Наверх
— 76,4667 ₽
— 90,4142 ₽

Ирина Мальцева: «Официально никуда не устраиваюсь и не раскрываю сведений»

О наблюдении за выборами, двойных стандартах, «Голосе» и «Единой России»

03.09.2020
Алексей Машкевич

Ирина Мальцева – одна из самых шумных персон на политической поляне области и один из самых ярких борцов с засильем «Единой России» во власти. Она беспартийна и бесстрашна, за её спиной движение «Голос», к которому власть относится с нескрываемой нелюбовью и страхом. Давно собирался поговорить с Ириной о ценностях её деятельности: в чём они? Мне кажется, что бороться против «Единой России» и бороться за честные выборы – это разные вещи. Мальцева же со мной, похоже, не согласна.

Мальцева.jpg
- Главное, что все хотят знать об Ирине Мальцевой –получает ли она деньги за работу в «Голосе».
- В «Голосе», как в организации, я денег не получаю. Получала грантовые деньги за проекты, связанные с долгосрочным наблюдением, которые ложились в основу более высоких отчётов того же «Голоса» или Комитета гражданских инициатив. Только раз, в марте 2012 года, наблюдателям заплатили что-то около 1000 рублей.

- А от иностранных фондов? В этом ведь нет ничего преступного – я сам когда-то телевидению на американские деньги учился.
- Что значит получала деньги? Я была на курсах и семинарах, которые оплачивались не мной. Ездила наблюдателем и экспертом в другие города России и за рубеж – это были миссии, организованные, в том числе, иностранными фондами, и я эти поездки не оплачивала. Денег за саму работу я никогда не получала.

- Что привело тебя в строй наблюдателей за чистотой выборов?
- В 2011 году, когда «Единая Россия» достала так, что уже тошнило, и когда все мои знакомые, до этого не ходившие на выборы, пришли на избирательные участки и проголосовали «против» партии власти…

- …судя по результатам голосования, у тебя немного знакомых.
- (смеётся) Результат – это отдельная песня. «Единая Россия» тогда выиграла, и утром в интернете появились ролики о том, как она победила: вбросы, манипуляции... Тогда их часто подлавливали, потому что они не были готовы к тому, что за ними смотрят. Их уровень профессионализма я называю тупизмом. А меня заинтересовало – как это прошло у нас, но по Иванову роликов не нашла. Тогда я работала в областной научной библиотеке, мы сотрудничали с избирательной комиссией Ивановской области, проводили конкурс по избирательной тематике среди библиотек области. Работали над проектом вместе с заместителем председателя облизбиркома Александром Павловым.

- Вы с тех пор так сильно друг друга не любите?
- Нет, это случилось гораздо позже, тогда у нас были прекрасные отношения и меня даже наградили грамотой избиркома за проведение того конкурса. Я обратилась к Павлову с вопросом: были ли в Ивановской области какие-то нарушения. Конечно же, он сказал, что у нас всё прекрасно, только какие-то мальчики и девочки из «Голоса» что-то нашли – но это происки врагов. История о том, что у нас в области кто-то что-то на выборах увидел, меня заинтересовала, и я решила познакомиться с людьми из «Голоса».

- Кто тогда этим занимался?
- Виталий Аверин. На выборах президента в 2012 году я первый раз осознанно пришла на избирательный участок, и то сопротивление, которое там оказали, и то что я, неопытный наблюдатель, увидела там, заставило заняться наблюдением серьёзно. Я была в шоке от цинизма и наглости, с которыми всё делалось и прикрывалось. Циничные нагло врущие тётки на избирательных участках, руководство территориальных избирательных комиссий, правоохранители, которым дано распоряжение выполнять указания председателя, и не вникать – они тупо выполняли приказы, были пешками.
Это в моём характере, наверное – чем больше мне сопротивляются, тем больше напор.

- Почему ты сдала пост координатора местного «Голоса» Андрею Спиридонову, а его не слышно и не видно?
- Как независимый наблюдатель я не могу организовывать наблюдение, если иду кандидатом – это конфликт интересов. А я в этом году планировала принять участие в избирательной кампании «Яблока» в качестве помощника по наблюдению, и планировала идти на выборы в Плёсе. И заранее подготовила человека, который выполнял бы мои функции.

