Наверх
— 73,2806 ₽
— 86,6250 ₽

Виктор Алешин: «Есть море вопросов, которые можно решать, не уходя в оппозицию»

О самовыдвижении, как одной из форм партнёрства с властью

29.07.2020
Алексей Машкевич

Контроль «Единой России» над выборами в последние пару лет ослаб и во власть потянулись новые люди. Кто-то вливается в партийные списки оппозиции, кто-то идёт в депутаты самовыдвиженцем. Ивановский строитель Виктор Алешин после областных выборов 2018 года, на которых он выступил достаточно успешно для первого раза, вышел из ЛДПР и занялся общественной деятельностью, а на муниципальные выборы в сентябре 2020 решил идти самовыдвиженцем. Для меня решение Виктора Викторовича интересно тем, что он пойдёт в Ивгордуму по «моему» восьмому округу, где от «Единой России» последний созыв бесславно депутатствовала горе-предприниматель Наталья Курочкина. Кто сменит её на округе и станет моим представителем в городской думе – претендентов на мандат немало и от партий, и самовыдвиженцев. Лучший способ узнать человека – это поговорить с ним, задать неудобные вопросы и послушать, что он ответит.

1.JPG
- На прошлые выборы – это была кампания в областную думу – вы ходили от ЛДПР, теперь самовыдвиженцем. Разочаровались в партии?
- Несмотря на то, что получил юридическое образование, я шёл на те выборы не до конца изучив вопрос: думал, что вклад конкретного человека важнее партийного результата и устроил из кампании личный проект. В итоге получил на округе высокий результат – и свой, и за Шелякина-губернатора прекрасно проголосовали в процентном выражении – но по закону в партийном списке побеждает тот, в чьём округе за партию проголосует большее количество избирателей, а проценты роли не сыграли. После тех выборов переключился на общественную работу и мне предложили возглавить местное отделение общественной организации «Офицеры России» – это не политическая деятельность, а работа с молодежью, спортсменами, школами, ветеранами и пенсионерами различных силовых ведомств. Совмещать это с партийной работой стало не совсем удобно, потому что многие считали, что это проект ЛДПР. В итоге я вышел из партии, сделав это не резко и задолго до выборов – не бросая демонстративно партбилета и не устраивая скандалов. И оказалось очень комфортно, потому что сразу ушло напряжение со стороны других партий. Мы ведь и с «Единой Россией» много работаем, и с ЛДПР, и с КПРФ, и со «Справедливой Россией». Коммунисты, например, финансировали проект по переносу бюста Горького в Палех – его обнаружили в Тейкове, но там памятник Горькому уже есть, а в Палехе его имя носит художественное училище. Мы обратились в Палех, глава администрации Игорь Старкин пошёл навстречу и скоро бюст писателя встанет в центре посёлка. Такие вещи политической окраски не имеют.

- Зачем вам депутатский мандат?
- Занимаясь общественной работой, общаюсь с людьми и везде нужен опыт и какой-то статус, а есть вопросы, которые решаются только с помощью дополнительного ресурса. Вижу, сколько можно сделать полезных дел в статусе депутата для детей, ветеранов, инвалидов, для благоустройства. Есть вопросы, для решения которых нужен дополнительный толчок – и депутатский мандат тут очень поможет.

- Вы в этой жизни занимаетесь не только общественной работой: строитель, работаете в сфере управления жилым фондом. Уверены, что нынешней власти в городской думе нужны специалисты в ЖКХ и строительстве – ведь с врачами и учителями, которые из бюджета зарплату получают, легче протаскивать любые вопросы?
- Старый лозунг о том, что кухарка может управлять государством не подходит к нынешнему времени. Любого можно научить азам, но если человек на основной работе медик или учитель, то зачем ему заниматься городским хозяйством – это неправильно. Согласен, что с депутатами, имеющими специальные знания в строительстве и ЖКХ, чиновникам сложнее работать, будет жёстче контроль – но будем делать это вместе. Девиз нашей организации: «Вместе – мы сила», сообща можно достичь большего.
Расскажу пример из жизни. У моей семьи дом в деревне Шуринцево, там есть мост, по которому года четыре назад было невозможно ездить – всё рушилось, а по дороге за мостом стоит около тридцати домов.

