Последние
новости

Раввин Гавриэль: «Евреи в Иванове очень-очень тёплые и приветливые»

О еврейской общине, традициях, любви и Александре Кузьмичёве
Автор: Алексей Машкевич
11 мин
19 октября, 2020
Алексей Машкевич
Фото: архив Гавриэля Шаламова

Полтора года назад в Ивановской синагоге появился новый раввин – Гавриэль Шаламов. Что это за человек, что привело его в Ивановскую область, как он собирается выстраивать отношения с единоверцами и с окружающим его светским миром? Об этом мы поговорили с молодым раввином в почти пустой синагоге – из-за ковида служения до сих пор не идут, еврейская жизнь в городе временно ушла в онлайн.

Раввин.jpg
- Ivanovonews писал в мае прошлого года, что «главный раввин России Берл Лазар назначил в Ивановскую область руководителя еврейской местной общины», но на сайте федерации еврейских общин вы значитесь раввином, а председатель общины Маргарита Шнир. Где ошибка? 
- Раввин – это духовное лицо, но любая сфера жизни связана с организацией быта, чем и занимается председатель общины. Председатель общины – это ключевой человек, который занимается материальной частью её жизни.

- Как вы пришли к вере?
- Я родился в обычной семье, где еврейские традиции не соблюдались. Мы знали, что мы евреи. Бабушку, как многих евреев в СССР, эвакуировали из Украины на Урал, в Нижний Тагил, традиции забылись и все стали просто светскими советскими людьми. Когда мне было лет восемь или десять, бабушке позвонили из благотворительной организации «Хэсэд» с вопросами о жизни и услышали меня где-то на фоне разговора, потом предложили взять в еврейский лагерь. Там я узнал основы иудаизма и еврейства: кто мы такие, что есть язык, на котором евреи молятся, разговаривают, учатся. Меня это очень заинтересовало, стал в этом разбираться – насколько это было возможно в том возрасте и в тех условиях. Через некоторое время задумался, куда пойти учиться по окончании девятого класса, и выбрал еврейскую школу для мальчиков «Месивта» в Москве – из столицы легче потом поступить в какое-то учебное заведение и это всяко лучше, чем образование в Нижнем Тагиле. После школы я выбрал еврейский путь – во время учёбы в одиннадцатом классе предложили поехать учиться за границу, в Берлин, на программу для еврейских мальчиков с возможностью поступить в филиал американского института. Там преподавали бизнес-менеджмент, а параллельно учился в иешиве – высшем религиозном учебном заведении. Светское образование я, к сожалению, не закончил – программа закрылась и пришлось вернуться в Москву. По возвращению, я поступил в ешиву в Москве, и учился там два года, после прошёл стажировку в главной синагоге Хабада, синагоге 770 в Нью-Йорке. После свадьбы два года учился в колеле для женатых, где получил более глубокие навыки изучения Талмуда. В целом, моя учеба в еврейских заведениях составила семь с половиной лет.

- Вас привлёк бизнес?
- Конечно.

- А заниматься бизнесом будучи раввином вы можете?
- Могу, но это не то, чем необходимо занимать день. Мой день – это молитва, учёба, общение с евреями. Моя цель – привести их обратно к корням. После возвращения из Берлина в Москву я начал задумываться о том, что необходимо построить семью.

- Именно построить – через разум, не через сердце?
- Мой двоюродный брат, закончивший ту же школу, ясно дал понять, что семью нужно строить и что она должна быть еврейской – без этого семья не получится правильной. Жениться на женщине другой веры – христианке или мусульманке – это неправильно для еврея.

- Вы жену сами искали или община помогала?
- Община очень помогла. Строить еврейскую семью, еврейскую пару – это целый процесс. Молодым девушке и парню дают возможность встретиться и пообщаться, чтобы понять, подходят ли они друг другу – именно разумом – понять, что цель у них в жизни одна, что хотят строить жизнь на Торе, хотят иметь еврейских детей.

- А в этом нет чего-то неестественного?
- Человек недаром прямоходящий и у него сверху голова с разумом, ниже головы сердце, а ещё ниже всё остальное. И нужно всё решать через голову, не поддаваясь эмоциям и страстям.

- А как же любовь?
- Есть такое сравнение, что любовь как костёр – всегда нужно подкладывать дровишки.

- Но сначала этот костёр должен как-то разгореться.
- В еврейской традиции нужно сначала понять, что пара смотрит в одном направлении – только так можно создать что-то вместе и прийти к любви.

- Вы перхали в Иваново вместе с женой, чем она занимается?
- Слава Богу, у нас недавно родился сын и она домохозяйка. Когда была возможность, она проводила уроки для женщин и разные мероприятия.

Раввин-с_женой.jpg
- Как вы, молодой ещё человек, пришли к решению стать священнослужителем?
- Находясь в России, в постсоветском пространстве и приближаясь к традициям я понял, что евреи здесь сильно ассимилировались, отдалились от корней и традиций. Очень много смешанных браков…

- …что не хорошо и не плохо – это жизнь.
- Сложно сказать, потому что у еврейского человека свой план жизни, своя цель, которую Всевышний передал через Тору.

- Чем цель и жизнь еврейского человека в России отличается от цели и жизни русского человека, который любит жену и детей, работает и не нарушает писанных и неписанных законов?
- Цель еврея – служба Всевышнему своей семьёй, которая должна в этом участвовать. Служба через еду и отношения с окружением и в общине. Это невозможно делать, когда у мужа один взгляд, а у жены иной.

