Последние
новости
Общество

Город, где хорошо не жить, а умирать

Экс-замгубернатора и историк Андрей Кабанов об ущербности, безысходности и жизненном пессимизме жителей города Иваново
Автор: Андрей Кабанов
9 мин
17 августа, 2021
По просьбе редакции ивановский историк Андрей Кабанов (в 2013 – 2015 годах заместитель губернатора Ивановской области по внутренней политике) написал эссе, посвящённое 150-летию города Иваново и порассуждал о проблемах городской самоидентификации. Вот его текст:

Буквально на днях Иваново отметило сто пятьдесят лет с момента учреждения города Иваново-Вознесенска. Любая юбилейная дата – это не только повод для празднования, но и возможность подвести некоторые итоги, окинуть ретроспективным взглядом прошлое города, понять суть настоящего, помечтать о будущем.

Давайте попытаемся уловить современный «импульс» города, понять его миссию, месседж, культурно-исторический код. Этот материал скорее приглашение к дискуссии всех, кому небезразлична история, а самое главное – настоящее и будущее родного города. Не будем углубляться в историческое прошлое, хотя в нем и сегодня немало «белых пятен». Отметим лишь, что, хотя Иваново-Вознесенск официально получил статус 21 июля (02 августа) 1871 года, фактически город существовал задолго до этого. И даже задолго до того, как в 1853 году Ильинская, Вознесенская и Троицкая слободы объединились в Вознесенский посад, имевший все признаки городского поселения – формирование города шло параллельно с процессом перехода Российского государства от средневековья к капитализму. Местность состояла из множества сёл, деревень, слобод и местечек, но это был единый хозяйственный общественный и инфраструктурный организм, формировавшийся несколько столетий. Эволюция процесса превращения Иванова в крупный центр национальной экономики ещё нуждается в тщательном изучении. С точки зрения материальной, жизнь в Иваново - Вознесенске вплоть до Октябрьского переворота была довольно привлекательной, количество населения быстро росло. Менее чем за двадцать лет, с 1897 года по 1914-й, население города выросло практически втрое – с 54 000 до 150 000 человек. Сложился устойчивый бренд Иваново-Вознесенска как «Русского Манчестера», текстильного цеха страны.
Иваново-Вознесенск.jpg
Фото: ancsgroup.ru
Приход к власти большевиков мало что поменял в сложившемся имидже города. Разве что Манчестер перестал быть «русским», превратившись в «красный». Амбициозные планы местного руководства по превращению города в столицу РСФСР и попытки реализовать масштабный проект пролетарского города нового типа к середине 30-х годов прошлого века потерпели фиаско. А в 1937 году амбиции ивановской элиты были окончательно похоронены волной репрессий, уничтожившей всё ивановское руководство. Робкая попытка В. Г. Клюева позиционировать Иваново как Родину первого Совета в середине 1970-х годов осталась мероприятием местного масштаба и закончилась возведением нескольких мемориалов, да строительством Музея первого Совета. Бренды «Город первого Совета», «Третья пролетарская столица» существовали лишь в воображении местного партийного актива да преподавателей общественных дисциплин.
бим.jpg
Фото: Виктор Боровков
Довольно неожиданно в начале 80-х у Иванова появился бренд «Город невест». Это случилось после выхода на экраны фильма «Умный, честный, неженатый». Исполненная великолепным Андреем Мироновым песня в один момент сделала Иваново известным на всю страну. И даже знаменитым! К сожалению, местная элита восприняла подобный имидж города как легкомысленный и несерьезный. Да и многие ивановцы буквально «с пеной у рта» доказывали, что нет тут никаких невест.

В результате в постсоветский период Иваново вошло не только с экономическими и социальными, но с и ментальными и имиджевыми проблемами. Массовое закрытие текстильных предприятий, распад крупных рабочих коллективов, проблемы с трудоустройством, неприятие «постиндустриальной» экономики привели к окончательной дезорганизации сознания и дезинтеграции городского сообщества.

Самоидентификация ивановцев оказалась размыта. Все годы после начала перестройки прошли в поисках культурно-исторического кода города, который так и не был найден. Среди жителей, особенно у молодежи, укрепились ощущения ущербности, безысходности, жизненного пессимизма. Как тут не вспомнить слова трагически погибшей поэтессы Елены Рощиной, которая в 1991 году записала в дневнике: «Иваново. Город, где хорошо не жить, а умирать. Погибать. Грязь (невероятная), лопухи, репей, голод и особая нищета духа, какая-то невероятная его скудость. Кругом – знаки вырождения и гибели». Несмотря на приток мигрантов, население города неуклонно сокращается. Если в год своего столетнего юбилея Иваново насчитывало более 425 тысяч жителей, то сейчас около 400 тысяч.

