Последние
новости
Политика

Ивановские губернаторы. Павел Коньков

Ретроспектива Андрея Кабанова
25 мин
29 сентября, 2021
Павел Алексеевич Коньков был назначен временно исполняющим обязанности губернатора Ивановской области указом Президента РФ 16 октября 2013 года и выбран на выборах 14 сентября 2014 года.
правительство.jpg
Фото: Владимир Смирнов
Полная неожиданность

Для ивановцев назначение Конькова стало неожиданностью. Более того, это стало неожиданностью и для самого Павла Алексеевича. В жизни Конькова уже был один серьезный политический проигрыш – он когда-то имел губернаторские амбиции, но был за это наказан, и после этого в нем не видели политического игрока.

При всем этом, в области он был человеком известным, биографию имел интересную. Родился в 1958 году в Иванове, с золотой медалью закончил знаменитую тридцать вторую школу. Затем с «красным» дипломом Московский текстильный институт, позднее Стокгольмскую школу экономики. Трудовую деятельность начал на Климовском машиностроительном заводе в Подмосковье. В 1984 году вернулся в Иваново и более 10 лет трудился на заводе «Ивтекмаш» – мастер, секретарь парткома, начальник отдела. К середине 90-х производственная карьера Павла Алексеевича зашла в тупик вместе с самим заводом «Ивтекмаш». И Коньков ушёл работать в бизнес-структуры Василия Гущина. Работал директором Колобовской ткацкой фабрики, компании «Мегаполис», ткацко-отделочной фабрики «Красный Октябрь» в поселке Каменка. В марте 2000 года довольно легко избирался депутатом областного Законодательного собрания.

С тех пор Павел Коньков стал видной политической фигурой. Входит во фракцию «Единая Россия», находящуюся в оппозиции к губернатору Тихонову, в местном парламенте известен как лоббист текстильных магнатов – Василия Гущина, Аркадия Златкина, Дмитрия Сиганова, Сергея Кабанова. Одно время был союзником Михаила Бабича, который пытался сделать его заместителем председателя ЗС, но тогдашний спикер Владимир Гришин на это не пошел. За что и поплатился: 13 февраля 2003 года под давлением Бабича и его союзников Гришин уходит в отставку, а на его место избирают Конькова. Скорее всего, это было выполнение определенных предвыборных обязательств Бабича перед текстильными олигархами, ведь именно они принесли Михаилу Викторовичу основную долю средств на его избирательную кампанию в Госдуму.

Первый политический провал

В период руководства Гришина Законодательным собранием Коньков один из главных и неутомимых его критиков. К слову, критиковать было за что. Например, за шикарный кабинет с комнатой отдыха, душем и туалетом. Особенно много копий было сломано по поводу огромного аквариума, который стоял в приемной председателя ЗС. Когда Коньков вел борьбу за кресло, обещал быть скромным и аквариум ликвидировать, как излишество. Слово свое он не сдержал – возможно забыл, а вот депутаты нет.

Надо сказать, спикером он был неплохим. Под его руководством Законодательное собрание стало серьезной политической силой и центром принятия важных решений. В парламенте была оппозиция Конькову, но важной роли она не играла. Павел Алексеевич тогда получил медаль ордена «За заслуги перед Отечеством».

Все изменилось летом 2004 года, когда испортились отношения с Бабичем. Михаил Викторович в то время разыгрывал одну из политических комбинаций по укреплению своего влияния в области, делил «шкуру неубитого медведя» – раздавал виртуальные должности в области «после Тихонова». Не знаю точно, что произошло. Бабич вроде бы обещал будущее губернаторство мэру Кинешмы Андрею Назарову, а Конькову доставалось спикерство в ЗС следующего созыва. И то ли Коньков сказал, что сам хочет стать губернатором (он губернаторских амбиций никогда не скрывал), то ли просто усомнился в кандидатуре Назарова…
бабич.jpg
Фото: Владимир Смирнов
Для Бабича любой человек, не готовый беспрекословно выполнять его волю становился противником, и Павел Алексеевич попал в этот список. Подробности низвержения Конькова с должности спикера подробно описаны в очерке о Владимире Тихонове. Добавлю лишь, что в тот ответственный момент Коньков проявил полную беспечность, растерянность и неорганизованность. У него было много сторонников, плюс колеблющиеся депутаты, текстильные олигархи. Был губернатор Тихонов, наконец. Но именно три депутата коммуниста, которых контролировал Тихонов, и решили дело. А Павел Алексеевич проводил драгоценное время в беседах с бывшими противниками Бабича, которые заверяли его в своей лояльности, а сами вошли в ядро заговорщиков.

