Последние
новости
Интервью

«Если сделать раздельный сбор удобным, то люди будут сортировать»

Дмитрий Селиверстов об «Эко-такси», переработке и неуспешных проектах
Автор: Наталья Мухина
10 мин
28 сентября, 2021
В начале сентября в Иванове заработало «Эко-такси». Машина бесплатно вывозит вторсырье по заявкам жителей и доставляет его сборщикам. Мы поговорили с создателем проекта Дмитрием Селиверстовым о том, зачем вообще нужно такси для отходов, можно ли превратить его в бизнес и почему сейчас не все готовы сортировать мусор.

Недавно ты запустил в Ивановской области «Эко-такси»*. Расскажи, зачем оно нужно и где ты нашел деньги на реализацию проекта?
– «Эко-такси» нужно, чтобы забирать у жителей вторсырье и отвозить его переработчикам. Для жителей это бесплатно. Проект запустили благодаря гранту «Росмолодежи». Я выиграл в конкурсе на форуме «Экосистема-2021». Изначально плохо понимал, что могу предложить: ведь в других городах уже существовали «Эко-такси». Причем и волонтерские, и коммерческие, где клиенты платят 400–1500 рублей за выезд.
Почему забирать вторсырье не могут компании-сборщики? Дело в том, что им невыгодно вывозить десять кг макулатуры или два кило пластиковых бутылок. Проще приехать в магазин, погрузить полтонны картона, и всё. В этом случае не нужно шататься по квартирам за маленькими объемами. Это логично, ведь примерно с тонны начинается окупаемость сырья, за которым приезжаешь. При этом мне часто звонили и спрашивали: «А куда сдать стекло/пластик/банки/батарейки». Приходилось отвечать, что нужно везти отходы в пункты сбора самим – никто за ними не приедет. Но многим, кто хочет сортировать, это тяжело. Так и появилось понимание, что «Эко-такси» необходимо.
Фото 2.jpg
Фото 1.jpg
Фото: страница Дмитрия Селиверстова в социальных сетях 
  – Сколько людей пользуются услугой?
– За вывозом обращаются около трех человек в день. Участвуют и организации. Обратились, например, художественное училище, «Точка кипения», администрация Кинешмы.

Как тебе кажется, может ли в Иванове работать коммерческое «Эко-такси»?
–Уверен, что да. Мы делали такой эксперимент в 2016-2017 годах. Я с папой ездил на машине по заявкам жителей и вывозил вторсырье сборщикам. Тогда мы брали 150 рублей с жителя и триста – с организации. Но я совершил ошибку: отталкивался от суммы, которую люди реально могут заплатить. Такая плата была слишком маленькой. Денег нам хватало только то, чтобы покрыть транспортные расходы.

Люди готовы платить больше?
– Думаю, да. Стоит только посмотреть, сколько в Иванове дорогих автомобилей.

Это предположение или вы проводили исследования?
– Это то, что я понял, пообщавшись с людьми. Какого-то анализа, который могут позволить себе корпорации, я не устраивал. А простые опросы во «ВКонтакте» не работают. Там люди могут написать, что готовы сдавать раздельно, но когда дело доходит до реальных действий, оказывается, что есть куча факторов, которые им мешают.

Как долго вы планируете принимать заявки на вывоз?
– Проект рассчитан на 250 выездов. То есть он может закончиться и за месяц, и за год. Все зависит от спроса жителей.

Что будет, когда грантовые деньги закончатся?
– Есть три варианта. Первый: заканчивается грант – заканчивается и проект. Суть проекта в чем? Проинформировать людей о раздельном сборе и приложении нашем «РСО-навигатор», в котором можно посмотреть, куда стоит относить вторсырье. Второй вариант – мы идем в коммерческую историю. То есть машина будет ездить по заявкам за деньги. Третий вариант: находится какой-то партнер, который готов спонсировать «Эко-такси». Мы понимаем, что для предпринимателей подобный проект может сработать как реклама.

В Иванове ты уже вел проект «Экомобиля», который был спонсорским и связанным с раздельным сбором отходов. Вы приезжали на грузовике, например, к «Тополю», выставляли контейнеры и принимали отходы нескольких видов. Почему этот проект закрылся, несмотря на то, что, вроде бы, успешно работал два года?
– Потому что у спонсора закончились на него деньги. Мы не ставили никаких сроков, которые он должен просуществовать. Было только желание что-то запустить и посмотреть, как оно будет работать. Ни у меня, ни у компании-партнера не было четкого понимания результата. Мне тогда просто повезло, что люди были заинтересованы темой. Потому что час-два стоять грузовому автомобилю…это просто дорого. Он за это время мог несколько тонн макулатуры по компаниям забрать! Мы собирали меньше, зато мы общались с людьми, раздавали листовки. Для компании это что-то вроде инвестиции в баннер, только более эффективный. Потому на акции по сбору есть диалог с людьми, который отсутствует, например, у регионального оператора. Он поставил желтые сетки для пластика и никому не рассказал, что туда кидать. Люди меня спрашивают: «Какой пластик туда бросать?». Я им отвечаю: «Весь» Они удивляются. Многие знают, что разные типы перерабатываются по-разному и не верят, что отходы в итоге сортируют.

