Наверх
— 76,4667 ₽
— 90,4142 ₽

Илья Журавлёв: «Я никогда розовых очков в отношении партии не надевал»

О КПРФ, «Левом фронте», городской думе и мэре Шарыпове

24.08.2020
Алексей Машкевич

Казалось, ещё совсем недавно Александр Бойков, сменивший Владимира Клёнова на посту персека местного отделения КПРФ, проводил чистку рядов, и из партии были исключены люди, которым я симпатизировал: Алексей Маслёнкин, Николай Плотников, Илья Журавлёв. С тех пор у коммунистов многое изменилось, Бойков окреп и, похоже, не опасается внутрипартийной фронды. А координатор местного «Левого фронта» Журавлёв баллотируется на сентябрьских выборах в Ивгордуму одномандатником от КПРФ по моему родному восьмому округу. Он, похоже, решил заменить скандально известную единороску Наталью Курочкину, чудом избежавшую уголовного дела за свои махинации с керамической плиткой. Почему именно от коммунистов, когда-то исключивших его из своей партии, и зачем ему мандат депутата сегодня, когда от представительного органа уже ничего не зависит – об этом мы поговорили с Ильёй Журавлёвым.

Журавлёв_4.jpg
- Когда-то ты был активным участником областного левого движения, но потом женился, нарожал детей и, что называется, ушёл с радаров. Казалось, что политика тебя больше не интересует. Чем ты занимался последние несколько лет?
- С рождением детей появилось много обязанностей и забот, в основном занимался семьёй. Но занимался и общественной работой. Мы пытаемся заниматься взаимодействием с профсоюзами…

- Мы – это кто?
- Представители «Левого фронта». Мы стали менее публичными и громкими, больше занимаемся локальными проблемами городского хозяйства, благоустройством, и темами профсоюзов и социальной работы. Всё это требует больше рутины, чем громкости.

- Что из этого было реализовано?
- Я был застрельщиком проекта благоустройства территории за памятником героям фронта и тыла. Изначально это было противостояние планам застройки участка. До окончательного решения администрации в 2018 году мы планомерно двигали эту тему в СМИ и в социальных сетях. Мне кажется, что в решении ничего не строить за памятником, а провести благоустройство, есть толика и моего труда – мы не дали замолчать эту тему. Ни один инвестор не хочет громкого противостояния с общественностью, никто не хочет скандалов, а информационное поле вокруг площадки было крайне негативным.
Дальше мы продвигали тему того, как эту территорию можно благоустроить. Я общался с администрацией, с Шарыповым. Но, видимо, помня первый этап, когда было крикливо, эмоционально и политизированно, администрация всё замыливала и не давала реализовать мои идеи. Я предлагал провести совместные мероприятия, пообщаться с жителями, которые были готовы собрать деньги на благоустройство, чтобы самим высадить растения. Была бы ситуация, когда не чиновники что-то делают, а вовлекается городское сообщество.

- От ваших услуг отказались?
- По сути да, поставив абсолютно неадекватные условия.

- «Левый фронт» всегда конфликтовал с КПРФ, тебя когда-то выгнали из местной коммунистической ячейки, но ты идёшь в думу под коммунистическим флагом. Что произошло: у коммунистов кончились кадры, ты понял, что тебе самому не собрать подписей или что-то другое?
- У моего взаимодействия с КПРФ были разные периоды, и я никогда розовых очков в отношении партии не надевал – там есть и минусы, и плюсы. Последнее время на федеральном уровне взаимодействие «Левого фронта» и КПРФ улучшилось, стало более плотным – особенно это видно по кампании с Грудининым. И на федеральном, и на местном уровне мы стараемся здравые идеи и инициативы партии поддерживать, а некоторые вопросы радикализировать.

журавлёв_КПРФ.jpg
- А какие были здравые идеи и инициативы?
- Это больше о федеральном уровне. На уровне региона мы поддерживаем действия депутатов городской думы, направленные против передачи прибыльных активов города, которых он год за годом лишается. И так местное самоуправление в России лишено каких-то функций управления, а тут отбирают последнее – и это ни к чему хорошему не приведёт.
Касательно моего присутствия в списке КПРФ: я исключён «за утрату связи с партией», потому что не ходил на собрания и не платил взносов – и я никогда не превращал это в цирк и не делал из исключения шоу. В той конфигурации партия казалась мне неперспективным проектом. Суть не в том, кто тогда её в области возглавлял – это был 2014 год, так называемая Русская весна, ура-патриотические настроения, вся эта обстановка, культ понятное дело кого…

- Ты был против присоединения Крыма?
- Не то, чтобы против присоединения, я видел в этом другое. Конфликт использовался для разжигания вражды между двумя народами. Когда шли активные боевые действия, торговля между Россией и Украиной шла, бизнес не прекращался. Обычные люди друг друга убивали, а банкиры и коммерсанты делали на этом деньги. Это было выгодно обеим сторонам: и наша власть укрепилась, и украинская.

- Нынешняя позиция руководства КПРФ тебя устраивает?
- Я вижу их желание что-то продвигать. Мы с новым руководством в 2018 году активно взаимодействовали по пенсионной реформе. Я сделал всё, что мог, для того, чтобы сблизить людей, которые в обычной жизни за один стол не садятся.

