Наверх
— 70,4413 ₽
— 79,1901 ₽

Сергей Саврасов: «Банкротство – процедура дорогостоящая»

Банкротиться нельзя работать

25.05.2020
Алексей Машкевич

Обычно с юристами трудно разговаривать на профессиональные темы: они сразу начинают говорить «птичьим» языком, быстро уходят в цитирование норм, сыплют номерами законов, указов и постановлений. Сергей Саврасов – не единственное, но приятное исключение. Мы поговорили о том, стоит ли предпринимателям задумываться об уходе в банкротство, если из-за коронавируса и сопутствующих ему ограничительных мер в бизнесе что-то пошло не так.

Сергей профессионал со стажем – работает арбитражным управляющим с 2001 года, за плечами проведение более ста процедур банкротства предприятий различных отраслей по всей России. Названия, среди которых есть очень известные, не афиширует – уклончиво говорит, что расскажет что угодно, но только с согласия доверителя. Поэтом у говорили о сегодняшних проблемах и начали, естественно, с самого «горячего».

Саврасов.JPG
- Коронавирус принесёт увеличение банкротств?
- В последние годы банкротство стало процедурой, в которую пять раз подумаешь, прежде чем входить – всё сложно, непредсказуемо и не факт, что в результате поможет должнику, не говоря уж о каких-то дивидендах. Чаще разумнее постараться расплатиться с кредиторами или выйти на мировое соглашение. Но если безвыходная ситуация, и у предпринимателя есть долгосрочно планируемая процедура банкротства тогда да – имеет смысл входить в неё и переворачивать ситуацию в свою пользу.
Принесёт ли коронавирус увеличение числа банкротств? Однозначного ответа у меня нет. Если исходить из сегодняшнего состояния экономики – думаю да. Пострадают в первую очередь мелкие предприятия, у которых нет запаса прочности, живущие только на оборотных средствах – многие не смогут расплатиться по долгам. У тех, кто покрупнее, как правило есть финансовая подушка и не факт, что они решат идти в банкротство, столкнувшись с трудностями – им есть, что терять. У них, как правило, есть имущество, активы, недвижимость – всё это при банкротстве подвергнется риску. Поэтому организации с активами в банкротство уходят очень неохотно даже в самых тяжёлых ситуациях.
Ещё важный момент: банкротство – процедура дорогостоящая, бизнесу придётся долго нести затраты на её проведение и не факт, что предприятие, у которого уже сейчас нет активов осилит процедуру.

- Вы произнесли фразу «долгосрочное планирование банкротства». Предприниматели в тяжёлых ситуациях часто в сердцах говорят, что уйдут в банкротство и избавятся от всех долгов – получается, всё не так просто?
- Так говорят от незнания и от юридической неграмотности – уверен в этом. Если у предприятия есть какие-то активы в виде имущества и объектов недвижимости, то при неподготовленном уходе в банкротство предприниматель полностью утрачивает контроль над своими активами и бизнесом.

- Но ведь живы легенды о том, что можно поставить на процедуру «своего» управляющего?
- Это уже давно легенда, такие вещи больше не работают, потому что сопровождение процедур банкротства осуществляют квалифицированные специалисты, а полномочия арбитражного управляющего в процедуре сильно ограничены. Кардинально повлиять на её ход никакой «свой» управляющий не сможет, потому что такое поведение вызовет вал жалоб и различных штрафов, и в результате он может быть отстранён. Думать, что «поставим своего и всё разрулим» – это неправильно.

- Вы специалист, проведший не одну процедуру – расшифруйте, что же всё-таки такое это «долгосрочное планирование банкротства»?
- Наверное, я сейчас должен сказать, что это секреты профессии, раскрывать которые непрофессионально (смеётся). Лучше назвать это не планированием банкротства, а антикризисными мерами, ему предшествующими.

- Часть предпринимателей в ближайшее время столкнётся с тем, что не смогут исполнять свои обязательства и примут решения заканчивать бизнес. Что им делать?
- Когда предприниматель понимает, что у бизнеса негативная структура баланса и он работает в убыток, кредиторская задолженность достигла такого уровня, что он не может её обеспечивать, надо думать о мероприятиях, которые сохранят и активы, и сам бизнес – если он по-прежнему интересен собственнику. В этом случае надо обращаться к специалисту, не дожидаясь, пока на вас подадут заявление – чтобы банкротство не стало неожиданностью для самого должника.