Как тебе кажется, насколько вообще сейчас эффективно организована система централизованного раздельного сбора в Иванове?
– Мне кажется, было бы более эффективно, если бы пошли по примеру Москвы. Я уже говорил об этом, в том числе и на встрече с регоператором. Считаю, что нам подошла бы система двух баков. В одном то, что не перерабатывается, в другом – вторсырье. При такой системе людям на сортировочной линии, через которые сейчас в любом случае проходит весь мусор в Иванове, проще выбрать полезную фракцию. Я понимаю жителей, не готовых держать несколько ведер под разные виды вторсырья. Но разделять мусор хотя бы на две половины возможно.

Регоператор сейчас не дает возможности другим предприятиям или волонтерам ставить по городу свои контейнеры. Могут ли волонтерские или частные инициативы существовать при такой системе?
– Думаю, могут, если будут пользоваться частными территориями. Парковками торговых центров, например. Есть же бак «Географии Добра» [благотворительный проект, в рамках которого деньги от продажи вторсырья идут на помощь больным детям] на территории «Леруа Мерлен».

Насколько ивановцы готовы разделять отходы? Если говорить не о твоем окружении, а о среднем человеке?
– Думаю, готовы. Сейчас об этом хотя бы говорят. В 2013 году, когда мы сделали первый субботник с раздельным сбором мусора и отправкой его на переработку, люди возмущались: «Тебе не надо жить в этой стране, тебя не поймут». Сейчас же настало время, когда звезды в рекламе призывают нести тару от бытовой химии на переработку. В разных продуктовых магазинах появляются контейнеры под батарейки, крышечки, лампы. И люди несут. Если сделать раздельный сбор удобным, ставить контейнеры, то люди будут сортировать. И мы [сейчас Дмитрий работает в Ивановском отделении Всероссийского общества охраны природы] стараемся, чтобы это было удобно. Сделали приложение «РСО-Навигатор», где можно посмотреть, куда сдавать отходы. Да, пока пунктов приема мало, но мы проявили слой, который существует. Раньше не было и этого. Сейчас приложением пользуются уже более тысячи человек. Когда его не существовало, мне приходилось лично отвечать каждому, кто задавал вопрос, куда сдать бумагу или пластик.

Нет ощущения, что на сегодня раздельный сбор в Иванове – это немножечко страдание?
– Есть. Особенно, если сравнивать с развитыми странами.

А если с другими городами сравнить, исключая Москву и Санкт-Петербург?
– Ни у кого нет такого, чтобы прямо «Вау!». Когда я был на форуме, то не было людей, которые приехали, чтобы поделиться радостью. У всех, кто в этой теме, какая-то своя боль.

Получится ли без отмашки сверху наладить раздельный сбор? Желание ввести его должно идти сверху или снизу?
– Желание должно быть обоюдным. От людей я слышу: «Если мы будем сортировать мусор, то его потом все равно свалят в одну кучу». А от чиновников: «Да никто никогда не будет сортировать, люди глупые и кинут все в один контейнер».
И когда я вижу оба мнения, у меня складывается картинка, в которой жители говорят: «Мы хотим сортировать, но не доверяем», а власти отвечают: «У нас уже нет места для полигонов, надо перерабатывать». Другой вопрос, что с самой переработкой есть сложности организационные. В общем, я считаю, что нужна инициатива с обеих сторон.

За восемь лет у тебя было много проектов экотематики: веганское кафе, экомобиль и другие. Все они в итоге закрылись. Зачем ты продолжаешь этим заниматься, если видишь, что проекты в этой сфере не работают долго?
– Потому что проекты перестают работать, но остаюсь работать я. Все, что происходило со мной – часть пути. Я приобретаю знание, опыт, получаю информацию. От разных людей… Я понимаю, что теперь мои знания нужно применять с пользой для людей. У меня был период, когда я полностью ушел в дизайн и почти не занимался экологией. За это время в городе не появилось экоактивиста, который знал бы, как лучше и правильнее популяризировать эту тему. Отчаяние – это самое страшное, что я ощущал, когда что-то не получалось и не запускалось. В 2018 году, когда мы запускали кафе, которое в итоге просуществовало буквально месяц, я впал в депрессию и в некоторых аспектах не восстановился до сих пор. Тогда я на какое-то время затих, но снова понял, что никто не появился на моем месте. Понимаешь, не появилось в Иванове человека, который бы ассоциировался с раздельным сбором. Я знаю, что официально я не эколог, но чувствую, что у меня много знаний, и я должен их использовать.

*такой вариант написания использует Дмитрий.


Разместить рекламу на «Слухах и фактах» ЗДЕСЬ


19 октября 2021
Все новости