- Кого это?
- Мне тогда удалось объединить в коалицию представителей «Яблока», «Коммунистов России» – при всём странном к ним отношении – справедливороссов, ЛДПР, КПРФ, более мелкие организации. Я в этом процессе был переговорщиком – со всеми общался, старался вовлечь. Многие из этих людей друг друга откровенно ненавидели, но для общего дела готовы были поступиться личными обидами. У меня ко многим из них тоже были вопросы – точнее, абсолютно ко всем, но, чтобы добиться результата, готов был говорить со всеми. Негатив действует разобщающе.

- Как твоя кандидатура прошла согласование в департаменте внутренней политики?
- Я думаю, меня там не согласовывали. Был большой предыдущий опыт с попытками войти в разные общественные структуры, в тот же общественный совет города Иваново, куда я старался попасть в период затишья после 2014 года от организации, занимающейся ЖКХ. Тогда мою кандидатуру жёстко зарубили и на уровне департамента, и на уровне думы. Никто не хотел моего участия. Не думаю, что в сегодняшней конфигурации моё прохождение в городскую думу выгодно департаменту. Мне кажется, всё наоборот.

- На что ты рассчитываешь, идя на округе против единоросса Магницкого? Он хоть и слабый кандидат, но за ним административный ресурс.
- Мне кажется, этот ресурс не всегда помогает, да и уровень поддержки жителей у него не очень – могу об этом судить по общению с горожанами. Доверие людей пытаются завоевать старыми методами, которые уже не действуют. Сегодня очень много разочарованных людей.

- Я живу на территории этого округа и мне трудно забыть предыдущего кандидата-единоросса, Наталью Курочкину.
- И я живу там же, и меня предыдущие опыты «Единой России» тоже разочаровывают. До Курочкиной депутатом был севший за взятку Вячеслав Сверчков.

- Зачем тебе депутатский мандат?
- Есть большое желание поработать над тем, чтобы городская дума стала наконец-то рабочим органом, а не сообществом по подниманию рук по приказу. Если не удастся разрушить монополию, которая сегодня существует, там ещё на пять лет сядут такие же подниматели рук, а город продолжит деградировать.

- У тебя нет опыта работы во власти. Почему ты думаешь, что сможешь стать хорошим депутатом? И почему ты думаешь, что сможешь что-то вякать в думе, находясь во фракции КПРФ с её железной дисциплиной?
- Если о «вякать», то меня и сейчас не ограничивают в риторике. Понятно, что фракция вырабатывает определённые решения, и я постараюсь, чтобы они были адекватными и коррелировали с моим мировоззрением.

- Сильный и харизматичный, чтобы ни говорили, мэр Шарыпов во главе списка ЕР – это сильный плюс для партии власти?
- Для партии это плюс, хотя и не сказал бы, что очень сильный. Но это огромный минус для самого Шарыпова. С точки зрения использования административного ресурса, который за ним стоит – это плюс. А для него самого, это и плюс, и крест – с него потом спросят. Если у ЕР будет неудачная кампания, виноват будет он.

- До выборов осталось меньше месяца, но ты не ведёшь заметной кампании на округе. С чем это связано?
- Мы по округу ходим ногами, проводим встречи в домах. Первостепенно на кампании – это ноги.

- Кто финансирует твою избирательную кампанию?
- Партийная организация и соратники по «Левому фронту».

- КПРФ в Ивановской области – это оппозиция или составная часть власти?
- В сегодняшней конфигурации это, бесспорно, оппозиция. Посмотрите, как проходило голосование по поправкам в Конституцию. Я вижу, что все события – и в области, и за её пределами, освещаются с правильной точки зрения. Несмотря на какие-то финансовые и бизнес-интересы общая канва, риторика – они оппозиционные. По поводу того же 1 июля у «Левого фронта» была другая позиция – это к разговору о том, что в левом движении есть разные точки зрения – мы выступали за бойкот, потому что итог был известен заранее.

- После пенсионной реформы рейтинги КПРФ сильно выросли и за неё готовы голосовать, в том числе те, кто раньше голосовал «против всех». Почему ивановские коммунисты не пользуются моментом, не выводят людей на улицы, не выдвигают требований?
- Пик поддержки партии пришёлся на период до подписания президентом пенсионного законопроекта, а потом в обществе наметилась тенденция к упадничеству.

- Всем стало наc@ать?
- Нет. Людям стало казаться, что изменить ничего невозможно. Я сейчас много общаюсь: люди видят ситуацию, понимают, что всё плохо, но спрашивают, «а что от нашего голоса зависит»?

- На финише избирательной кампании в сентябре нас ждёт десять дней досрочного голосования с 2 по 12 сентября. Потом 11 и 12 сентября будет идти надомное голосование и голосование в помещении. Ты на нашем восьмом округе готов закрыть наблюдателями и выездное голосование, и стационарные участки, и не дать накидать в урны лишних бюллетеней?
- Я обязан это сделать.

- А сможешь?
- В этом направлении я взаимодействую с различными силами, не закрыт ни для кого и ни для чего. Подключу всех, и по своему округу закрою все участки своими наблюдателями и с другими буду договариваться.

- Есть взаимопонимание у представителей оппозиции?
- Могу говорить только за свой округ – у нас понимание важности контроля за голосованием есть.

журавлёв_2.jpg

Вернуться к списку новостей