Горожане вправе задать вопрос: если город теперь не «заповедник коммунизма», не «Красный Манчестер», не «Родина первого совета», не «город невест», то что же? В чём наша миссия, если мы перестали быть текстильным цехом страны? Молодёжная столица Европы? Тогда как объяснить, что, имея (в 1991 году) семь государственных вузов, мы сегодня не имеем ни одного научно-исследовательского университета? Как объяснить то обстоятельство, что Ивановская область по размеру зарплат учителей находится на четвёртом месте снизу списка субъектов РФ, оставив позади лишь Ингушетию, Кабардино-Балкарию и Карачаево-Черкесию? Конечно, можно сказать, что это бедный и вымирающий город – центр депрессивной и дотационной области. Но это уже совсем грустно.

Среди российской общественности, да и российской власти, сложился образ Иванова как некой дыры, периодически напоминающей о себе какими-нибудь чудачествами, а то и откровенным моветоном.

Сейчас мало кто помнит, как вся страна смеялась над выступлениями народного депутата России, профессора ИвГУ Бронислава Бабаева, который представлялся: «Здравствуйте. Я Бабаев из Иванова». С тех пор с завидной периодичностью появляются разные эпатажные личности, демонстрирующие какой-то вызывающий «эксгибиционизм рассудка».
хренов.jpg
Фото: Владимир Смирнов
Это и доктор Иван Хренов, с каким-то особым душевным инфантилизмом «раскрывший президенту глаза» на трудности ивановского здравоохранения. И потрясающая Света из Иванова (хотя, справедливости ради, она из Приволжска), выдавшая в эфир перлы «более лучше», «рожь там, овощи всякие». В том же ряду родниковская ткачиха Елена Лапшина, с пролетарской прямотой просившая Владимира Путина выдвинуться на новый президентский срок. Ну и, конечно, недавний яркий пример Юлии Шиловой, предложившей себя в жёны президенту. Эти примеры красноречиво объясняют, почему Иваново в стране имеет невысокий репутационный статус, а его жителей в «коридорах власти» именуют «иваноидами» и осмеивают в передачах типа «Каламбура».

Размыванию идентичности горожан во многом способствует эклектичная городская среда. После того, как большевики в 1927 году переименовали большинство ивановских улиц, городская топонимика напоминает некрополь старых большевиков. По моим подсчетам, из 1227 ивановских улиц и переулков, 197, в большинстве центральных или магистральных, названы в память разного рода революционеров, революционных символов и событий. Два из трех ивановских парков, носят «революционные» названия. На карте города есть имена участника убийства царской семьи Петра Войкова, одного из режиссеров голодомора Павла Постышева, террориста Степана Халтурина и других одиозных личностей. Только 17 ивановских улиц сохранили дореволюционные названия. С начала перестройки лишь три улицы были переименованы. В 1989 году улица Жданова стала Новой. В 2011 году улицу Боевиков переименовали в улицу Якова Гарелина. В 2012 году проспект Фридриха Энгельса получил название Шереметевский.

Несмотря на позицию местной епархии и поддержку значительной части интеллигенции, не удалось вернуть городу историческое название.
Панорама.jpg
Фото: Виктор Боровков
Городское пространство отличается чудовищной эклектичностью. Ярким примером служит центральная площадь города, конечно же носящая имя Революции. Именно тут, совсем рядом друг от друга, уживаются не самый удачный памятник фабриканту Гарелину, еще менее удачный памятник Борцам революции, созданное с чудовищной безвкусицей здание мэрии, православный храм, могила расстрелянных в 1915 году рабочих и площадка для танцев. В совокупности с размытой идентичностью и иными реалиями – типа девушки с прялкой на городском гербе – все это создаёт месседж несерьёзности, бесперспективности, какой-то трущобной отсталости и паллиативности духа. Большинству жителей города свойственны безынициативность, патернализм, социальное иждивенчество. Бытуют консервативные настроения. В сознании горожан социалистическое прошлое предстает неким идеалом, к которому нужно стремиться. При этом напрочь забыты коллективизм, солидарность, самоорганизация, инициатива, которые как раз и были свойственны тому периоду. И даже присвоение давно заслуженного звания «Город трудовой доблести» мало, что меняет в сложившемся имидже.

При этом ивановцам есть кем гордиться. Ведь Иваново – родина любимых россиянами актёров Любови Соколовой и Андрея Мартынова, всемирно известного кутюрье Славы Зайцева. Тут начинала свой путь популярнейшая «Дискотека Авария». В Иванове сложилась замечательная школа живописи и графики. В городе жили и трудились (живут и трудятся) учёные-интеллектуалы Владимир Черкасский, Станислав Смирнов, Геннадий Крестов, Леонид Таганов, Наталья Мизонова, Павел Куприяновский, Дмитрий Полывянный, Ян Бруштейн и многие другие. Всесоюзную известность имели молодёжный театр-студия Регины Гринберг и трио «Меридиан». И этот список бесконечен.

Но к большому сожалению, не они ныне определяют портрет нашего города, даже в глазах ивановцев. А жаль!
21 сентября 2021
Все новости