Наверх
— 73,6376 ₽
— 87,1722 ₽

«Власти просто бросили пенсионеров на произвол судьбы»

Адвокат – о роли чиновников и АСВ в ситуации с «Кранбанком»

13.07.2020
После публикации материала о том, что значительная часть льготников региона и родители детей, использовавших карты школьника для оплаты питания в школах, скорее всего, останутся без своих денег, оставшихся на картах, в нашу редакцию обратилась адвокат Алена Борисова. Она также является одним из кредиторов «Кранбанка» (в частности – как мать ребенка, оплачивавшего завтраки через карту школьника) и еще в конце прошлого года, после отзыва лицензии у этой кредитной организации, создала инициативную группу кредиторов, чтобы иметь возможность контролировать процедуру банкротства банка.

Алена Борисова рассказала о том, что, с ее точки зрения, действия конкурсного управляющего – государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» (АСВ) - в рамках процедуры банкротства «Кранбанка» вызывают сомнения в добросовестности этих действий. А также о том, к чему приведет бездействие региональных властей.

dsc_6006_cr.jpg
- Еще с декабря прошлого года я обращалась и к губернатору Ивановской области, и к главе города Иваново, и в департамент образования, и в департамент развития информационного общества, озвучивала им проблему, которая может возникнуть с социальными картами и держателями социальных карт и карт школьника. Но на все мои запросы ответ был один: мы думаем над этой ситуацией. При этом я отмечала, что срок на раздумья у них очень ограничен – до даты закрытия реестра требований кредиторов. И если до этой даты они ничего не успеют сделать, то все последующие действия будут просто бесполезными. Сегодня очевидно, что власти не сделали ничего, чтобы защитить интересы людей, даже несмотря на то, что процедура введения банкротства затянулась, да и конкурсный управляющий продлил срок закрытия реестра требований кредиторов на 40 дней, и реестр был закрыт не в конце мая, а 6 июля.

Банкротство «Кранбанка» является уникальным прецедентом именно из-за того, что банк был участником социальных проектов, и от отзыва лицензии пострадало огромное количество людей, которые по действующему законодательству не являются вкладчиками и не могут получить свои деньги в рамках закона о страховании вкладов. Такая ситуация у нас в стране возникла впервые, и большинство пострадавших являются социально незащищенными людьми. И никто из лиц, облеченных властью, не сделал ничего, чтобы защитить их интересы.

По действующему законодательству даже те держатели карт, кто успел подать требование о включении в реестр требований кредиторов, попадают только в третью очередь реестра, где фактически находятся юридические лица и индивидуальные предприниматели. 17 марта суд объявил «Кранбанк» банкротом и зафиксировал недостачу активов в размере 800 миллионов рублей. По моим данным, на 1 июня 2020 года объем требований третьей очереди – около 100 миллионов рублей. Учитывая, что суд принял позицию ЦБ РФ и установил недостаточность активов банка, то получается, что власть должна была задуматься: а какие средства останутся у банка на погашение третьей очереди кредиторов в которую попали около тысячи социально незащищенных граждан? Ведь из решения суда следует, что шансы на получение денег даже теми, кто попал в реестр кредиторов, стремятся к нулю.

Складывается впечатление, что очень многие заинтересованы в том, чтобы держатели социальных карт и карт школьника не заявляли свои требования. Потому что в сумме эти деньги – по 200-300-500 рублей на карте – составляют более 15 миллионов. Да, законодательство не предусматривает персональное извещение всех заинтересованных лиц ни о необходимости подать требование о включении в реестр кредиторов, ни о дальнейших процедурах. Но в случае с «Кранбанком» без денег остаются пожилые люди и многодетные семьи! Тысячи жителей региона! А все, что сделали власти области – это разместили на сайтах некоторых департаментов информацию о том, что надо подать требование и направили в июне (!) бланки требований и справки держателям социальных карт – без указания сроков и без пояснений.

До сих пор в «Кранбанк» приходят пенсионеры, получившие такие письма в конце июня и не понимающие, чего от них хотят. Судя по штемпелю, эти письма отправлялись департаментом соцзащиты во второй декаде июня, так что очень многие пожилые люди просто опоздали подать требование, и теперь они даже в третью очередь реестра требований кредиторов не попадают, а попадают лишь за реестр. То есть держатели социальных карт должны получить удовлетворение своих требований (по 200-300-500 рублей) только после того, как реестр будет погашен в полном объеме. Получается, что просто создали видимость заботы о людях, видимость действий, а фактически не сделали ничего.

Все эти письма написаны таким образом, что разобраться в них может только юрист, простым людям, да еще и пожилым, они просто непонятны. В АСВ ничего не разъясняют, говорят, читайте у нас на сайте. Как пенсионеры с кнопочными телефонами могут выйти на этот сайт и понять текст, наполненный сухими юридическими ссылками на Закон о банкротстве? А именно такие люди составляют большинство пострадавших от банкротства «Кранбанка».

Я пыталась привлечь внимание прокуратуры к проблемам, возникающим в АО «Кранбанк», еще 26 февраля написала заявление о проверке действий как АСВ, так и временной администрации. Однако прокуратура переадресовала мое заявление в управление Центробанка РФ по Ивановской области – фактически той же структуре, на которую я жаловалась. Ответа от Центробанка я до сих пор не получила. И никто этот вопрос не проконтролировал.

