Наверх
— 78,7847 ₽
— 92,4302 ₽

Что продаст ивановский политех?

Евгений Румянцев – о возможной судьбе краснокирпичных общежитий, бывшего главного корпуса ИГАСУ и базе на Рубском

23.07.2020
Анна Семенова
Фото: Варвара Гертье, Google панорамы, yandex, сайт ИвГПУ

Информация о том, что ивановский политех избавляется от объектов недвижимости и уже осенью ДОМ.РФ выставит на торги бывшее первое общежитие ИГТА на Шереметевском проспекте, вызвала диаметрально противоположные мнения. Одни сокрушались, что город лишится еще одного объекта эпохи конструктивизма (здание бывшей общаги не является объектом культурного наследия, поэтому новый владелец спокойно может его сносить). Другие говорили, что наконец-то эта рухлядь не будет портить облик одного из центральных проспектов города.

Не возьмусь судить, кто прав – у меня очень личное отношение к этой общаге, где в 90-х жили мои друзья, которые учились в текстильной академии. Кроме того, при попытке выяснить, с чего бы вдруг политех спохватился и озаботился судьбой общаги, обнаружилось, что с молотка в обозримом будущем уйдет больше десятка объектов, принадлежащих вузу.

Что это за объекты, почему было принято такое решение и при чем здесь ДОМ.РФ? Поговорили об этом с ректором Ивановского государственного политехнического университета Евгением Румянцевым.

img_8309_resize_2.jpg
- Евгений Владимирович, почему университет решил избавиться от первого общежития? Общаги вузу больше не нужны? У студентов нет проблем с жильем?
- Тут дело не в этом. А в том, что после объединения строительного университета и текстильной академии в политехнический университет высвободилось немало объектов недвижимости. Кроме того, у двух вузов на балансе уже ко времени объединения были неиспользуемые объекты – как правило, их не использовали из-за того, что они находились в аварийном состоянии. Мы начали работу по этим объектам – я, если честно, даже не ожидал, что их так много – и сначала рассчитывали, что сможем найти инвесторов или организовать государственно-частное партнерство. За два года это сделать не удалось, поэтому мы готовим документы на продажу объектов, которые не используются в учебном процессе или хозяйственной деятельности вуза. Они нам просто не нужны, но при этом политех несет немалые расходы на их содержание – 13 миллионов рублей в год. Я считаю, что эти средства целесообразнее было бы использовать для развития вуза, для создания комфортных условий для студентов и преподавателей.
Все эти объекты недвижимости находятся в федеральной собственности, поэтому организатором торгов является ДОМ.РФ.

XXL.jpg
Хочу также отметить: мы рассматривали варианты передачи этих объектов в долгосрочную аренду или безвозмездное пользование при условии восстановления или реконструкции. Но для университета это невыгодно: все расходы в виде налогов остаются на нас, а потенциальные арендаторы не готовы брать их на себя из-за того, что здания требуют огромных вложений.

- Больше десятка ненужных объектов – это какие?
- Например, учебно-производственные мастерские (бывшая фабрика Щапова) на ул. Пушкина, общежития на Шереметевском проспекте около сада имени 1 Мая, здание главка, бывший главный корпус строительного университета на ул. 8 Марта…

- И все это будет выставлено на продажу и снесено? Вряд ли сейчас найдутся меценаты, готовые вкладывать деньги в то, чтобы сохранить, скажем, краснокирпичные общежития.
- Я бы не стал так категорично высказываться о судьбе этих объектов. Каждый из них имеет свой, скажем так, бэкграунд, и к каждому надо подходить индивидуально.
Например, здание главка, которое в свое время не очень понятным мне образом был передано строительной академии (позже она стала университетом) вообще не под нужды учебного процесса. Там было больше 80 арендаторов, здание никогда не лицензировалось под образовательную деятельность. Естественно, были претензии и у комиссии Минобрнауки, и у прокуратуры.

