Наверх

Юрий Яблоков: «Проще за 10 000 руб. ходить на завод и делать вид, что работаешь, чем создать свое»

27.09.2011
Путин уходит и приходит, а курс на модернизацию в России остается неизменным. Нынешний президент его передал наиболее вероятному будущему на недавнем съезде «Единой России». Эстафетную палочку модернизации один за другим подхватывают губернаторы: анонсы новых индустриальных парков звучат постоянно. То Орловская область начинает строительство, то Пермская, то Республика Адыгея. Экс-сенатору от Ивановской области, президенту «Ассоциации индустриальных парков» Юрию Яблокову этому единодушию только бы и радоваться: он уверен, что Россию еще можно превратить в индустриальную сверхдержаву. На практике ситуация с промышленностью так же плачевна, как и несколько лет назад. А строящиеся парки пока изменить ситуацию не способны. О том, в каком состоянии нынешнее российское производство, что надо предпринять, чтобы исправить ситуацию, и почему власти редко идут дальше устных заявлений, Юрий Яблоков рассказал в интервью Slon.ru.

– Ваши идеи с индустриальными парками кажутся оппозиционными по отношению к «Сколково». Неужели рассчитываете найти понимание у власти?

– Не так: индустриальные парки не исключающее, а дополняющее «Сколково» направление развития. Смоделируем ситуацию. Предположим, создаются инновационные производства и технологии в «Сколково». Но они затронут, может быть, 1% населения и обеспечат в лучшем случае 1% ВВП страны. Вопрос в том, где эти высокие технологии и разработки будут применяться. Сейчас в России между разработчиками передовых технологий и непосредственно производствами, которые их должны применять, огромная пропасть. С одной стороны команды высококлассных специалистов, ученых, с другой – производства, находящиеся в каменном веке. Они просто не способны применять современные технологии. Не только существенно отстают от своих иностранных конкурентов: им вообще не до внедрений высоких технологий, они просто выживают. А создавать современные производства у нас необходимо. Иначе все эти инновации попросту будут уходить за границу. Это как если яблоня растет у забора и яблоки с нее падают в чужой огород. Мы рискуем навсегда остаться с сырьевой экономикой.

– Звучит довольно утопично, особенно о «Сколково». Откуда должны, по вашему мнению, взяться в России современные производства, и какие?

– Конечно, можно и нужно модернизировать имеющиеся, старые, но совершенно необходимо создать условия для появления новых. Все развивающиеся и развитые страны начинали подьем производства с создания сети индустриальных парков. В США их работает около 300, в каждой европейской стране – десятки, а в Китае около 600. Если повторить определение, которое у нас в методике прописано, по сути, индустриальный парк – это территория, на которой созданы максимально комфортные условия для организации нового производства. Это земля или здания, которые резидент может купить или арендовать, полностью обеспеченные коммуникациями и необходимой инфраструктурой, и самое главное – наличие профессиональной управляющей компании. Она экономически заинтересована в успехе своих резидентов и оказывает максимальную поддержку в организации производства, решая массу бюрократических и хозяйственных проблем. Это настоящие тепличные условия, чтобы выращивать бизнес – малый и средний, и именно производственный.
Индустриальные парки – стандартный путь развития экономики. Все страны, которые стремительно создавали собственный промышленный потенциал, шли именно по пути организации индустриальных парков. Чем легче в стране создать новое производство, тем больше новых предприятий будет создано.

– А что у нас на самом деле происходит в этом направлении?

– На самом деле, государство начало строить индустриальные парки. Это лучше, чем ничего. И есть успешные результаты в Калужской, Ульяновской областях, в Татарстане. Проблема в том, что все строится на бюджетные деньги и это очень дорого. Создание индустриального парка в 200–300 гектаров требует 2–3 млрд рублей. Вторая проблема – государство часто неэффективно использует средства. Гораздо правильнее и эффективнее для государства не строить парки, а создать условия для того, чтобы частные инвесторы это сделали. Но пока у нас частный парк – это скорее исключение, а не правило.

– В чем проблема: частный парк или государственный?

– Когда государство создает индустриальный парк, то оно преследует две цели: создание новых рабочих мест и дополнительные налоговые поступления в бюджет. Эффективность парка государство оценивает исходя из этих параметров. А эффективность парка как бизнеса не имеет значения, он может быть планово убыточен, хотя туда вложены миллиарды рублей. Частный парк не может быть убыточен и часто возникают ситуации, когда он оказывается в заведомо невыгодных условиях по сравнению с государственным. Просто потому, что госпарк субсидируется. Это и есть проблема.
Пока государство пытается заниматься созданием индустриальных парков самостоятельно. Выделяются территории местной властью, им даются преференции в виде того, что можно ввозить и вывозить продукцию без НДС, дополнительные льготы. И в каждую такую зону вкачиваются совершенно неразумные огромные деньги.