Действия Агентства по страхованию вкладов как конкурсного управляющего вызывает еще больше вопросов. Сейчас мне и инициативной группе кредиторов приходится вести работу по пресечению неэффективных расходов конкурсного управляющего. Например, в отчете, который должен обсуждаться на первом собрании кредиторов, значится, что за непродолжительный период времени на транспортные услуги на перевозку мебели банка было потрачено 3,5 миллиона рублей. Это просто в голове не укладывается! За 4,5 миллиона наняли бухгалтерскую фирму на проведение инвентаризации не многочисленного имущества банка и дополнительно ей же будут еще доплачивать по 1,2 млн рублей в месяц за ведение бухучета – это как? Юристов наняли с абонентской платой в 1,2 млн в месяц, да еще и с выплатой гонорара успеха в размере 25% от сумм, взысканных в пользу банка. Если взять расценки ивановских юридических, аудиторских и бухгалтерских фирм, можно понять, насколько завышены цены. Из расходов АСВ можно сделать вывод, что в банкротстве АО «Кранбанк» будут получать деньги все, кроме кредиторов. За последние две недели я встретилась с более чем 150 кредиторами, большая часть из них пенсионеры в возрасте старше 75 лет. Они в банке потеряли пенсию, которую они копили более 20 лет. И мне даже стыдно им говорить о таких расходах АСВ на процедуру банкротства, так как эти цифры их просто повергают в шок.

Логически объяснить эти действия невозможно. И мы как раз объединяемся для того чтобы с этим бороться. Отстаивать свои права и доказывать незаконность их действий.

Не меньше вопросов и к работе АСВ с кредиторами. На 21 июля назначено проведение первого собрания кредиторов «Кранбанка», которое будет проводиться в заочной форме. Это означает, что лицам, включенным в реестр кредиторов, направляются документы и бюллетени для голосования, которые они должны заполнить и направить обратно в банк. А 21 июля будут подводиться итоги голосования исходя из полученных на ту дату бюллетеней.

9 июля мне позвонил один из кредиторов банка и возмущенно сообщил, что в помещении «Кранбанка» сотрудники АСВ вместо пояснений по конкретным вопросам просто указывают кредиторам-пенсионерам, как они должны проголосовать.

Хочу отметить, что документы действительно сложны для понимания. Например, по одному из вопросов предусмотрено кумулятивное голосование – и не каждый юрист знает, что это такое. И пожилые люди, получившие бюллетени, вообще не понимают, что и как писать, кто такие кандидаты в комитет кредиторов и где их взять и что такое вообще комитет кредиторов. И они доверчиво идут в банк и говорят: мы получили бюллетени и не знаем как быть. А в банке сотрудник АСВ, ссылаясь на образцы, говорит: здесь пишем это, а здесь вот это. И когда дело доходит до кандидата, он называет фамилию: Бурмистрова Дарья Андреевна.

Дело в том, что АСВ – не только конкурсный управляющий, но и кредитор, поэтому эта организация напрямую заинтересована в том, чтобы в комитет кредиторов вошли только нужные ей лица.

Я лично была в этот день в банке, у меня есть аудиозапись моего общения с представителем АСВ, который пытался ввести меня в заблуждение, говоря, например, что Бурмистрова является единственным официальным кандидатом в комитет кредиторов, что мне, чтобы стать официальным кандидатом, надо написать какое-то заявление (хотя это не предусмотрено законодательством), что про меня он бабушкам не может рассказывать, потому что это персональные данные и так далее. В возможности разместить в помещении «Кранбанка» представителей инициативной группы кредиторов, чтобы вести такую же разъяснительную работу, кредиторам отказали. После длительной и настоятельной беседы мне разрешили только на бумажном носителе вывесить свою кандидатуру в помещении банка, пообещав, что всем приходящим бабушкам якобы также наравне с кандидатом от АСВ будут предлагать в качестве члена комитета кредиторов вписать в бюллетень мою кандидатуру (в чем я глубоко сомневаюсь).

Я считаю подобные действия представителей госкорпорации АСВ незаконными и направленными на то, чтобы не дать возможность независимым кредиторам контролировать действия конкурсного управляющего. И это издевательство над пожилыми людьми, которые вынуждены приезжать в Иваново в головной офис «Кранбанка», где их фактически вводят в заблуждение, пользуясь их положением.

Я уже неоднократно писала в соцсетях и в СМИ, что я готова помочь всем, кто пострадал при отзыве лицензии у «Кранбанка», причем совершенно бесплатно. Пишите, звоните, скажите об этом своим пожилым родственникам. Их фактически бросили на произвол судьбы, и все структуры заинтересованы в том, чтобы люди просто махнули рукой на свои деньги, оставшиеся в «Кранбанке».

Я считаю эту ситуацию вопиющей из-за того, повторю, что речь идет о десятках тысяч социально незащищенных людей, для которых эти 300-500 рублей являются значительной суммой. И сейчас они остались крайними, почти без шансов получить эти деньги. Некоторые кредиторы просто не дожили даже до собрания – у меня есть данные о таких случаях. И молчание властей, которые просто заболтали проблему и теперь делают вид, что они ни при чем, я считаю просто возмутительным.

Вернуться к списку новостей