Наверх
— 76,8195 ₽
— 89,6637 ₽

Ксения Новикова: «Можно и в деревне делать искусство, достойное столиц»

О моде, текстиле и меценатстве

06.03.2020
Алексей Машкевич
Фото: архив Ксении Новиковой

1.jpg
Графический дизайнер и модельер Ксения Новикова оформляет книги, проектирует костюмы и участвует во всевозможных конкурсах и социальных проектах (Ксения, в том числе, соавтор бренда молодёжной одежды «Другие берега»). Она член Союзов дизайнеров и художников, работает ассистентом на кафедре текстильного дизайна ИВГПУ. Поводом для интервью послужили две подряд победы Новиковой-модельера: победа в номинации на местном конкурсе «2М мода» и первое место на Международном конкурсе дизайнеров PROfashion masters.  


- Творческие люди в провинции никогда не были обеспеченными, но в советские времена хотя бы жили на острие общественного интереса. Как сегодняшнее общество относится к художнику и чувствуешь ли ты востребованность?
- Относительно востребованности – постоянно переключаюсь с проекта на проект и некоторые заказы стоят в очереди, заказчики ждут, спрашивают: «Новикова, когда ты уже книгу оформишь?». Это коммерческая востребованность, но есть и востребованность со стороны друзей.


- А за пределами интеллигентского междусобойчика?
- Я на себе не ощущаю дефицита внимания, если честно. Наверное, это нескромно, но постоянно есть заказы, работа, коммерческие и творческие проекты.

- Кто сегодня успешный художник: человек не от мира сего, сидящий в подвале и клепающий в стол «нетленки» или прагматик-маркетолог, чутко ощущающий потребности рынка?
- Нельзя вот так взять, и обобщить в одной фразе образ современного художника.

- Есть и те, и другие?
- Мне кажется, да. Есть те, кого абсолютно не интересует коммерческая составляющая, они едят хлеб и гречку, ходят пешком и для них главное что-то делать. Занимаясь творчеством, они осознанно отказываются от каких-то благ. Жизнь любого художника – это сказка из мультика про девочку, дудочку, горшок и лукошко. Девочка ленилась нагибаться за ягодами и ей весёлый грибочек подарил дудочку, от звуков которой ягоды показывались из-под листочков. Тогда грибочек отнял у девочки лукошко, и ей не во что стало эти ягоды собирать. В жизни художника то же самое – всегда нужно выбирать, всего в руках не бывает, всегда чего-то нет, чем-то приходится жертвовать.
Но, конечно, есть художники, встроившиеся в современность, в медиасреду, могущие рассказать о себе, привлечь внимание, улавливающие коммерческую составляющую.

- Ты, судя по всему, встроилась?
- Стараюсь. Не скажу, что это получилось бессознательно, но меня это и не затрудняет – интернет-среда мне близка, стараюсь себя там продвигать.

- Ты работаешь только на заказ, чистое творчество не для тебя?
- Есть линии, которые – знаю это – не встроятся ни в один коммерческий проект, но они нужны лично мне, нужен этот результат, и я делаю такие работы. Мне везёт на хороших людей, в том числе заказчиков – даже к коммерческим заказам я подхожу как к творческим. История с деньгами в какой-то момент уходит совершенно на десятый план, и ты просто творишь – но по чьему-то заданию. Если делаешь максимально от души – всё равно что – заказчику это тоже нравится, потому что такие вещи наполнены энергетикой. Когда честно делаешь – всё нормально, а если сам начинаешь юлить, типа «ладно, прокатит, не заметит» – все и всё замечают.

- Говорят, если повар приходит на работу не в настроении, еду есть невозможно.
- Да-да, в искусстве тоже самое: делай дело с максимальной любовью, и всё у тебя будет хорошо.

- Творческий труд приносит заработок, достаточный для жизни или надо подрабатывать? Или обеспеченный муж спонсирует?
- (Смеётся) Конечно же, приходится заниматься многими вещами – и чтец, и жнец, и на дуде игрец…

- Ты занимаешься графикой и костюмом – вроде бы несовместимые компетенции. Это молодая лихость, которая хочет объять необъятное и почувствовать себя человеком эпохи Возрождения, или просто ещё не определилась, что на самом деле твоё?
- Я бы не назвала себя человеком эпохи Возрождения, как и не сказала бы, что я сильно молода – вроде, уже перешагнула какой-то рубеж. Художники часто не останавливаются на одном жанре, одной технике – и это естественно. Но основное – это графика и костюм, причём и в творческом плане, и в коммерческих заказах.

- Есть ли в Иванове культурное пространство, какая-то особая среда, аура?
- Есть срез людей, увлечённых искусством, приходящих на открытия выставок, на мероприятия, что-то делающих на этой почве. Не особо активно – собираемся не каждый день, но иногда позволяем себе эту роскошь.

- Есть мнение, что неудачники и лузеры творят в провинции, а остальные уезжают. Что скажешь?
- Конечно, я не согласна с этим (заливисто смеётся). Сейчас настолько открыта информация и размыты территориальные границы, что можно жить в деревне и делать искусство, достойное столиц.