- Мне часто кажется, что ты делаешь ровно то, в чём обвиняешь деятелей из «Единой России» и помогающих ей чиновников. Якобы ушла из «Голоса», но продолжаешь быть его лицом. Тебе не кажется, что это двойные стандарты?
- Не могу сказать, как это выглядит со стороны, потому что сейчас не выступаю от имени «Голоса». Я семь лет занималась этой работой, и не моя вина, что меня ассоциируют с этой организацией.

- Значит, это Спиридонов сейчас недорабатывает?
- Это вопрос не очень ко мне, но за период его координаторства еще не было выборов, так что проявить себя у него возможности не было. В наблюдении за голосованием 1 июля (по поправкам в Конституцию) часть участников движения приняли решение не участвовать – он в том числе. Думаю, организация наблюдения в Шуе станет его успешным стартом. То, что я до сих пор воспринимаюсь координатором – это не его недоработка, а скорее эффект привычки.
Меня же в феврале 2020 избрали в федеральный совет «Голоса».

- Как же ты тогда ходишь на выборы – это нарушение устава.
- Когда наступает конфликт интересов, человек должен заявить, что приостанавливает полномочия. Я приостановила 4 июня, когда в область пришёл проект «Объединённые демократы», с которым меня тоже связывают.

- Обычно люди чётко разделяют наблюдение за выборами и участие в них. Но ты, ещё будучи координатором, ходила на выборы кандидатом где-то в глубинке. Почему?
- Это были выборы в Порздневское сельское поселение Лухского района. Смотри, какая тут история: если в стране не создаются условия для независимого наблюдения, наблюдатели имеют право делать некие уступки, заранее заявив об этом конфликте. Что касается лухского поселения, было объявлено заранее. У нас не было возможности получить направление для наблюдения, и моё выдвижение там связано только с этим. Такие отступления от принципов независимого наблюдения неизбежны, когда других условий для работы нет.

- Наблюдать за соблюдением закона, самой нарушая правила – насколько это морально? Ты же власть обвиняешь именно в этом.
- (долго молчит) Не могу изменить твой взгляд на то, как это выглядит, я рассказываю, как есть. Никакого намерения стать депутатом или участвовать в политических играх Лухского района у меня не было. Был интерес к наблюдению, хотелось посмотреть, как проходит такое большое надомное голосование. На таких выборах выдвигается «Единая Россия» и спойлеры, которые никогда не дали бы нам направления. У нас не было другой возможности попасть туда и понаблюдать.

- Ты там достигла цели: увидела, как это делается?
- Так как я была кандидатом, я в том районе даже наблюдателем не появлялась, чтобы избежать непонимания. Наблюдение осуществляли другие люди. И да, цель была достигнута.

- Сейчас ты идёшь на выборы, чтобы стать депутатом или тебя опять не пускают понаблюдать?
- На муниципальных выборах такого уровня, как сейчас, всегда находятся кандидаты, готовые сотрудничать и давать направления. В Плёсе я выдвигалась, исходя из каких-то своих внутренних убеждений, и думала о выдвижении с января. А по Иванову было довольно эмоциональное решение: когда узнала, что по округу, где живу, выдвигается господин Кузьмичёв, приняла решение идти.

- И ведёшь кампанию не столько за депутатский мандат, сколько против Александра Кузьмичёва, которого считаешь коррупционером?
- Обличать его, мне кажется, нет никакого смысла, ведь только ленивые не представляют его морально-этических взглядов. Мне неприятно, что человек такого уровня и с такими качествами будет представлять мои интересы в думе.

- Ты же кандидат стопроцентно непроходной – понимаешь это?
- Неважно. Я делаю то, что считаю должным – предоставляю людям шанс.

- Избирательная кампания – это затраты, в том числе денежные. Чем ты зарабатываешь на жизнь?
- В связи с тем, что меня по требованию господина Пахомова и господина Меня уволили в 2013 году из организации, в которой я работала…

- Из научной библиотеки?
- Нет, я работала в отеле, собственникам которого поставили условие: либо Мальцева, либо гостиница никогда не запустится. С той поры я официально никуда не устраиваюсь и не раскрываю сведений о работодателе.

- А кто финансирует твою избирательную кампанию?
- Обещало финансирование региональное отделение «Яблока», а листовки, которые уже напечатаны, я заказала на пожертвования, пришедшие на избирательный счёт.

