Наверх
— 70,4999 ₽
— 79,2207 ₽

Евгений Колюшин: Есть надежда, что грядущие выборы будут более свободными, но она слаба

25.08.2011
Евгений КОЛЮШИН ,
член Центризбиркома от КПРФ


Избирательное законодательство нужно совершенствовать с точки зрения повышения доверия избирателей к выборам, а не использовать его как рычаг для отсеивания каких-то неугодных партий и неугодных кандидатов.
Каждые выборы уникальны. Меняются соотношения сил, меняются партии. Меняется обстановка.
Что касается «Народного фронта» и «Народного ополчения», то, конечно, какое-то влияние они окажут на избирательную кампанию. Но я не думаю, что это будет большое влияние. Потому что, во-первых, мало времени для пропагандирования этих идей и этих организаций. Во-вторых, все понимают, что эти организации используются партиями. И, скажем, ни «Народный фронт», ни «Народное ополчение» не могут выдвигать списки кандидатов. Их все равно будет выдвигать «Единая Россия» и компартия. Но еще раз говорю, что какое-то влияние они окажут. Я надеюсь, что какую-то более живую струю внесут в выборную кампанию.
С точки зрения избирательного законодательства «Народный фронт» не является субъектом избирательных действий избирательной кампании. Хотя фактически можно его, наверное, рассматривать как блок. Но это не организация. «Народный фронт» не имеет юридического лица. «Народный фронт» не может выдвигать кандидатов в депутаты Государственной думы. Поэтому это какой-то своеобразный пиар-ход, определенная технология.
А когда начнется предвыборная кампания, то, естественно, если она будет вестись от имени «Народного фронта», это будет нарушение избирательного законодательства. Если «Народный фронт», к которому, насколько я знаю, примкнули и иностранные организации, будет заниматься предвыборной агитацией, это будет нарушение избирательного законодательства. Поэтому посмотрим. Надо судить по конкретным действиям.
Выборы организуют юридические избирательные комиссии. Существует целая система комиссий: от участковых до центральной. Наверху люди работают за деньги, получая зарплату. Участковые комиссии работают на общественных началах. Какие-то деньги они получают в период работы избирательной комиссии, но, как правило, они не отрываются от основной работы.
Конечно, юридически комиссии не входят ни в одну из систем власти в нашей стране. Фактически существует очень большая проблема самостоятельности комиссий, в особенности низовых. Потому что выборы — небольшой эпизод. А когда комиссия состоит из врачей, учителей, а председателем является директор школы или главный врач, когда в руководстве комиссии представлены представители одной партии, это, конечно, подрывает самостоятельность комиссии и уровень доверия граждан к выборам.
У нас доверие граждан к выборам меньше десяти процентов. Это очень низкий уровень. А в конечном счете это подрывает и уровень доверия к власти. Поэтому я думаю, что идея пропорционального или какого-то другого представительства хотя бы в руководстве избирательной комиссии имеет право на существование. Пока ее не поддерживают. Но есть разные подходы к формированию комиссии. Хотя я думаю, что тот формат, который существует сегодня, не является единственно правильным. Наверное, мы придем к тому, что представителями комиссии должны быть либо беспартийные, либо представители различных партий.
На выборы можно с разных позиций смотреть. И главный взгляд на выборы должен быть с юридической позиции. Хотя эту точку тоже не все разделяют. Многие считают, что главное в выборах — политический процесс. Но если смотреть на них с юридической точки зрения, то надо сказать, что наше законодательство сделало шаг назад в начале двухтысячных годов. Круг людей, которые де-юре могут наблюдать за выборами, и круг организаций, которые могут посылать наблюдателей, значительно сузился. Сейчас наблюдателей могут посылать только те партии, которые зарегистрировали списки кандидатов. На местных выборах возможность посылать наблюдателей есть и у общественных организаций. Но только в том случае, если у них в уставах написано участие в выборах.