- Станет ли нынешняя ситуация для кого-то возможностью не платить по долгам, а, сославшись на форс-мажор, оставить кредиторов ни с чем?
- Этого не будет. Законодатель предусмотрел отсрочки по исполнению обязательств, в том числе налоговых – это только отсрочки, конечно, суммы со временем не уменьшатся. А по поводу форс-мажора в нынешней ситуации – каждый конкретный случай будет рассматриваться в ходе судебных заседаний. Отнесут ли обстоятельства, связанные с коронавирусом и изоляцией к форс-мажору? Однозначного ответа нет: сам коронавирус, это не чрезвычайное обстоятельство, но меры, введённые органами власти, могут быть признаны чрезвычайными и форс-мажорными.
Рассматривать надо каждый случай отдельно: по отраслям и по предприятиям. Если предприятие включено в перечень пострадавших, то есть надежда, что ситуацию признают форс-мажором. ФАС уже причислил коронавирус к форс-мажору в части исполнения госконтрактов. Повторюсь: нужно внимательно смотреть каждый конкретный случай.

- Бытует мнение, что уход в банкротство – это способ легально не платить по долгам, сохранив свои деньги, а вы говорите, что процедура долговременная и очень затратная.
- Как показывает практика, банкротство длится не один год. Суд вводит процедуру на шесть месяцев, но практически в ста процентах случаев она продлевается ещё и ещё, что влечёт дальнейшие выплаты вознаграждения арбитражного управляющего и привлечённых специалистов, затраты на ведение процедуры, на юристов, бухгалтеров, оценку имущества, а всё стоит недёшево. В банкротстве год-два – это очень быстрая процедура. Дорого сегодня стоит освещение, обязательные публикации всех шагов процедуры на уполномоченных сайтах и в газетах.
Рассматривать банкротство как способ не платить по обязательствам? Да, можно, если вам не жалко имущества, которое вы пустите в процедуру – это может стать способом не платить «живыми» деньгами. Но сейчас очень активно практикуется привлечение руководителей и собственников должника к субсидиарной ответственности, если предприятие не способно расплатиться по долгам.

- Ещё одна причина, по которой стоит сто раз подумать?
- Да. Ведь даже если у юрлица нет активов, то у руководителей и учредителей есть личное имущество, и они рискуют отдать его в счёт погашения долгов предприятия. Поэтому и говорю, что процедуру надо очень тщательно продумать и распланировать. Уйти в банкротство и автоматом стать никому не должным – сейчас такое не прокатит.

- Государство ввело банкротные каникулы. Прокомментируете?
- Принято постановление правительства о введении моратория на принятие заявлений о банкротстве, он будет действовать полгода с 6 апреля по 5 октября. В этот период суды не будут принимать заявления от кредиторов в отношении предприятий, которые входят в перечень правительства, опубликованный на сайте ФНС, а у должника пропадает обязанность подачи собственного заявления – в процедуру он пойдёт только сам, если уверен, что другого пути нет.

- Уходя в банкротство, предприниматель может рассчитывать, что проведёт процедуру силами своих штатных юристов и бухгалтеров?
- Банкротство – это очень специфическая сфера с крайне запутанным законодательством. «Гражданские» юристы, которые никогда на сталкивались с процедурами, вряд ли смогут учесть все нюансы. Практики, которые занимаются процедурой, по-другому смотрят на процессы, знают последствия действий и решений, планируют шаги и процедуры – неспециалист же может скорее навредить, чем помочь.

P.S.: Тема возможного банкротства стала для бизнеса важной и актуальной, и, уверен, интервью с Сергеем вызовет много вопросов у собственников и руководителей. Поэтому редакция публикует электронную почту Сергея Саврасова (вот она: iv-net@mail.ru), чтобы читатели смогли задать вопросы специалисту напрямую.

Вернуться к списку новостей