- «Голос» наблюдает за чистотой всех выборов или только за нарушениями «Единой России», чтобы потом гнобить её по любому поводу и без?
- Без поводов-то, наверное, не гнобим.

- Для тебя же «Единая Россия», как для меня Александр Кузьмичёв с его двумя лимонами – в каждую бочку затычка.
- Движение «Голос» наблюдает за чистотой всех избирательных кампаний, независимо от того, кто их проводит – это идеальный вариант, заявленный в уставных документах. Но ситуация в стране сложилась так, что основной игрок – это «Единая Россия», и её нарушения гораздо больше остальных. Какой-то крен, конечно, есть.

- Но это же опять двойные стандарты. С одной стороны, ты наблюдаешь за чистотой всех, а с другой периодически вступаешь в коллаборации с оппозиционными партиями – «Справедливая Россия» в Тейкове, КПРФ в Шуе. О какой независимости или объективности может идти речь?
- Я бы не назвала это коллаборацией. Российское законодательство устроено так, что независимый гражданский наблюдатель не может попасть на избирательные участки. Раньше в законе была предусмотрена возможность направления наблюдателей на участки общественными организациями – сейчас этой возможности нет, если не считать Общественной палаты, конечно (смеётся).

- Предлагаю не развивать эту грустную тему.
- Поэтому мы получаем направления у кандидатов или партий. Нарушения сегодня – это не вброс кучи бюллетеней на глазах у всех, а манипуляции со списками избирателей, с документацией, что доступно только членам избирательных комиссий. В начале любой кампании «Голос» просит предоставить направления, но берёт их только у тех, кто согласен с тем, что наши представители не будут защищать их интересы. Недавно я была на кампании в Сортавале в качестве представителя КПРФ, но нарушения, зафиксированные мной, больше затрагивали «Справедливую Россию». И сейчас найденные мной документы используются в суде для защиты прав СР.

- Ты большой специалист в документах, но как-то умудрилась неправильно оформить подписные листы в Плёсе – как будто заранее согласна с победой Каримова.
- Не каждая победа – это победа. При той игре, которая ведётся в Плёсе и при той избирательной комиссии никаких шансов победить у меня нет. Когда я ввязалась в кампанию в Иванове, то сбор подписей здесь потребовал больших ресурсов. Если бы знала, что будет так сложно, я вообще идею выдвигаться в Плёсе оставила бы. Но открыла страницу с выдвинутыми в Плёсе кандидатами, и увидела: четыре кандидата от «Единой России» на четыре места. Ни одна партия, ни один кандидат – помня историю 2019 года, когда всех просто размазали – не посмел выдвинуться, противопоставив себя господину Каримову. И я подумала, что какая-то конкуренция на этих выборах должна быть. Всё, что делала, делалось в спешке, и в подписных листах не заменили одно слово.

- То есть ты согласна, что это твой косяк, а не происки злобных сил?
- Это мой косяк. Но юристы говорят, что при желании комиссия могла бы это рассмотреть как техническую ошибку.

- Ты много говоришь и пишешь о нарушениях главы Плёса Тимербулата Каримова, а на тебя не обращают внимания – Каримов даже декларацию о доходах не опубликовал на сайте совета до сих пор. Тебе не обидно, не опускаются руки?
- Я понимаю, где живу. Если обижаться на то, что система не работает так, как должна, надо перестать этим заниматься и покинуть страну. Про декларацию я получила ответ: она предоставлена. Сам губернатор Воскресенский сказал, что где-то у него в папочке она есть. А публикацию на сайте они не считают обязанностью – на территории Плёса законы не действуют, это вотчина господина Каримова, и он делает там всё, что хочет.
И я бы не сказала, что на меня не обращают внимания и отмахиваются, как от назойливой мухи, потому что на любой мой пост в твиттере есть специальные люди, которые отслеживают, что я пишу. Это кладётся на стол руководству района…

- Это же слава!
Да. И при нормальных руководителях в Плёсе какие-то вопросы удавалось решать простым звонком, без вынесения темы в публичное пространство. Но когда у власти (Ирина несколько раз громко стучит по столу) не знаю, как ты это передашь буквами, то на меня в ответ пишут заявления в полицию.

- Ты себя считаешь оппозиционером?
- Под этим словом все понимают что-то своё.

- Ты борец с режимом?
- Я борец с тем, как у нас устроено государство.

Вернуться к списку новостей