В тени

Для Конькова cлучившееся стало страшным ударом. Плюс он был исключен из «Единой России». Правда, Павел Алексеевич стал одним из лидеров депутатской группы «Ивановский край» и поддерживал дружеские отношения с вице-губернатором Юрием Токаевым, но тренд сменился, и перед Коньковым встал вопрос политического выживания. Было уже не до губернаторских амбиций, попытка стать депутатом Законодательного собрания четвертого созыва потерпела фиаско – в Тейковском избирательном округе он оказался лишь третьим.

Совсем без работы Коньков не остался: вернулся в текстильные бизнес-структуры, возглавил «Ивановское текстильное объединение», «Ассоциацию текстильных предприятий», был председателем регионального отделения «Российского союза предпринимателей текстильной и легкой промышленности», стал почетным текстильщиком России.
2008.jpg
Фото: Виктор Боровков
Правда был момент, когда Павел Алексеевич чуть не лишился и этой работы, попав в очередной политический скандал. Это случилось, когда на инаугурации мэра Шуи Александра Маслова он в присутствии руководства области подарил тому медвежью шкуру. Этот жест был истолкован как издевательство над «Единой Россией», символом которой является медведь. Хотя не думаю, что поступок Конькова имел столь серьезную политическую подоплеку.

Коньков и Мень

Из политического небытия Конькова вернул Михаил Мень. В октябре 2008 года Павел Алексеевич назначен первым заместителем председателя правительства области, отвечающим за экономический блок. Сам Михаил Александрович экономикой заниматься не любил, а Коньков был понятен ивановскому бизнес-сообществу. Да и бумаги кто-то должен был подписывать в отсутствие Михаила Александровича – частенько это доверяли Павлу Алексеевичу, и позднее одна такая история закончилась возбуждением уголовного дела.
мень.jpg
Фото: Варвара Гертье
На этой должности Коньков, как говориться, «звезд с неба не хватал», сидел тихо, восстановился в «Единой России» и, похоже, мечтал доработать до пенсии. Тем более, что не складывались отношения с Сергеем Пахомовым, влияние которого на экономику региона в те времена было несравненно выше. Сергей Александрович не скрывал, что давит на губернатора, чтобы тот отправил Конькова в отставку – но не додавил. А может не смог. Не будем преувеличивать влияние Пахомова на Меня, тот чаще принимал самостоятельные решения. Думаю, Коньков импонировал Меню тем, что будущее Павла Алексеевича было целиком в его руках, и тот беспрекословно выполнял все поручения.

У меня лично нет ни малейших сомнений, что именно Мень приложил руку к тому, чтобы его преемником стал Коньков. Сам Михаил Александрович говорил, что вез на согласование в администрацию президента кандидатуры Александра Фомина, Павла Конькова и Виктора Смирнова. Возможно, но по большому счету Михаил Александрович лукавит. Он прекрасно понимал, что Фомин и Смирнов несут значительные риски лично для него. Было очевидно, что в случае их назначения возможны любые ситуации, в том числе и объяснение собственных промахов «тяжелым наследием» предшественника. При Конькове таких рисков не было. Мень знал, что в силу своей порядочности Павел Алексеевич глубоко благодарен ему за то, что извлечен со свалки истории.