Главк_cr.jpg
После проверки мы расстались с арендаторами и законсервировали здание. Для учебного процесса оно нам не нужно, и дальнейшую его судьбу будет решать Росимущество. Скорее всего, оно тоже будет выставлено на торги, поскольку расположено на центральном проспекте и может представлять интерес для инвесторов. Но у него, как и у многих других наших объектов, есть существенный недостаток – деревянные перекрытия. По нынешним пожарным нормам оно не проходит для очень многих видов деятельности. Кстати, этот момент – наличие деревянных перекрытий, недостаточное количество запасных выходов, узкие коридоры – является препятствием для перепрофилирования многих объектов под образовательные учреждения. То есть в принципе реконструировать их можно, но это требует таких огромных вложений, что ни один бюджет не готов на такие расходы.
Или история с учебно-производственными мастерскими текстильной академии. Уникальный объект, фабрика Щапова 1880 года постройки. В свое время это был мощный производственный центр, но в 90-х годах текстильная промышленность начала переходить на импортное оборудование, и оборудование УПМ просто стало неактуальным, превратилось в музейные экспонаты.

Фабрика Щапова_cr.jpg
У нас есть идея организовать в главном корпусе музей текстильной промышленности, где собрать образцы станков, которые представляют историческую ценность, показать историю развития оборудования для текстильной промышленности, создать такой фабричный антураж. А мастерские мы пытались сохранить как культурное или образовательное пространство. Совместно с московской командой «Фабрики авангарда» разработали проект создания арт-кластера. Но реализация проекта требовала инвестиций, а бизнес – это было в конце 2019 года – предпочел остаться в стороне.
Содержать весь комплекс зданий бывшей фабрики Щапова у нас нет возможности – пять зданий на большом земельном участке требуют 1,5 миллиона рублей в год на содержание плюс налоги. Поэтому будем выводить его из хозяйственного ведения университета.

- Насколько я знаю, сейчас этот комплекс имеет статус объекта культурного наследия.
- Нет, этого статуса нет, но есть инициатива по признанию его достопримечательным местом, но решения комитета по охране объектов культурного наследия нет. Но даже если оно будет, это просто ограничит инвестора в изменении внешнего облика зданий, потребует дополнительных согласований при реконструкции. В этом районе и так установлена зона регулируемой застройки, так что любой инвестор должен будет соблюдать эти ограничения.

- А про здание общежития на ул. Ноздрина в администрации города одно время шли разговоры, что его надо бы забрать у Росимущества, снести, а на его месте построить детский сад.
- Да, такие разговоры были, и детский сад в этом районе очень нужен, особенно с учетом новостроек. С 2018 года мы обращались и в городскую администрацию, и в правительство области: если вам нужны эти объекты, обращайтесь на федеральный уровень, просите передать вам. Часть объектов вызвала интерес, например, у учреждений дополнительного образования. Но реальных шагов, по моей информации, не было.

Ноздрина_cr_cr.jpg
Сейчас мы не планируем передавать здание на ул. Ноздрина для выставления на торги. Есть идея провести капитальный ремонт и вновь сделать там общежитие, но уже по всем современным стандартам, скорее, не общежитие, а комфортный хостел.

- На данный момент сколько объектов будет выставлено на продажу?
- Сейчас комиссия Министерства высшего образования и науки согласовала передачу в ДОМ.РФ 6 объектов – это в общей сложности 18 зданий. Распоряжение Росимущества мы уже имеем по передаче бывшего общежития №1, но, думаю, постепенно будут издаваться и документы по остальным объектам.
Дело в том, что по каждому из них немало юридических сложностей. Например, по общежитиям: до сих пор выявляются люди, которые в них прописаны. Каждого надо найти и выписать. По фабрике Щапова: там на федеральной земле расположен двухэтажный жилой дом, в котором живут люди. Квартиры принадлежат муниципалитету. Мы сейчас проходим процедуру разделения объектов по кадастру. На ул. 8 Марта, 20, обнаружились незарегистрированные гаражи. Вторая часть общежития на Шереметевском у сада им. 1 Мая принадлежит сельскохозяйственной академии – и сейчас ее руководитель тоже начал работу с министерством и с ДОМ.РФ.
Большую проблему для нас составляет корпус на 8 Марта, 20. Часть здания находилось в аварийном состоянии лет 20. Мы вынуждены тщательно охранять объект, потому что были пожары. Несколько лет отапливали его.