Я думаю, это шаг назад. Это не способствует повышению доверия к выборам. Ну а у власти тоже есть определенные аргументы в пользу ограничения. Поэтому так и сделали. Аргументы связаны с тем, что очень большой круг людей приходит на избирательный участок. Наблюдателей может быть в несколько раз больше, чем членов комиссий. И такой момент отчасти присутствует. Якобы наблюдатели дезорганизуют работу комиссии. Я не разделяю эту точку зрения. Я считаю, что чем больше наблюдателей, чем большее количество организаций посылают своих людей наблюдать за выборами, тем больше доверия к выборам. Ограничение круга организаций, которые могут наблюдать за выборами, не способствует повышению доверия к выборам.
Еще раз говорю, на развитие законодательства надо смотреть с точки зрения того, воспринимают это люди как свое или как процесс, который нужен только власти. К сожалению, хотя и говорят о том, что прошла чуть ли не реформа избирательного законодательства, я считаю, что оно подверглось только косметическим правкам. Повысили заградительный барьер с пяти до семи процентов.
Сейчас какой-то шаг вроде делают в другую сторону. Но не снижают барьер до пяти процентов, а дают возможность получить один или два мандата партии, которая получила пять или шесть процентов голосов. Если пять процентов, то один мандат. Если шесть — два мандата в Государственной думе. Но в этом случае встанет вопрос нарушения пропорциональности. Потому что при шести процентах получают два мандата, а при семи — уже больше двадцати. Цена одного мандата для тех партий, которые получат пять или шесть процентов, будет неизмеримо выше, чем для тех партий, которые перешагнут барьер. Так что здесь тоже возникнет противоречие.
Я думаю, что очень много избыточных оснований существует для регистрации. Много оснований для отмены регистрации. Еще раз подчеркиваю, избирательное законодательство нужно делать с точки зрения повышения доверия избирателей к выборам. А не использовать его как рычаг для отсеивания каких-то неугодных партий и неугодных кандидатов.
Как специалист по конституционному праву я считаю отмену графы «против всех» правильным решением. Потому что выборы — процесс, необходимый для заполнения определенных должностей в определенных органах. Это поиск представителей народа в определенных органах. И этот процесс должен давать позитивный результат. Если люди голосуют против всех, то никого и никогда не изберут.
Но вот в наших условиях, я думаю, преждевременно отменили возможность голосования против всех. У нас очень жесткое избирательное законодательство о создании политических партий. Если бы у нас были, скажем, партии областные, партии субъектов Федерации, как во многих странах, и, как у нас в свое время было, если бы не отменили избирательные блоки, если бы не было других изменений в избирательном законодательстве, уменьшающих возможность участия в выборах, то можно было бы отменить голосование против всех.
А у нас сейчас всего семь партий и практически все выборы партийные. А в партиях состоит порядка трех миллионов человек. Может, чуть больше. Но из 109 миллионов избирателей это немного. Для того чтобы попасть в партийный список, нужно быть либо членом партии, либо активистом, либо понравиться какой-то партии на тех же выборах в Государственную думу. Это, конечно, сужает круг людей, участвующих в выборах.
Отменили у нас выборы по избирательным округам. И этим значительно сузили круг людей, которые претендуют на депутатский мандат. Возможности для избирателей выбирать сузились в последние годы. И, конечно, неправильно то, что отменили возможность голосовать против всех. Я бы не призывал восстановить эту графу — это не выход из ситуации. Я бы, ссылаясь на то, что голосование против всех отменено, совершенствовал законодательство о политических партиях. Можно вернуться к созданию блоков. В этом нет ничего плохого. Тогда бы мелкие партии имели возможность объединяться. И посмотрел бы на другие моменты избирательного законодательства.
Я вхожу в рабочую группу по совершенствованию избирательного законодательства. Она неофициальная, создана по инициативе администрации президента. Я там представляю компартию Российской Федерации. И КПРФ внесла больше двадцати законопроектов на рассмотрение группы, связанных с совершенствованием избирательного законодательства. На сегодняшний день принята очень небольшая часть из предложений компартии. А остальные не приняты.