Так и получилось, и в первые годы губернаторства Конькова часто обращался к Михаилу Александровичу по тем или иным вопросам.

Подражатель

Более того, Павел Алексеевич во всем пытался быть похожим на Меня, что со стороны выглядело довольно потешно, ведь люди-то они совершенно разные, даже внешне. Вспоминаю, как Конькова пригласила в гости президент клуба «Деловая женщина» Маргарита Разина. Павел Алексеевич наотрез отказался ехать, аргументируя тем, что Мень туда никогда не ездил. Очень было неудобно! Это касалось и протокола посещений различных мероприятий, поздравлений с днями рождений и многого другого.

Часть сотрудников аппарата правительства считала, что Павел Алексеевич политик «марионеточный», хотя это не совсем так. У него был свой взгляд на развитие Ивановской области. Идея скоростного поезда Иваново – Москва возникла в правительстве Конькова, была проработана, но не реализована. Не успел Павел Алексеевич реализовать и прорывной по своей сути проект комбината синтетического волокна. То же можно сказать о реформе местного самоуправления и всемирном молодежном фестивале. Да много еще о чем.
с трубкой.jpg
Фото: Варвара Гертье
Но главная беда Конькова в том, что он не был политиком. Даже не в том, что лишен этого дара, а в том, что заниматься политикой не хотел и не любил, хотя был опытным аппаратчиком, неплохо владел искусством политического анализа. Но анализ не заменяет политических действий, а именно в них Павел Алексеевич постоянно проявлял нерешительность, мягкотелость, безразличие, невнимание к второстепенным вопросам. Решения принимались, когда вопрос, что называется, уже перезрел, а современная политика требует действий на опережение.

При смене лидера в вертикали власти всегда происходят болезненные процессы – замена кадров, шатания. Не стала исключением и Ивановская область. Тем более, в местной политической тусовке широко распространялись слухи, что Коньков фигура временная, а на выборы внесут кандидатуру вице-губернатора Александра Фомина. Слухи эти появились не без участия самого Александра Германовича, но кто-то их серьезно подпитывал.
фомин.jpg
Фото: Варвара Гертье
Фомин

Александр Германович Фомин имел губернаторские амбиции и не скрывал этого. Справедливости ради стоит отметить, что у него для этого были серьезные основания. Деловыми качествами он, как минимум, не уступал Конькову и имел поддержку у части ивановского бомонда. Кроме того, у него была сплоченная, преданная и работоспособная команда, сформированная еще в те времена, когда Александр Германович работал мэром города Иваново. Но не случилось, и случиться не могло. И не из-за Меня. И не только из-за позиции силовиков, которые имели серьезные претензии к Фомину. Это не могло случиться потому, что никто не мог подвергнуть даже легкому сомнению кандидатуру, назначенную Путиным.
коньков и Путин.jpg
Фото: Владимир Смирнов
Фомин отказывался в это верить, но и Коньков имел какие-то смутные сомнения – поэтому весь первый год вел трудную подковерную борьбу со вторым лицом в собственном правительстве.

Борьба эта отнимала массу времени, ресурсов и средств. Какие только они друг другу козни ни строили. В результате Коньков победил Фомина. Сначала Александр Германович был вынужден публично заявить, что в губернаторы не пойдет, а потом должность Александра Германовича попытались сделать декоративной, создав громоздкую конструкцию, когда большинство заместителей председателя правительства были подчинены вице-губернатору. Проблема решилась быстро и окончательно, когда Коньков отправил Фомина в отставку, заодно, в очередной раз, упразднив должность вице-губернатора.