8 Марта_cr.jpg
Пытались рассматривать перспективы размещения там центра компетенций текстильной и легкой промышленности, и уже находили компании, которые готовы были с нами сотрудничать. Но, к сожалению, площадь здания такова, что по экономике никак не получалось. Даже затраты на тепло мы никак бы не компенсировали. Надеюсь, что инвестор для него найдется – все-таки центр города, огромный земельный участок, рядом набережная, «Серебряный город»… Но с другой стороны – всё те же деревянные перекрытия и аварийная часть здания. Посмотрим, что получится.

- У вас есть еще объекты в других районах Ивановской области, например, база отдыха на Рубском озере. Что будет с ними?
- Да, таких объектов немало. Например, в Тейкове мы предоставляем здание в аренду госструктурам – службе судебных приставов, мировому суду.
С базой на Рубском все сложнее, потому что она расположена в водоохраной зоне. Строительство там разрешено только в границах существующих объектов. База не используется уже несколько лет, студенты туда не ездили лет 15. Сделать деятельность этой базы хотя бы минимально рентабельной пока не представляется возможным. Но мне жалко это уникальное место. Сейчас думаем про механизм государственно-частного партнерства, возможно, сотрудничество с какой-нибудь спортивной федерацией. Решения пока нет.
Но в целом как ректор я рад, что эта история с неиспользуемыми зданиями начинает подходить к развязке. Для университета это очень серьезное бремя.

- Ваша позиция как ректора понятна – вы сокращаете неэффективные расходы. А как житель города вы не боитесь, что станете могильщиком зданий, имеющих историческую ценность – краснокирпичных общежитий, фабрики Щапова? Ведь именно вы являетесь инициатором их продажи.
- В качестве контраргумента могу привести тезис о плачевном состоянии этих зданий и о том, что их «бесхозные» фасады портят архитектурный облик города, представляют опасность для горожан. В конце концов, у зданий есть определенный цикл жизни. Если они представляют историческую ценность для государства или общества – государство или общество должны вкладывать средства в их сохранение. У нас в хозяйственном ведении находится большой памятник культуры – наш главный корпус, который строился как главное здание Иваново-Вознесенского политехнического института по проекту И.А. Фомина. И он нуждается в значительных ремонтных работах. Но если у меня стоит дилемма: отремонтировать фасад памятника культуры или плохие туалеты и аудитории, я выберу последнее, потому что студенты должны учиться, а преподаватели работать в комфортных условиях. Я понимаю, что кто-то может не разделять мою точку зрения, и это нормально.
Понятно, что реализовывая объекты, которые у всех на виду, которые знакомы всем с детства, мы находимся в общественном поле. Со своей стороны я могу дать гарантии, что мы обязательно с каждым покупателем будем встречаться и обсуждать перспективы этих объектов, с приглашением общественности. Почему бы нет? Чтобы, действительно, избежать ситуаций недопонимания.

- А какие есть основания устраивать такие обсуждения, да еще и с участием инвестора?
- Юридических оснований, конечно, нет. Но мне хотелось бы, чтобы это не было тайной для людей, или какой-то неприятной неожиданностью.

- Университет получит какие-то средства по итогам аукционов?
- Механизмы вовлечения объектов через ДОМ.РФ предусматривают перечисление во внебюджетный фонд университета до 30% выручки от торгов. Но речь идет только о ликвидных объектах. Так что определенный наш интерес тут есть, и он не только в сокращении расходов на содержание ненужных зданий. Вырученные деньги пойдут на реализацию проектов развития университета.
Кстати, проблема вовлечения в хозяйственный оборот неиспользуемых объектов остро стоит не только у нас, но и у всех других ивановских и российских университетов и академий. Правда, в Иванове мы в этом смысле первопроходцы, и, думаю, нашу практику используют коллеги из других вузов.
Как бы мы к этому ни относились, это жизнь. Времена изменились, и такого количества учебных площадей, жилых площадей уже не требуется. Вузам надо перестраиваться, модернизироваться. И в том числе избавляться от имущества, которое не требуется для основной цели – образовательного процесса.

Вернуться к списку новостей