что здание аварийное и просил его забрать с баланса Политеха.

Также до страшной трагедии, оборвавшей жизнь моей дочери, Политех получил федеральные деньги на ремонт своих зданий, в том числе обрушившегося корпуса. Вот только, похоже, ремонтировать здание на улице 8 Марта никто и не планировал – оно же по приказу ректора было выведено из эксплуатации.

Я спрашиваю у следователей: если хватило доказательств для предъявления обвинения завхозу, почему доказательств недостаточно для предъявления обвинения ректору и проректору?

Следователи отвечают мне, что боятся оправдательного приговора, потому что у ректора Политеха сильный адвокат – Анна Коткова. Почему ивановские следователи испугались адвокатов Евгения Румянцева? Я знаю, что адвокатское бюро Котковой в последнее время пополняется выходцами из Следственного комитета – нет ли в этом какой-то связи?

Разве такой должна быть реакция государственных органов – и следствия, и прокуратуры? Вместо наказания всех виновных выбрали «крайнего» с максимальными шансами на посадку и адвокатами послабее.

Какой сигнал даёт обществу и владельцам зданий такая позиция следствия? Видимо, теперь на законы и безопасность граждан можно плевать и дальше, лишь бы был тот, на кого при случае можно всё свалить.

Мне больно говорить это, но с таким расследованием повторение трагедии не заставит себя ждать – берегитесь, ивановцы, наши улиц небезопасны.

Берегите своих детей – как показывает расследование обстоятельств гибели моей дочери, никому нет до них никакого дела.
19 октября 2021
Все новости