Команда

Серьезной проблемой Конькова было отсутствие команды. Людей он не знал, особенно кадры на местах, к предложениям «Единой России» относился настороженно. Старых политических соратников тоже взять не захотел, за исключением Алексея Хохлова, да и то после долгих и по большому счету справедливых колебаний. Кроме того, Уполномоченным по правам человека, вместо перешедшего на работу в правительство Андрея Кабанова была назначена Наталья Ковалева. А Сергей Колесов возглавил Фонд поддержки малого предпринимательства.
коньков и кабанов.jpg
По большому счету, команда Павла Алексеевича состояла из трех человек. Это Андрей Кабанов, отвечающий за внутреннюю политику, Дмитрий Куликов, руководивший финансами и Василий Гущин, который руководил Губернаторским фондом целевых программ, занимался реализацией проекта комбината синтетического волокна и контурами экономической политики. Этих людей связывали с Павлом Алексеевичем не только долгие годы работы в бизнесе, но и приятельские отношения. Им Павел Алексеевич доверял и на них опирался в своей работе.

Многие считают эти назначения крайне неудачными, но стоит отметить, что именно эти трое смогли на первом этапе губернаторства Конькова стабилизировать политическую обстановку в области, сохранить управляемость, обеспечить высокий рейтинг руководителя. Именно им удалось привлечь к сотрудничеству председателя областной думы Виктора Смирнова, с которым у Конькова первоначально отношения не складывались. В конечном итоге, это обеспечило лояльность депутатского корпуса, а местный парламент стал инструментом проведения губернаторской политики. Им же удалось договориться о сотрудничестве с руководителем исполкома регионального отделения «Единой России» Виталием Ильюшкиным, поставив под контроль губернатора этот важный политический инструмент. Они же обеспечивали лояльность к губернатору средств массовой информации.

Кроме того, определенным доверием Павла Алексеевича пользовались руководитель аппарата правительства Владимир Калинкин, заместители председателя правительства Светлана Давлетова и Дмитрий Дмитриев.

Знаю, что Коньков очень хотел привлечь к работе представителей крупного бизнеса, но получил отказ. Лишь Василий Гущин согласился возглавить Губернаторский фонд целевых программ. Поэтому Павлу Алексеевичу в основном пришлось довольствоваться кадрами, полученными по наследству. В целом, это были квалифицированные исполнители: ну кто усомниться в профессионализме Александра Грузнова или Ольги Хасбулатовой, того же Александра Фомина? Но при Мене они привыкли исполнять его волю, а Коньков хотел видеть их более инициативными. Это рождало непонимание. С Хасбулатовой у Павла Алексеевича вообще не складывалось, и в один прекрасный момент она ушла в кампанию СУ-155.

Парад суверенитетов

Если в правительстве не было сплоченности, то на других политических площадках наблюдалось нездоровое оживление. Как только не стало Меня и Пахомова, вся ивановская политтусовка начала поднимать голову, спеша заполнить собой образовавшийся вакуум власти. И, конечно, половить рыбку в мутной воде. Многие забыли свой декоративный статус, который имели при Мене и захотели быть «поближе к телу» – Секретарь регионального отделения «Единой России» Анатолий Буров, председатель областной думы Виктор Смирнов, глава администрации города Иваново Александр Кузьмичев, глава города Иваново Вячеслав Сверчков, мэр Шуи Наталья Корягина, сенаторы, депутаты, врио главы Кинешмы Светлана Вяльцева. Все пытались доказать Конькову, что именно союз с ними залог – его успеха.
гришин.jpg
Фото: Варвара Гертье
Даже Владимир Гришин – Коньков чуть не присвоил ему звание «Почетный гражданин области». Это награждение не состоялось исключительно потому, что все до единого зампреды правительства, включая Фомина и Хасбулатову, выступили категорически против.

Очевидно, что большинство вышеназванных деятелей преследовали прежде всего свои интересы. Но Коньков этого не понимал, сомневался, советовался. На каком-то этапе было создано некое политбюро, в которое вошли Александр Фомин, Анатолий Буров, Андрей Кабанов и Евгений Нестеров, руководивший советом муниципальных образований. На его заседаниях должны были решаться важнейшие кадровые назначения и серьезные политические вопросы, но политбюро не было командой единомышленников, поэтому не стало ни центром принятия решений, ни даже рабочим органом.

