Последние
новости
Интервью

Михаил Олейник: «Я не публичный человек»

Управляющий партнёр компании «Галтекс» о женитьбе на заместителе губернатора, публичности, коррупции и о том, сколько планирует проработать Станислав Воскресенский в Ивановской области
Автор: Алексей Машкевич
11 мин
21 мая, 2021
Личная жизнь текстильных магнатов – так же, как и правительственных чиновников – редко становится объектом моего внимания. Но сегодняшний случай особенный. О муже замгубернатора по экономике Людмилы Дмитриевой заговорили после того, как увидели зарплаты супругов в правительственной декларации о доходах за 2020 год. Оказалось, что Людмила Владиславовна заработала за прошедший год в тридцать пять раз больше супруга, хотя тот ездит на очень дорогом автомобиле, работает в крупной текстильной компании и присутствует на встречах губернатора с местными предпринимателями. Это Михаил Олейник, управляющий партнёр компании «Галтекс» - человек, о котором раньше никто ничего не слышал. Точнее, почти ничего.

Договориться об интервью с Михаилом Анатольевичем было непросто, но, видимо, новый статус предполагает некоторую публичность и для него.
DSC030646_sm - копия.jpg
Фото: архив Михаила Олейника
- Михаил, о вас практически нет официальной информации. Почему?
- Я не публичный человек.

- Вы просто какой-то человек невидимка.
- Еще раз – я не люблю публичность. Только для вас сделал исключение.

- Вы ивановский или тоже из Москвы?
- Из Москвы.

- На вашей визитке написано «управляющий партнер компании «Галтекс», но вашей фамилии нет ни в ЕГРЮЛ, ни в списке управленцев на сайте компании.
- С ноября прошлого года я работаю управляющим партнером компании «Галтекс». До этого был консультантом.

- Чем работа управляющего партнера отличается от работы директора?
- Я с ноября официально работаю, занимаюсь развитием компании «Галтекс» – это моя основная деятельность в компании. До этого момента, я занимался работой на общественных началах, анализировал ситуацию в компании.

- Про «Галтекс» ходит много слухов, и один такой: все три партнера, указанные в ЕГРЮЛ, замещают, так скажем, известных в Москве или Иванове людей. И ни Василий Галицков, ни его жена не являются реальными акционерами компании – все зиц-председатели.
- Это не соответствует действительности. Галицков является одним из учредителей и директором компании «Галтекс», – это прописано и в условиях в договоре.

- Почему ваша собственность оформлена не на вас?
- У меня нет собственности.

- Объясните, чем партнер отличается от собственника?
- Не хочу отвечать на этот вопрос.

- Ваше появление в информационном поле совпало с женитьбой на зампреде областного правительства Людмиле Дмитриевой. Вы женились и одновременно стали официально работать в «Галтексе». Заместитель губернатора не хотела иметь в декларации безработного мужа?
- Да, совершенно верно, в тот момент я официально устроился. До этого просто анализировал, смотрел, консультировал.

- Компания «Галтекс» переваривает огромное количество бюджетных денег.
- Это не так, сразу хочу проговорить.

- Вы не думаете, что сейчас, когда вы официально работаете в «Галтексе», а ваша супруга курирует экономический блок правительства, это создает коррупционное напряжение?
- Я так не думаю. Если посмотрите наши контракты, они все выиграны через конкурсы. У нас есть тендерный отдел, который занимается работой с госучреждениями, мы везде участвуем на равных условиях с другими компаниями. Если выигрываем, заключаем договор. Если не выигрываем, заключает договор другая компания. У меня нет никаких преференций, и всё, слава Богу, делается через конкурсы.