- Но ведь в деревне живёт Павел Коньков, который тогда был губернатором.
- Коньков живёт до моста (улыбается). Мы много раз обращались в администрацию, но понимали, что, если всё делать по административным регламентам, мост рухнет раньше, чем бюджет оплатит проектирование и строительные работы. Собрались активом, посчитали, сколько это будет стоить, скинулись и наняли хорошего подрядчика. Потом материалами помогли и мост миром построили. А администрация привезла щебень, потом заасфальтировала этот мост. Получилось партнёрство, без которого мост рухнул бы.
После этого мы так же провели освещение на улицах – администрации поселения на это понадобилось бы три-четыре года, но мы сами сделали проект, передали его главе, тот провёл согласования и свет был через четыре месяца.

- Большинство застройщиков ищут близости к власти, все управляшки завязаны на госорганы. Может, в этом главная причина похода в депутаты?
- У нас сейчас большой стройки нет, проект заморожен. Но я вижу, что чем дальше, тем прозрачнее становится документооборот, понятнее регламенты и сроки: ты официально платишь деньги и тебе в определённый срок готовят документы на техприсоединение или другие разрешения. Чиновники реально становятся всё дальше от бизнеса и от конвертов со взятками. Если всё делать по закону, лазеек для отказа осталось немного. Управление жилым фондом – это отдельный и очень сложный бизнес, в котором никогда не бывает всё хорошо. Жилой фонд управляющим компаниям достался не новый, дома сложные, денег на восстановление жилого фонда немного, поскольку у управляющих компаний прибыли часто нет, часть жильцов не платит за содержание квартир, но требует очень многого. Мы стараемся, хотя содержать старый жилфонд очень сложно и статус депутата позволит делать что-то дополнительно на округе: поставить детскую площадку, сделать парковку.

- Вы, в том числе, управляете элитным домом «Парк-сити», который сами построили. Тут отдельная территория, детская площадка, парковка – это другой опыт управления?
- К сожалению, мы ещё не достроили весь комплекс, планировался ещё один дом, вторая очередь, будет большая внутренняя территория. А пока здесь с парковкой тоже проблема. Конечно, новыми домами управлять легче – построено надёжно, жильцы, покупающие новые квартиры, платёжеспособны и понимают, что за услуги надо платить. Такими домами тяжело управлять на первом этапе, когда дом полупустой – идёт стройка, ремонты, рабочие сливают в канализацию строительный мусор, всё это плывёт, падает, рушится. Когда этот этап проходит, проблем меньше.

- Пользуясь случаем спрошу: вторая очередь «Парк-сити» будет когда-нибудь построена?
- Да, только первоначальный проект уже потерял актуальность. Сейчас ищем соинвесторов.

- Почему вы выбрали именно восьмой округ – из-за того, что здесь стоит «Парк-Сити» и вы хорошо знаете территорию?
- В 2005 году мы начали расселение улицы Комсомольская – здесь, в самом центре города тогда стояли бараки без газа и воды, люди жили как в глухой деревне. Мы всех расселили в полноценные квартиры со всеми удобствами, построили первую очередь – принесли благо жителям микрорайона. И хочется продолжить работу на этой территории.
Общественные проекты мы делаем по всей области, не выбирая специально места и не подстраиваясь под текущий момент – но много чего сделали и тут, в центре города: уроки мужества в школах города, мероприятия и соревнования, работаем с военнослужащими, часто что-то проводим в детском парке. Когда в 58-ю школу пришла молодая директор Анастасия Ситнова (до этого она была заместителем в 36 школе), мы с Александром Рудаковым помогли ей с ремонтом холла, в котором до этого было темно и мрачно. Встретились с родителями, поговорили, предложили принять участие в ремонте. Мы не богатенькие благотворители, но хотели поддержать молодого активного директора – в итоге вместе с родителями разобрали старые стёкла, отбили штукатурку и обнаружили углубление в стене. На вопрос «что сделать», услышали, что коллектив давно хочет установить мемориальную доску первому директору школы Арсению Фёдоровичу Рыскину. Мы отштукатурили холл, поставили в ниши антивандальные зеркала, заменили на светодиодные лампы в светильниках, установили мемориальную доску. И только на презентации увидели, что в школе, оказывается, учились многие знаменитые ивановцы – так, в изготовлении доски нам активно помогала Ольга Гайбалова.

2.JPG
Сейчас в школу приятно заходить – зеркала создают объём, везде чистота и порядок. Вдвойне приятно, что в эту школу моя родня в сентябре пойдёт голосовать – хотя бы два голоса в этом округе точно будут за меня (смеётся).