В своей работе Павел Алексеевич не совсем умело расставлял приоритеты. Вместо того, чтобы решать политические и кадровые проблемы крупных городов – Иванова, Кинешмы, Шуи – он занялся кадровыми перестановками в Юрьевце и Заволжске, которые мало что значили в политическом плане. Да и замены руководителей, произведенные там, практически были равнозначны.
в кинешме.jpg
Фото: Владимир Смирнов
Выборы

Тем не менее, со многими политическими проблемами Коньков справился. После 14-летнего перерыва были возвращены всенародные выборы губернаторов. «Единая Россия» выдвинула в губернаторы Конькова, помогала большая группа политтехнологов. Конкурентов фактически не было, все политические противники находились внутри «Единой России». Они, может, и хотели составить Конькову конкуренцию, но партийная дисциплина не позволила, а представителей системной оппозиции пришлось буквально уговаривать выставить соперников Павлу Алексеевичу. А потом помогать собирать подписи муниципальных депутатов и проводить агитационную кампанию.

Выборная кампания при отсутствии политической конкуренции принесла Конькову победу уже в первом туре с фантастическим результатом в 82,32%. Никто и никогда не набирал столько голосов в поддержку своей кандидатуры на выборах губернатора Ивановской области. 19 сентября 2014 года Павел Алексеевич официально вступил в должность и сразу пошли разговоры о втором сроке. Но судьба распорядилась так, что и первый то срок ему до конца доработать не удалось. Кроме того, именно эти выборы впоследствии привели к уголовному преследованию двух ближайших соратников Конькова – Андрея Кабанова и Дмитрия Куликова.

Коньков и бизнес

Коньков всегда позиционировал себя ставленником местного бизнеса, но в период губернаторства отношения с местным бизнес-сообществом у него особо не сложились. С «Опорой России», например, по причине поддержи ею Фомина. Напряженными были отношения со старым приятелем Юрием Токаевым, так как не было взаимопонимания по вопросу возврата «Кранэксом» бюджетных долгов. Да и информационная политика телеканала «Барс», принадлежащего Токаеву нередко становился предметом жарких дискуссий.

Вроде бы сложилось поначалу с владельцем «РИАТа» Владимиром Власовым – он много помогал Павлу Алексеевичу, когда началось банкротство «Тепличного» – но всё закончилось возбуждением уголовного дела на одного из топ-менеджеров Власова, а Павел Алексеевич не смог ничем помочь.

Не получилось у Конькова защитить и своего друга Василия Гущина, бизнес которого буквально разорвали менеджеры Сбербанка. Одна из крупнейших текстильных кампаний региона в одночасье превратилась в банкрота, на улицу ушло несколько тысяч работников.

После выборов поддержка Конькова бизнесом потихоньку сошла на нет – предприниматели видели, что серьезной федеральной поддержки губернатор не имеет, что Павлу Алексеевичу не удалось найти серьезную «крышу» на федеральном уровне. Он считал, что у него хорошие отношения с Вячеславом Володиным, Валентиной Матвиенко, Дмитрием Медведевым, Александром Бегловым. Но время хороших отношений и чаепитий, которые могли иметь место во времена Лаптева или Тихомирова, прошли – это плохо, но факт. В новой действительности это не давало абсолютных гарантий, но попробовать все-таки стоило. Были ведь попытки выстроить отношения с зятем всесильного Игоря Сечина Тимербулатом Каримовым, но не случилось. Не использовал Павел Алексеевич и традиционный инструмент губернаторов – сенаторские и депутатские мандаты. Наверное, Коньков надеялся на Меня и его связи, но жизнь показала, что этого было недостаточно.

Как говориться, Павлу Алексеевичу не повезло с эпохой. Наверное, он был бы хорошим председателем облисполкома, находясь под бдительным и мудрым руководством обкома КПСС. Но времена изменились самым радикальным образом, что привело к роковым последствиям для Конькова и его немногочисленных сторонников.