- Примерно так, как в Палехе происходит?
- Да, яркий пример – там живёт и творит Ярик Пикулев, вокруг которого собирается какое-то сообщество, приезжает журнал Seasons, который сделал крутую фотосессию в аутентичной обстановке: в деревянном доме с котами и печкой, которую он чуть ли не сам складывал. Всё от человека зависит – насколько он серьёзно занимается искусством, что вкладывает, насколько самодостаточен. Можно ведь и в Москве делать такую гадость…

- Художникам всегда помогали меценаты. В Иванове они есть?
- Да, конечно. Хотите пример? Наша прекрасная Мария Златкина – я ей восхищаюсь. Она болеет за молодых дизайнеров, поддерживает их, даёт путёвку в жизнь, как-то помогает в сложных ситуациях, что-то организует, материально помогает. Недавно прошёл конкурс «2М мода», вы были на показе – это же сложнейшая организация. Как эта хрупкая женщина всё вывозит, ведь параллельно у неё шёл конкурс фотографов? Она просто Атлант.

- О Марии в Иванове есть два мнения. Первое, обидное, транслируют люди из бизнес-тусовки: богатая дама со скуки пытается пролезть в мир искусства с заднего входа. Второе слышал от покойной Натальи Мизоновой: если бы не Маша, в Текстильной академии на отделении моды и дизайна не было бы сделано половины дипломов. Зачем Мария меценатствует, как думаешь?
- Есть люди – их немного – делающие от чистого сердца, просто потому, что нужно это сделать, иначе не случится что-то важное. Ведь она могла бы спокойно в любой точке мира на любом пляже отдыхать, вообще делать что угодно, но она неравнодушный человек, бескорыстно стремящийся обогатить наш город, сохраняя тут творческих людей.

- Ты недавно победила в одной из номинаций на конкурсе «2М мода», который проводила Мария Златкина. Там модельеры создавали платья из тканей ассоциации ТДЛ, где трудится президентом муж Марии Аркадий Златкин. Это была часть рекламной кампании текстильного холдинга?
- Вовсе нет – такой фирме как ТДЛ это не нужно. Это нужно молодым дизайнерам, студентам. Всё связанное с костюмами очень трудоёмко и дорого: купить материалы и фурнитуру даже на пять моделей, это бешеные деньги. Плюс на многих конкурсах платное участие для дизайнера, надо заплатить за модели, проезд, проживание – там такая сумма иногда набегает… «2М мода» создаёт для дизайнеров максимально комфортные условия: бесплатное участие для дизайнера, за моделей не надо платить и есть деловой и производственный партнёр, который предоставил ткань. Ты должен только приложить фантазию и поработать ручками. Это просто счастье!

- Сейчас много говорят о женском предпринимательстве, выделяя его в какое-то отдельное от остального бизнеса направление. В искусстве есть гендерное деление на мужское и женское?
- В последнее время девушек-художников стало больше, даже если посмотреть по учебным заведениям.

- Наверное, стало непрестижно, художнику теперь труднее деньги зарабатывать, чем раньше.
- Семью всегда можно прокормить, просто иногда для этого нужно устроиться куда-то, чтобы была хоть какая-то стабильность, а параллельно заниматься творчеством. Иногда смотришь на работы, и видно – это «бабские забавки», как я называю, видна чересчур женственная линия в стилистике. А бывает, что женщина мощно работает наравне с мужчинами – и энергетически, и в технике. А случается, что у мужчин в работах как-то «кудрявенько». Всё-таки признака пола в искусстве не существует.

- У текстильного дизайна в Ивановской области есть будущее? Или после смерти Мизоновой кафедра загнётся и модельеров перестанут готовить?
- Кафедра старается сохранить традиции, заложенные Натальей Григорьевной – это тяжело, потому что она была уникальным всесторонним глубоким человеком. Но мы стараемся держать марку, планку, готовим кадры на том же уровне, ребята хорошо защищаются и потом реализуются.

- В области много лет проходил «Текстильный салон», который придумала Маргарита Михайловна Разина. Почему проект почти умер – он тонет вместе с ивановским текстилем или устарели подходы организаторов? Или он стал никому не нужен?
- Текстиль не умрёт никогда, а Иваново его эпицентр, где куются кадры для отрасли – для дизайна в том числе. «Текстильный салон», как любой другой проект, имеет «срок годности». Сейчас туда вливают свежую кровь, будет какой-то новый цикл: он или умрёт, или как-то переродится.

- Реинкарнация?
- Мне кажется, будет что-то новое. В соорганизаторах там Маша Златкина и Максим Крылов, они придумали какие-то новые формы. В городе есть круг работающих дизайнеров и, думаю, на «Салоне» мы многих увидим.


- Ты победила в местном конкурсе «2М мода», только что взяла первое место на международном конкурсе дизайнеров PROfashion masters. Что дальше – в Москву, в Европу?.
- У меня есть опыт участия в неделе китайской моды в Пекине, где я показала коллекцию «Православие». Конечно, не хочется останавливаться, хочется делать, показывать результат – и у нас, и в столице, и ещё где-то. Когда есть отклик – это ещё больше стимулирует.

- После конкурсов сюда не тяжело возвращаться?
- Как может быть тяжело, если тебя здесь ждут?

Вернуться к списку новостей