Последние
новости
Интервью

Алексей Перелётов: «Если явка будет максимально большая, выборы будут более-менее честные»

Кандидат от ЛДПР подводит итоги избирательной кампании
Автор: Алексей Машкевич
8 мин
13 сентября, 2021
Избирательная кампания в Государственную думу подходит к концу. Определились реальные лидеры и аутсайдеры гонки, предельно ясно, кто из кандидатов и партий пришёл на выборы работать, а кто стоит на номерах, определённых департаментом внутренней политики. Несомненно, самым ярким событием кампании стало снятие с гонки кандидата КПРФ Евгения Горбачёва. Событие взорвало общественное мнение и перевернуло ситуацию на Кинешемском округе.

Чего теперь ждать, как проголосуют избиратели? Об этом мы поговорили с кандидатом одномандатником от ЛДПР Алексеем Перелётовым.

Перелётов.jpg

Алексей начал разговор с того, что власть лишила избирателей альтернативы, а это может привести к ситуации, которая произошла в Хабаровском крае и в соседней Владимирской области, где на губернаторских выборах победили кандидаты от партии ЛДПР.

- Как вы относитесь к тому, что губернатор и мэры городов открыто поддерживают кандидатов только одной партии?
- Считаю, это нечестно, людей лишают права выбора. Губернатор и главы должны быть нейтральны. Нужно дать людям право выбирать самим, не нужно указывать: выбирайте синих, а красные, белые и зеленые в стороне. Это не демократия, а престолонаследие в некой форме. Считаю, это неправильно.
Да, чиновники должны контролировать процессы: ни в коем случае не должно быть революции и анархии, чернухи и грязи, чтобы кандидаты соблюдали морально-этические нормы. Но поддержка одной партии – это неправильно.

- У всех партий, называющих себя оппозиционными, есть главный соперник – «Единая Россия». Почему вы конкурируете друг с другом, а не с партией власти?
- Потому что у каждой партии свой политически направленный вектор, но по большому счету цель у всех одна – работа на благосостояние граждан. А политическое видение будущего России у нас разное, поэтому мы не можем договориться и объединиться.

- Такое чувство, что для оппозиции «Единая Россия» неприкосновенна.
- У неё власть, административный ресурс, с ними нужно быть аккуратными. Политика – дело тонкое, нужно соблюдать грань.

- Что изменилось для кандидатов на Кинешемском округе после того, как коммуниста Евгения Горбачёва сняли с избирательной кампании?
- Политический расклад изменился полностью, и неважно, победил бы он в итоге или нет – это вообще не главное. Горбачёва жёстко сняли, и это неправильно.

- Евгений Горбачев был лидером гонки?
- Да. И сейчас на округе расклад сил поменялся – осталось два реальных кандидата – Михаил Кизеев от «Единой России» и Алексей Перелетов от ЛДПР. И если люди сходят на участки и проголосуют, если будет максимальная явка, то у Перелетова есть шанс победить. Мы здесь и сейчас творим историю, потому что людям опротивела однопартийная система власти и то, что их лишают выбора. Если до этого Горбачев был явный лидер с огромным отрывом, то сейчас однозначно, у меня появился шанс.

- Если пофантазировать, сколько вы можете взять процентов 19 сентября?
- Думаю, от 25 до 30% наберу. Весь тот электорат, который проголосовал бы за коммуниста Евгения Горбачева, сейчас в растерянности. Давайте рассуждать честно – кто ещё из кандидатов готов идти до конца, бороться и работать, кроме меня?

- Одно маленькое «но»: есть просто выборы, а есть выборы с пеньками. Почему партия ЛДПР ни в суд не подала, ни опротестовала это решение избиркома?
- Это сделали коммунисты, опередили нас. Какой смысл дублировать одно и то же дело?

- «Пеньковое» голосование сильно отразится на вашем результате?
- Однозначно отразится. Но мы сделаем все возможное, чтобы по максимуму перекрыть эти лазейки наблюдателями. Оно повлияет на результат, но не колоссально.