Город Иваново

Фактически всем предшественникам Павла Алексеевича отношения с руководством города Иваново давались трудно, и Коньков не стал исключением. Глава Сверчков и сити-менеджер Кузьмичев, при Мене боявшиеся даже подумать о чем-то самостоятельном, после посадки Александра Матвеева решили, что пришло их время.
слава и кузя.jpg
Фото: Владимир Кораблёв
До выборов Коньков их выкрутасы терпел, а потом они нашли защиту в лице секретаря регионального отделения ЕР Анатолия Бурова – только из-за его вмешательства Сверчков отправился заместителем в областную думу, а не на покой. Мэром города должен был стать первый заместитель председателя областного правительства Дмитрий Куликов, но этот план рухнул в самый последний момент. Оказалось, что у того большие личные долги, информация утекла в СМИ и администрация президента не дала согласие на назначение. Это был первый серьезный звонок Павлу Алексеевичу.

В спешном порядке был найден Алексей Алексеевич Хохлов, который руководил городом, на мой взгляд, крайне неудачно. По этой причине через год он был отправлен на повышение депутатом Государственной думы, а на смену пришел воспитанник Конькова Владимир Шарыпов. Думаю, что это был удачный выбор.
шарыпов.jpg
Фото: Варвара Гертье
Бюджетные проблемы

Популярность Павла Алексеевича начала падать практически сразу после выборов. Особой вины его не было: резко упали доходы населения и снизились доходы бюджета. Практически все свободные деньги уходили на выполнение «майских» указов, но их не хватало. Приходилось привлекать коммерческие кредиты банков, на обслуживание которых тратились миллиарды рублей. Это привело к серьезному сокращению социальных расходов, в том числе к уменьшению количества бюджетников.

Все это не могло не сказаться на настроениях ивановцев, а использовать для исправления ситуации политический инструментарий у Конькова не получилось.
силовики.jpg
Фото: Варвара Гертье
Силовики

Добили Конькова силовики. Павел Алексеевич очевидно не понял, что они уже не просто фактор местной политики, а самостоятельная сила. Нет, он пытался выстраивать с ними какие-то отношения, часто общался, даже и в неформальной обстановке. Решал их вопросы, в том числе финансовые. Именно по настоянию силовиков были смещены с руководства муниципалитетами Вячеслав Сверчков, Наталья Корягина, Сергей Сычов. Как показала жизнь, этого было мало.

Конькову еще повезло, что в начале его губернаторства местные силовые структуры враждовали между собой. Прокурор области Андрей Ханько и начальник УФСБ Игорь Завозяев не могли найти общего языка с начальником УМВД Александром Никитиным и руководителями следственного управления Потаповым, а затем Денисовым. Но когда им удалось убрать конкурентов, руки оказались развязанными. Примерно за год силовики завели дела на четырех ключевых заместителей Конькова.

В августе 2015 г. последовал арест первого вице – премьера правительства Андрея Кабанова, отвечающего за внутреннюю политику, что привело к серьезному кризису. В начале августа Коньков отправил в отставку почти половину правительства – Фомина, Кабанова, Куликова, Дмитриева, Тальянова, Лодышкина. Но адекватных замен у него не было, и через какое – то время он просто вынужден был вернуть Куликова в правительство.

Но в мае следующего года силовики пришли и за Куликовым. Затем настала очередь руководителя департамента медицины в ранге вице-премьера Светланы Романчук. Возбудили дело и в отношении преемника Кабанова – Виталия Ильюшкина, который пустился в бега. В августе 2016 г. был вынужден покинуть область и предприниматель Василий Гущин.

Созданная Коньковым управленческая конструкция была уничтожена.

На мой взгляд, именно те аресты поставили крест на карьере губернатора Павла Алексеевича Конькова. Да и он себя повел в этой ситуации странно. Что-то внятное по этим поводам не заявил, защитить публично членов команды не пытался. А область глумилась над Коньковым после информации о награждении его медалью Следственного комитета «За содействие». Со стороны это выглядело кощунством.