– Мне кажется, мы подошли к основной проблеме. Вы говорите: индустриальные парки, а ведь это же не более чем кормушка для тех, кто «пилит» бюджетные деньги...

– Речь даже не об этом. Речь о самом подходе государства к финансированию проекта. Неправильно, когда руководство некой государственной свободной экономической зоны говорит с гордостью, что в их территорию вложено 13–14 млрд руб. бюджетных денег. Это же колоссальные деньги! Государство не должно заниматься коммерцией, оно не должно строить производства, здания и так далее. Когда мы говорим о вложениях государства в размере 14 млрд руб., мы даже не говорим о коррупции и откатах. Речь о других материях – о том, что государство «осваивает» деньги. А когда деньги «осваиваются» – это неэффективно. Эффективно, когда предприниматель или чиновник знает, что вот эти 14 млрд руб. через какое-то время надо будет вернуть, и он понимает, что на каждый рубль должен зарабатывать доход. А пока стоит задача осваивать субсидии. Потому что если не освоишь, то отберут. И мы снова приходим к банальному выводу, что государство – экономически неэффективный собственник. Ведь у него совсем другие задачи – создание условий как раз для тех, кто является эффективным собственником.
И когда руководство особых экономических зон отчитывается о своей работе в цифрах, дескать, мы освоили, мы построили – это ужас. На самом деле, они должны отчитываться о другом: мы привлекли столько-то резидентов, столько-то инвестиций, налогов заплачено столько-то, рабочих мест появилось столько-то. А пока они говорят: смотрите, какая красивая территория, а что резидентов нет, так когда-нибудь появятся.

– Ведь строят свои производства крупные транснациональные холдинги... Volkswagen в Грабцево, Samsung или Nestle...

– Это не совсем индустриальные парки, это крупные предприятия транснациональных холдингов, вокруг которых возникают предприятия-сателлиты, работающие опять же на это производство. Тем более, когда такие крупные компании принимают решение о выходе в Россию, наличие или отсутствие готовой площадки под производство решающего значения не имеет. Такого рода парки, по сути, не создают новые производства в России, а конкурируют между собой за их размещение. Принципиальное отличие парков, о которых я говорю, – их основными резидентами являются малые и средние предприятия. Представьте, у небольшой компании есть 20 млн руб. на покупку оборудования, но для запуска производства они должны еще 20 млн руб. потратить на здание, огромное количество средств и усилий – на коммуникации и согласования, на подбор персонала. Есть ли силы у такой компании бороться с нашей системой за создание своего небольшого производства? В подавляющем количестве случаев ответ будет отрицательным.
При наличии индустриальных парков с готовой инфраструктурой, где помещения можно взять в аренду и существует управляющая компания, которая решает массу проблем стартапа, начальные инвестиции, а главное время запуска производства сокращается в разы. Для небольших резидентов наличие полностью подготовленной площадки чаще всего является ключевым фактором для принятия решения. Именно такие парки создают дополнительный приток инвестиций.
На самом деле, госструктуры, в частности Минэкономразвития (МЭР), много могли бы сделать для правильного, адекватного позиционирования индустриальных парков в России. Скажем, разработать карту распределения, в каждой области их должно быть столько-то и таких-то. А у нас сейчас в одной области анонсируется десяток парков, а в другой – ни одного. Каждый как хочет, что хочет делает или не делает. Соответственно, малые предприятия либо уезжают в соседнюю область, либо пытаются у себя создавать все с нуля. А ведь для реального подьема производства такие предприятия должны создаваться сотнями ежедневно.

– Ежедневно сотнями? Это, наверное, не про Россию.

– 20 лет назад открытие частной фирмы было почти подвигом и занимало много месяцев. Сегодня процедура по оформлению юридического лица значительно упростилась, можно заплатить денег и через неделю документы готовы. Условия для того, чтобы нормальный среднестатистический человек мог стать предпринимателем есть, сейчас нам нужно создать условия, чтобы нормальный человек мог легко начать свое производство. Это должно быть настолько просто, чтобы мысли у человека были только о том, как сделать продукт, а не о том, как подключить газ или получить разрешение на строительство.