В частности, компартия считает, что надо уменьшить количество документов, которые предоставляют кандидаты партии для регистрации. Может быть, вообще отменить обязанность сбора подписей для партий, если они являются политическими партиями. Нужно резко уменьшить количество оснований для отмены регистрации партий.
А у нас законодательство развивается в другом направлении. Даже имея административное наказание за административное правонарушение, за некоторые составы человек может быть лишен пассивного избирательного права. То есть ему либо отказывают в регистрации, либо отменяют регистрацию, если он был административно оштрафован в течение пяти лет, предшествующих дню голосования в Государственную думу. Это драконовская мера.
У нас весьма непонятное законодательство о предвыборной агитации. Теоретически различают информирование о выборах и предвыборную агитацию. На практике сплошь и рядом крупные руководители и руководители регионального масштаба, участвуя в выборах и будучи включенными в списки кандидатов, проводят то или иное мероприятие. Чаще всего обвинения их в том, что они занимаются незаконной агитацией, разбиваются о такой тезис — «Я выступаю не как кандидат, а как губернатор. Это моя обязанность». Или губернатор раздает ключи от машины инвалидам. Машины эти положены бесплатно. Это показывают по телевизору. Его тоже упрекают, допустим, что он занимается агитацией, а он отвечает, что это не агитация. «Это я выполняю свои профессиональные обязанности». На самом деле это сильно воздействует на избирателей. И под видом информирования о выборах идет очень сильное воздействие на избирателей.
Должны быть принципиально новые подходы к определению о предвыборной агитации. Большие вопросы вызывает практика финансирования предвыборных кампаний. Сейчас на выборах в депутаты Государственной думы каждая партия может потратить три миллиарда четыреста миллионов рублей. Такие деньги может собрать только одна партия. Плюс большой поток денег идет, минуя избирательные фонды.
Что касается организации выборов, избирательных комиссий, то здесь непропорционально сильно представлена «Единая Россия». Я уже говорил и еще раз повторю, что это подрывает доверие к избирательным комиссиям. В общем, на всех стадиях избирательной кампании избирательное законодательство требует серьезных изменений.
По последним федеральным выборам, парламентским и президентским были серьезные замечания со стороны ОБСЕ. Я, как член Центральной избирательной комиссии, писал «особое мнение» по выборам депутатов в Государственную думу 2007 года и по выборам президента 2008 года. И считаю, что эти выборы прошли с нарушением принципов свободных выборов. Было очень сильное давление на избирателей, административный ресурс и большая несамостоятельность комиссии. Так что здесь есть большое поле для творчества. Но для этого нужна политическая воля. Пока ее нет.
Безусловно, грядущие выборы будут отличаться от предыдущих. Второй раз будет проводиться формирование Госдумы полностью по пропорциональной избирательной системе. Но каждые выборы уникальны. Меняется ситуация. Немножко изменилось законодательство. Я думаю, что будет более живая борьба. Поскольку позиции партий изменились — у каких-то укрепились, у каких-то ослабли.
Но пока еще официально избирательная кампания не началась. Поэтому трудно сказать, как будут развиваться события. Но тот же экономический кризис сильно может повлиять на ход избирательной кампании. Если Европейский суд по правам человека будет рассматривать жалобу левых и правых по выборам 2003 года, то это тоже очень сильно повлияет на избирательную кампанию. Хотя я очень слабо верю в то, что до декабря Европейский суд рассмотрит эту жалобу.
Так что каждая избирательная кампания имеет элементы творчества. Я надеюсь, что декабрьские выборы будут отличаться в лучшую сторону. В сторону большей свободы. Но мои надежды в этом отношении очень слабые.
http://www.specletter.com/elections/2011-08-25/1/est-nadezhda-chto-grjaducshie-vybory-budut-bolee-svobodnymi-no-ona-slaba.html#video

Вернуться к списку новостей