- В апреле прошлого года «Галтекс» стал областным оператором-координатором по товарам из марли, где не было никакого конкурса. Это было решение вашей супруги?
- Это было не конкретно ее решение, а решение правительства – это раз. Второй момент, пандемия развивалась стремительно, и ситуация сложилась следующая. По факту в Ивановской области на момент начала пандемии не оказалось средств индивидуальной защиты, масок. Вот такой был парадокс. И правительство области ставило задачу организовать производство масок в регионе.

- Я слышал, что ТДЛ готов был поставлять маски, и все шло к тому, что они станут оператором. А потом, как чертик из табакерки…
- ТДЛ делает и продает марлю. Компания «Галтекс» не делает марлю. Медицинскую марлю в России делают две компании, насколько я знаю – ТДЛ и компания в Покрове. Что такое сделать маски? Нужно их отшить. Как это было? Это было совещание, на котором присутствовали и представители ТДЛ, и было много компаний швейников, и компании, занимающиеся производством ткани. На том совещании был поставлен вопрос – ребята, наши врачи в результате пандемии фактически лишены средств защиты. Нет банально масок. Ни у врачей, ни у полицейских, ни у перевозчиков, водителей. Купить их невозможно, на тот момент был просто ажиотаж, апрель. Что делать? У нас есть компании, которые производят марлю и у которых все расписано. Но мы для области можем с ними договориться, чтобы они какую-то часть марли дали швейникам отшить. Кто будет заниматься, возьмет на себя…

- А ТДЛ отказался отшивать?
- К сожалению, отказались все. Почему отказались? Это сугубо убыточное производство. Все банально и просто: стоимость, которую заявило правительство – 25 рублей с учетом стоимости ткани, которая тогда выросла почти в 2 раза, и стоимостью отшива. Те швейники, которые присутствовали, сказали – мы по этой цене шить не будем, это утопия, у нас себестоимость.

- А что позволяло вам шить?
- Меня не было на том совещании, был мой партнер, который сказал – давайте мы попробуем. Все-таки у нас есть швейное производство, попробуем начать отшивать. И у нас есть клиенты, которые отшивают из нашей ткани, швейники. В тот момент у них объем рынка сократился, и мы можем с ними договориться по поводу отшива. И мы заключили первый контракт по отшиву 250 тысяч масок.

- И в итоге закрыли 2020 год с уникальной для компании прибылью.
- Да. Это связано с общей работой компании, а не с работой на правительство. Я могу сказать цифры: мы отшили для Ивановской области 250 тысяч масок на 6 250 000 рублей. Всё. После нас, насколько я знаю, область разыграла еще несколько подобных контрактов на поставку масок и СИЗов.

- Параллельно вы участвуете во многих проектах правительства, в том числе по модернизации производства.
- Есть федеральная программа по развитию, не региональная программа Ивановской области, а федеральная. Это фактически программа лизинга – субсидирование лизинговых платежей на покупку оборудования. По этой программе идут многие ивановские предприятия – и ТДЛ, и «Красная Талка», и «Протекс», и другие компании. Смысл мероприятия заключается в следующем – компания покупает оборудование, 50% государство субсидирует. Мы все участвуем на равных условиях, в данный момент проводится конкурс. Конкурс проводит не Ивановская область, моя супруга никаким образом не может мне помочь – это делается на федеральном уровне. Мы представляем проект с коэффициентом окупаемости, который непосредственно влияет на отбор.

- Когда госпожа Дмитриева появилась в Ивановской области и стала заместителем губернатора по экономике, она начала агитацию за «зеленый коридор» для текстильщиков из Средней Азии. Вы объясняли супруге, что это смерть для ивановского текстиля?
- Объяснял.

- Компания «Галтекс» встраивается в эту схему?
- Не компания «Галтекс» была инициатором этого «зеленого коридора», я не буду называть персоналии.

- Почему?
- Зачем? Другая компания – это была не наша идея.

- То есть Людмила Дмитриева лоббировала чьи-то интересы?
- Людмила Дмитриева занимается лоббированием интересов любых компаний, которые производят что-то в Ивановской области.