Тогда же с моей легкой руки область заговорила о «заговоре силовиков» против Конькова. С высоты лет следует оговориться, что нужно вести речь не о заговоре как таковом. Изменилось время, и тот инструментарий, которым привычно пользовались предшественники Павла Алексеевича, и на использование которого силовики закрывали глаза, стал настоящей «ахиллесовой пятой». Как только у людей в погонах появилась возможность конвертировать сведения, которые никто и не скрывал, в «громкие» дела и новые звезды, они не преминули этим воспользоваться, продемонстрировав свое истинное отношение к губернатору.

Агония

По большому счету после волны репрессий судьба Павла Алексеевича была предрешена, хотя он еще какое-то время оставался губернатором и принимал кадровые решения – удачные и не очень. В правительство вернулась Ольга Хасбулатова, областной центр возглавил Владимир Шарыпов. Заместителем по внутренней политике стал Виталий Ильюшкин. Депутатами Госдумы – Юрий Смирнов и Алексей Хохлов. Мэром Кинешмы – Александр Пахолков. А силовики продолжали выкашивать грядку, прихватив целый ряд глав муниципалитетов, депутатов и чиновников, а заодно и руководителя телеканала «Барс» Сергея Кустова.

Рейтинг Конькова стремительно падал, а он, похоже, смирился с ситуацией и не пытался что-либо исправить. Более того, начал совершать какие-то эпатажные поступки типа заплыва через Волгу, над которым в буквальном смысле ухохатывалась область. Не этого ждали ивановцы от всенародно избранного губернатора.

Еще более обострилась ситуация, когда в администрацию президента пришел Андрей Ярин, давно имеющий «зуб» на Конькова. Весной 2017 года в федеральных СМИ прошла информация, что Коньков среди кандидатов на вылет – по слухам, тогда его защитил Медведев. А осенью никто уже защитить не смог. После разговора в администрации президента 10 октября 2017 года Коньков подал в отставку, а временно исполняющим обязанности назначили очередного «варяга» Станислава Воскресенского.
с воскресенским.jpg
Фото: Владимир Смирнов
После отставки

Внешне отставка Павла Алексеевича выглядела вполне благопристойно – президент наградил орденом Дружбы, пристроили работать в госкорпорацию, избрали депутатом областной думы по списку «Единой России». Говорят, обещали сенаторство – но обманули. А потом пришли силовики и 1 июня 2019 года Павел Коньков был арестован по обвинению в хищении 700 млн рублей из бюджета и почти год провел в «Матросской тишине». В мае 2021 года вместе с Михаилом Менем предстал перед судом, но дело прекратили по истечению срока давности.

Сейчас Павел Алексеевич ведет жизнь пенсионера, хотя продолжает числиться депутатом областной думы, на публике не появляется, со СМИ не общается.

Sic transit Gloria mundi

P.S.: Писать о времени Павла Алексеевича Конькова мне очень тяжело. До августа 2015 года я работал заместителем и первым заместителем председателя правительства Ивановской области, был близок к губернатору и, следовательно, многое из написанного относится и ко мне тоже. Безусловно, я несу свою долю ответственности за то, что тогда было. Бремя власти – нелегко. И не было ни одного губернатора, который бы не совершал ошибок.

В этом очерке – мой личный и субъективный взгляд на работу Конькова. Это не взгляд историка – прошло слишком мало времени, чтобы давать исторические оценки. Но это и не мемуары. Скорее, это попытка анализа действительности тех лет и самоанализа. Наверное, каждый человек думает, что если бы у него был шанс прожить еще одну жизнь, он прожил бы ее иначе, и чиновники – не исключение.

Увы, история не терпит сослагательного наклонения. А еще не прощает за незнание ее уроков.
финал.jpg
Фото: Владимир Смирнов 


Разместить рекламу на «Слухах и фактах» ЗДЕСЬ


23 июля 2024
Все новости