- У вас есть наблюдатели?
- Да, у нас на все три дня есть наблюдатели, мы по возможности перекроем все «пеньки» или основную их массу. И есть информация, что коммунисты тоже готовятся перекрывать «пеньки» наблюдением.

- Оппозиция объединится в процессе наблюдения?
- Есть такие мысли.

- Вы ведёте кампанию уже не первый месяц, встречаетесь с избирателями. Протестные настроения сильны?
- Очень. Все эти антинародные законы, в том числе о повышении пенсионного возраста, постоянный рост цен... Люди же не дураки, не надо считать их за идиотов и болванов каких-то, они всё видят и не хотят голосовать за правящую партию. Это не мое мнение, а мнение людей. Им часто неважно за кого, лишь бы не за «Единую Россию» – это летает в массах. Люди настроены очень анти-анти-анти.

- А бюджетники? Их заставляют брать открепительные удостоверения, голосовать на специально выделенных участках. Вы контролируете эти процессы?
- Стараемся максимально контролировать, но скажу из личного опыта. Смотришь человеку в глаза, просишь – проголосуй за меня. Да, говорит, проголосую. Но идёт на избирательный участок и голосует так, как считает нужным. Так же и с бюджетниками – им порекомендуют голосовать, может быть какие-то фотоотчеты будут… Но если человек решил голосовать за белых, он не проголосует за красных, как не проси. Что угодно скажет в глаза, чтобы сохранить работу и заработок, но сделает свой выбор.
Нельзя лишать человека права выбора, это его сущность.

- Нет ощущения, что те, кто говорит, что они против существующего порядка, отсидятся дома, а придут те, кого организованно пригонят?
- Есть, но мы делаем все, чтобы люди пришли на избирательные участки, чтобы проголосовали обязательно – неважно за кого. Если явка будет максимально большая, выборы будут более-менее честные, и это очень важно. Я всем говорю – ребята, обязательно сходите. Неважно как проголосуете, но это ваше право по Конституции, это ваш гражданский долг. Нельзя оставаться равнодушным – это почти преступление. Сходите, проголосуйте – за зеленых или фиолетовых – лишь бы ваш голос был засчитан. Сколько можно всё это терпеть?

- А вы чувствуете, как со стороны департамента внутренней политики, со стороны «Единой России» идет волна погашения явки?
- Могу предположить, что власти и правящей партии невыгодна большая явка, потому что при минимуме избирателей придут те, кто проголосует за них – кто придет строем, кого приведут за ручку. Чем меньше будет явка, тем лучше для них. И моя задача – донести это до людей, что минимальная явка, это не выборы, а назначение на должность. А максимальная явка – это выборы, приближенные к настоящим.

- Год назад вы выиграли муниципальные выборы в Кохме. Сильно отличается ситуация на кампаниях?
- В Кохме год назад я возглавлял элдэпээровский партийный список и одновременно шел одномандатником. Понимал, что пройду в любом случае, но если пройду в депутаты как списочник – это будет не моя заслуга, а партии. Мне хотелось пройти одномандатником и понимать, что я действительно заслужил мандат, что люди выбрали меня, что заручился их поддержкой. Это были интересные выборы, от правящей партии шел начальник ЖКХ и все предрекали ему победу – даже намека не было, что Перелётов победит, но я выиграл на одномандатном округе с перевесом в 120%.

- Тот опыт сейчас помогает?
- Однозначно, это хороший опыт, но муниципальные выборы и выборы в Государственную думу не сравнить – это разные миры. Те выборы заложили некие базовые основы, и опыт моего муниципального кандидатства и депутатства приносит определенные плоды.

- Что вы скажете себе, когда ночью 20 сентября увидите, что «Единая Россия» набрала на округе 43%, а кандидат от партии власти обогнал ближайшего соперника в несколько раз?
- (долго молчит) Слова пытаюсь подобрать… Скажу, что это были не выборы, а назначение, и что это полнейшая фальсификация. Зачем вообще проводить такие выборы? Люди же не идиоты и понимают, что такого не может быть. Если будет такой результат, значит, у нас опять выборов не было.
09 декабря 2021
Все новости