– Вы говорите об иностранных инвестициях, чуть ли не большинство резидентов российских индустриальных парков – иностранцы. Почему так?

— Не большинство, но довольно существенный процент. А связано это именно с тем, что у нас стать производителем значительно сложнее, чем коммерсантом. Наши люди не готовы брать на себя такой груз, в конце концов, гораздо проще быть чиновником или ходить в офис и получать зарплату. Есть характерный пример в Турции, около Анкары есть организованная промышленная зона «Остим». Там создано 5000 малых предприятий, причем совершенно разной специализации, 50 000 рабочих мест. Колоссальное количество, думаю, сейчас все наши индустриальные парки создали столько. И это как раз заслуга государства, которое создало условия, благоприятствующее малому производству. В парке работают компании по 5–10 человек. У нас же людям так часто били по рукам, что проще за 10 000 руб. ходить на завод и делать вид, что работаешь, чем создать свое маленькое производство и что-то выпускать.

– Пусть иностранцы более активны. Все равно неочевидно, что инвесторы должны строиться к нам в очередь, даже при наличии «правильных» индустриальных парков...

– У нас достаточно большой рынок, на котором в целом приемлемый уровень доходов у населения. Достаточно высокие заградительные таможенные пошлины, что делает создание локального производства более выгодным. Из минусов: коррупция, нестабильная политическая ситуация. Но с ними инвесторы точно так же сталкиваются в других развивающихся странах, так что это не играет решающей роли. В первую очередь имеют значение: стоимость энергоносителей, уровень зарплат квалифицированного персонала, налоговая нагрузка, скорость и легкость создания производства. Тот же Volkswagen строит десятилетние планы, а компании помельче оперируют сроками в 2–3 года. Если они понимают, что два года будут заниматься выбиванием площадки и документами, то откажутся.
Доходы квалифицированного персонала у нас пока такие же, как в Китае. Заявления, что там дешевая рабочая сила, не совсем точны. То есть, у нас нет «внешних» негативных факторов для производства. А весь негатив мы же сами создаем: стоимость энергоносителей пока у нас ниже, но стремительно растет, ситуация с налогами ухудшается, а последнее повышение взносов по соцстраху ударило не по нефтяникам, а по новому бизнесу, который же и создает новые рабочее места. Это все понимают, но политика Минфина такова: чтобы корова меньше ела и давала больше молока, ее надо меньше кормить и больше доить. У нас не доходная база увеличивается, а поднимаются налоги.

– О том и речь: как вы полагаете привлекать новых резидентов, если у нас такие налоги?

– Надо создать целую отрасль, основным бизнесом которой является создание максимально комфортных условий для привлечения инвестиций в производство. Этой отраслью являются частные индустриальные парки.
Чтобы парки «росли, как грибы», нужно заинтересовать их в том же, в чем заинтересовано государство: в сборе налогов и создании новых рабочих мест. Для этого достаточно предоставить частному парку субсидию в размере 10% от суммы налогов, собранных на его территории. Если он собирает 1 млрд руб. налогов, то возвращать 100 млн руб., в виде комиссии или премии. Часто мы слышим от чиновников: как же, бюджетные деньги дарить? Какие же бюджетные, если их нет сейчас? Парк вкладывает деньги, привлекает инвесторов, которые еще вкладывают деньги, создают производство и начинают платить налоги. И только с этих налогов государство отдает 10% парку. А так государство вообще пока этих налогов не получило. Такая мера сразу сделает парк инвестиционно-привлекательным проектом. Есть другие меры, например, субсидирование процентной ставки на инфраструктурные кредиты. Гораздо выгоднее, чем вкладывать деньги в инфраструктуру. На каждой встрече с большими чиновниками мы говорим об этом. Министр экономического развития Эльвира Набиуллина поддерживает эти предложения, естественно, все губернаторы тремя руками за.

– И в чем препятствие?

– Никаких возражений, по сути, нет, но нет политической воли. В стране решения принимаются очень ограниченным числом людей, остальные, к сожалению, исполнители. Появилась идея со «Сколково», и законопроект был принят в рекордные сроки. Идею с возвратом 10% собранных налогов юридически оформить достаточно сложно, поскольку пока не прописаны такие механизмы. Сделать это можно, было бы желание. Но, как оказалось, даже уровня министра для этого недостаточно.

http://slon.ru/economics/yuriy_yablokov_proshche_za_10_000_rub_khodit_na_zavod_i_delat_vid_chto_rabotaesh_chem_sozdat_svoe-681623.xhtml

Вернуться к списку новостей