- Это очень коррупционноёмкое заявление.
- Почему? Она занимается экономикой. Мы и познакомились с ней на этом фоне. Ее обязанность – это помощь компаниям, развивающимся и работающим в Ивановской области, она заместитель губернатора по экономике, а департамент экономики фактически осуществляет помощь предприятиям, и мы вообще по всем показателям, вы знаете, в плюсах.

- «Галтекс»?
- Не «Галтекс», а Ивановская область по приросту инвестиций. Многие наши коллеги заходят сюда, и турок много, и других.

- Турки зашли в область задолго до Воскресенского.
- Это вопрос не ко мне. Я давно в текстильном бизнесе и прекрасно понимаю, что турки, которые в данный момент строят в Родниках, – это компании, которые пришли при Воскресенском. Однозначно могу сказать. В том числе, это заслуга моей супруги – я так предполагаю.

- У двух последних губернаторов Ивановской области были проблемы с правоохранителями. В частности, Павел Коньков ездил на арендованном автомобиле, платил за его аренду коммерческой фирме, и ему это пытались вменить как уголовно наказуемое деяние. Ваша супруга, по слухам, ездит на автомобиле, принадлежащем «Галтексу». Дамы из губернаторского кружка могут позволять себе всё?
- На компанию «Галтекс» оформлено большое количество совершенно разных автомобилей: «жигулей», КАМАЗов, MAN и представительских машин. Моя супруга передвигается по рабочим делам только на одном автомобиле. Так как она всё-таки зампред, то за ней закреплен определенный автомобиль в гараже правительства. Я ее вижу только на этом автомобиле, и она сама за рулем не ездит.

- То есть она не ездит на «Лексусе», принадлежащим «Галтексу»?
- Нет, она ездит на автомобиле, принадлежащем области. И она ездит со мной на автомобиле, который принадлежит мне.

- Вам же ничего не принадлежит?
- Компания «Галтекс» дала мне автомобиль для служебного пользования.

- Говорят, что и губернатор ездит на черном микроавтобусе, который принадлежит одной из компаний, которую он привел в область.
- Это я комментировать не могу – не знаю, на чем ездит губернатор.

- Вы числитесь координатором базовой кафедры в ивановском Политехе. Базовые кафедры – это тоже проект вашей супруги. Чем вы там занимаетесь?
- Мы как компания заинтересованы в привлечении новых кадров. Понятно, что мы работали и работаем с рядом образовательных учреждений, в том числе с Политехом. По инициативе моей супруги и господина Румянцева была создана некая синергия предприятий, которые заинтересованы в привлечении молодых кадров. Для этого каждая компания должна была вложить определенное количество денег, чтобы реализовать ремонт определенного количества площадей – по большому счету, мы сделали ремонт в Политехе за свои деньги. Мы на это подписались, как и многие другие компании, потому что заинтересованы в привлечении новых кадров.

- Вы там тоже на общественных началах работаете?
- Фактически да. Мы работаем по образовательным программам, по набору новых людей, общаемся со студентами. Но я себя не ощущаю координатором.

- Вы не ивановский, появились здесь недавно, и «Галтекс» стал резко наращивать выручку и прибыль. После отставки Воскресенского вы тут же уедете из области?
- Не строю таких долгосрочных планов.

- Вы говорите про долгосрочные планы – Воскресенский собирается ещё долго работать губернатором?
- Не знаю. Он хороший руководитель, на мой взгляд.

- Поэтому его отсюда не отпустят?
- Я только за то, чтобы человек, который действительно что-то для области делает…

- …чтобы подольше здесь побыл?
- Да.

- Я думаю, он вас возненавидит за такое пожелание.
- Почему?

- А разве Станислав Воскресенский мечтает ещё один срок провести в Ивановской области?
- Не знаю.
олейник.jpg
Фото: архив Михаила Олейника
18 июня 2021
Все новости