- И как же вы пришли к тому, что готовы учить этому людей?
- В последние 200 – 300 лет в еврейском мире лидерами были Любавические ребе, по названию местечка Любавичи в Белоруссии. Откуда пошло философское учение Хабад – мудрость, понимание, постижение. Учение строится на том, что всё, к чему мы прикасаемся в жизни, приходит через понимание и осмысление, что необходимо возлюбить ближнего. Осознание этого стало главной причиной прихода в раввины. Ещё до свадьбы мы с невестой обсуждали, что хотим поехать в какой-то город, чтобы возвращать евреев к традиции.

- Это некое миссионерство?
- Миссионерство – это обращение людей в свою веру. А мы говорим о возвращении евреев к корням. Миссионерство – не наш подход.

- Вы уже полтора года в Ивановской области, а местная еврейская община сформировалась задолго до этого, вы пришли в сложившийся социум. Община придерживается принципов еврейской жизни?
- Внешние признаки не всегда отражает внутреннее состояние. У каждого еврея, рождённого еврейской мамой, есть частичка души Всевышнего, которая как огонь на свече тянется вверх. И если ей чуть-чуть помочь, она разгорится красивым пламенем. Евреи в Иванове очень-очень тёплые и приветливые. Все, с кем я встречался, заинтересованы, чтобы еврейская жизнь развивалась, чтобы появлялось больше возможностей соблюдать традиции.

- Ивановские предприниматели-евреи активно жертвуют на общину и синагогу?
- По еврейской традиции принято быть довольным тем материальным, что есть и стремится к большему, чем есть, в духовном: больше учиться, больше понимать. То что мы имеем на данный момент достаточно, однако, у меня есть убеждение, что в городе необходимо построить что-то для общины – есть проекты, на которые необходимы большие деньги, и их нужно искать.

- То есть не особо жертвуют?
- На повседневные мероприятия и праздники, которые я проводил, средств хватало. И остальное будет с Божьей помощью.

- Расцвет еврейской общины в Иванове пришёлся на времена губернаторства Михаила Меня, человека из еврейской семьи. Нынешние показно православные губернатор и мэр оказывают внимание синагоге?
- К сожалению, я ещё не имел возможности с ними встретиться и, честно говоря, не вижу, что они как-то показно транслируют православие – наверное, потому, что у меня нет телевизора. Как житель вижу, что огромные силы и средства они вкладывают в развитие жизни города. Уверен, что со временем дойдёт очередь и до помощи еврейской общине. Уверен так же, что нам стоит познакомиться лично и узнать друг друга. Но первой целью, которую я себе поставил, приехав сюда, было знакомство со всеми евреями. Я приехал развивать еврейскую общину.
А уже дальше пойду во внешний мир, потому что без поддержки администрации развиваться нельзя. Нам очень помогает председатель городской думы Александр Станиславович Кузьмичёв.

Раввин_2.jpg
- Почему православный Кузьмичёв давно и хорошо помогает еврейской общине?
- Не могу сказать, об этом надо его спросить. Он очень духовный человек, трепетно относится к вере и традициям – каким бы то ни было.

- Как вы пережили самоизоляцию?
- Поскольку большинство прихожан – это люди старшего возраста, мы ещё до начала карантинных мер, по совету главного раввина России, приняли жёсткие меры и перестали проводить публичные мероприятия.

- Перевели служения в онлайн?
- Конечно. У нас были и есть онлайн-уроки в скайпе и зуме, но еврейскую жизнь никакими гаджетами и онлайном не заменить. Община – это люди и личные встречи, но главная ценность – это жизнь, мы не имеем возможности соблюдать Тору и заповеди на небесах.

- Вы общаетесь с руководителями иных местных религиозных конфессий?
- До COVID было много межконфессиональных встреч и с имамом, и с православными священниками – это прекрасные люди.

- Весной прошло голосование за внесение поправок в Конституцию, и там появились слова о памяти предков, передавших нам идеалы и веру в бога. Большинство россиян сочли этот пункт закреплением первенства православия над остальными религиями. Как вы отнеслись к нему?
- Каждый человек обязан знать и помнить, откуда пришёл и кем были его предки и родители – я считаю, что смысл принятой поправки в этом.

- Вы не видите в них православного уклона, бог у каждого свой?
- Бог один. (молчит) Мне трудно судить, но в целом это звучит как (долго подбирает слова) правильное отношение к памяти. Мы обязаны чтить, знать и учить историю. Если эти поправки касаются основной веры, которая есть в России, пусть будет так.

- Вы голосовали за поправки в Конституцию?
- Нет. Жена была в положении, и мы решили не рисковать из-за ковида. Закон Торы гласит, что необходимо премного охранять здоровье и жизнь.

- Вы сами сказали, что основа общины – люди старшего и преклонного возраста. Много молодых евреев ходит в синагогу?
- Не сказать, что много, но молодёжь есть. Сейчас они спрашивают, когда откроем синагогу и начнём проводить молитвы.

- Говорят, что с каждым годом в Ивановской области становится всё меньше евреев. Есть вероятность того, что община станет ничтожно мала и потребность в синагоге отпадёт?
- История показывает, что евреи всегда живут вне того места, в котором им хотелось бы жить – вне Израиля и святой земли. Мне хочется, чтобы евреи вернулись туда, но если мы оказались здесь, то необходимо создать маленький Израиль, чтобы в этом месте евреям было комфортно жить и соблюдать еврейские традиции от рождения до смерти.
01 декабря 2020
Все новости