- На округе от ЕР идёт Андрей Магницкий, его страхует друг мэра Виктор Казанцев. В завершающемся созыве «Единая Россия» округ практически потеряла из-за скандально известной Натальи Курочкиной. У вас, у других кандидатов, есть шанс победить власть, её партию и административный ресурс?
- Когда я ходил на выборы в областную думу от ЛДПР по округу, пытался всё делать честно: встречался с избирателями, проводил мониторинг их потребностей, оперативно решал какие-то вопросы, с ТОСами взаимодействовал, и мне до сих пор оттуда звонят. Они меня и сейчас зовут туда выбираться, говорят: «Виктор Викторович, давайте здесь, мы вас знаем, вы нам помогли». Я тогда не выиграл, но потом все обещания выполнил. До сих пор встречаюсь с теми, кто за меня голосовал, помогаю им. Там одна семья зимой без дров и без денег осталась – привёз, а они мне на тетрадном листе благодарность написали, я её храню.

3.jpg
Здесь, на восьмом округе, конечно, будет сложно всем кандидатам. Главное – всё делать честно, найти своего избирателя, рассказать ему, что на округ пришёл не вчера, и не уйду отсюда, даже если проиграю. Я работаю здесь не первый год, мне есть что показать: построил знаковый дом, помог с ремонтом 58-й школе, независимо от выборов «Офицеры России» постоянно занимаются с детьми в детском парке в Пограничном переулке, проводят уроки мужества в школах города, помогают ветеранам. Если люди захотят увидеть нормального кандидата – у меня шанс есть. Я понимаю, что у действующего депутата от «Единой России» Магницкого или бывшего замглавы областного центра Казанцева большой административный ресурс, большой опыт работы, большие возможности. Буду бороться.

- В некоторых головах есть мысль, что вы тоже некая страховка для партии власти. Ваша общественная работа в «Офицерах России» и «Сильной России» наталкивает на мысли о вашей близости к департаменту внутренней политики.
- Мы, к сожалению, не входим в общественный совет ветеранских организаций при департаменте, хотя хотели войти в него, чтобы доносить информацию до власти. Самое главное – мы не оппозиция, не идём наперерез власти. Мы хотим идти вместе, делать что-то полезное там, где власти не могут этого по каким-то причинам. Есть море вопросов, которые можно решать без угроз в адрес чиновников, не уходя в оппозицию – на контакте и взаимопонимании. А с департаментом внутренней политики… На то он и департамент, чтобы помогать в развитии общественных проектов и контролировать партийно-политические моменты.

- Получается диссонанс. Вы идёте на выборы, будете бороться с кандидатами от власти, но не ощущаете себя оппозиционером и противником власти.
- Смысл быть противником власти, если, продвигая свои общественные проекты, я жду от неё помощи. И самовыдвиженцем в этом случае идти лучше, поскольку иду заниматься работой, а не политическими играми. Всё по-честному, это некий соревновательный процесс, в котором кто лучше подготовился и нашёл правильные слова – тот и победит. И кто покажет реальную работу.

- Голосовать в сентябре будут три дня. Ваше отношение к этому нововведению?
- В целом – положительно.

- Ух ты, первый раз такая реакция.
- Объясню на примере выборов, в которых принимал участие. Это очень сложный процесс, народ ходит голосовать очень плохо, в выборы больше не верят, на местные выборы никого особо не зовут – так, как на президентские. Прекрасные выходные, хорошая погода, и все уезжают отдыхать за город, в деревню. Была бы плохая погода, люди бы остались в городе и пришли на участки. В Лежневском районе, например, большая явка была не из-за того, что там население более сознательное или власть там махинациями занималась, в выходной шли на участок как на праздник – проголосовать, пообщаться и проголосовать заодно. И явка там была хорошая. Когда будет три дня, у людей будет выбор, когда сходить на участок – мне кажется, так будет лучше.
Что касается возможных фальсификаций и вбросов – заниматься ими с каждым годом сложнее. Тех каруселей, которые были десять-пятнадцать лет назад, уже не будет. Сейчас есть масса наблюдателей – у меня на предыдущей кампании они были на каждом участке. Что один день, что три – если механизм вброса отработан, ничего не увидишь, а если всё чисто – значит, чисто. Я надеюсь на честность конкурентов, тем более, сейчас сплошная цифровизация, можно видеорегистраторы поставить. Конечно, придётся платить наблюдателям за три дня – будет дороже, чем раньше, но за идею мало кто работает, разве что придут друзья, близкие, родня – они всегда поддерживают.
Будем стараться.  

4.jpg

Вернуться к списку новостей