Наверх

Максим Шелек: Кремль увлекся блоготворительностью. Блогеры становятся политическим инструментом властей

15.08.2011
Помните ли вы, когда в последний раз в разговоре в качестве авторитета упоминались фамилии известных журналистов? Крайне редко это происходит в быту, как не обидно. Зато блогеров цитируют направо и налево. Получается, талантливые журналисты, за плечами которых гигантский опыт, менее уважаемы, нежели неизвестно откуда взявшийся Интернет-пользователь? И поняв это, власти решили именно с блогерами дело иметь? Не надо себя обманывать. Да, блогеры в последнее время подменяют собой профессиональную журналистику. В этом есть и свои минусы, и плюсы.

Булыжник в качестве оружия пролетариата ушел в историю. Даже технологически — теперь улицы мостят плиткой непонятного происхождения. Отныне революции начинаются в Интернете. Арабские восстания и белорусское молчание — примеры самые наглядные. Теперь это признали и официальные лица — президенты стран, входящих в ОДКБ.
Саммит этой странной организации, прошедший надысь в Астане, сразу коснулся киберпространства. Единым фронтом выступили против бунтарского Интернета президенты Казахстана, Таджикистана, Беларуси, Армении, Киргизии и матушки-России. Первых троих понять можно: они находятся у власти от 17 до 20 лет, уходить на заслуженный отдых не стремятся и, видимо, сами подозревают, что изрядно намозолили глаза своему населению. У этих ребят есть все основания бояться революций. Президенты Армении и Киргизии, видимо, поддакивали чисто из вежливости. Первый диктаторскими замашками не грешит, а госпожа Отунбаева сама пришла к власти в результате цветной революции.
Наш, как всегда, на особом положении. Ему лично вроде опасаться нечего, но тот, кого он представляет, чувствует себя не очень уютно. Все эти Дни гнева, 31-я статья Конституции… Российские власти вообще пошли дальше: решили не просто сопротивляться революционным Интернет-настроениям, а использовать это оружие сами. Не случайно ведь российские блогеры с недавних пор вдруг замелькали на официальных мероприятиях, и вообще были признаны за сословие.
Что такое блог, объяснять не надо уже никому. Интернет-дневник, выставленный на всеобщее обозрение, и снабженный всякими мультимедиа-штуками. Но как-то никто не задавался вопросом — а зачем это все? Кто становится блогерами и, главное, кто их читает? А вот мой знакомый этим моментом озадачился и меня озадачил.
Вы вели в юности дневник? Я вел. Честно. Класса до восьмого. Делился с тетрадкой умными мыслями, чтобы впоследствии донести их до потомков, да и самому не забыть. Если дневник попадался на глаза постороннему человеку — сразу паника, потому как это тайное, глубоко личное, интимное… Первая любовь, первые предательства, мечты стать милиционером, восторг от того, что приняли в комсомол.
Современная версия под названием «блог» от этого отличается кардинально. Главное — публичность.
Могу понять, когда блог ведет какой-нибудь известный политик, типа Дмитрия Медведева. Сидишь, бывало, смотришь про события в той же Сирии, и руки чешутся снять трубку и позвонить своему президенту: мол, ты чего молчишь, Анатольич?! Там же кровь рекой, а президент России своей позиции не имеет! А тут — бац! — и уже в блоге президент все ясно высказал. Причем не официально, а от сердца, потому как не «Российская газета», а личный блог. И, наоборот, оппозиционный товарищ свое мнение выскажет. Поспорят так по-дружески, не поливая друг друга апельсиновым соком. Им приятно, нам полезно. Ну и не надо тратиться на междугородний звонок...
Понимаю, когда блог заводит себе какая-нибудь звезда шоу-бизнеса. Достали ее поклонники, фаны полусумасшедшие, папарацци… Взяла Настя Волочкова запечатлела себя голяком, да и вывалили на страничку. Сразу от нее папарацци отстали, а мы лишний раз убедились в красоте ее комиссарского тела. Ей полезно, нам приятно. Ни скандалов, ни битья фотоаппаратов. Ну, разве только юнцы пубертатного периода в школу два дня не ходили…
Третий тип блогеров, чьи действия объяснимы, — признанные эксперты в различных областях. Раньше журналисты к ним за комментариями бегали, а тут они сами, не выходя с кухни, все сразу комментируют. Политологи, кулинары, искусствоведы… Не надо прессу ворошить и ждать выхода очередной монографии. Кликнул мышкой, ознакомился, впечатлился. Можно назад к голым теткам…
А кто же те популярные блогеры, о которых мы столько слышим в последнее время? Я не о персоналиях — наверняка это очень достойные люди, — а о том, зачем они вдруг понадобились властям. И тут, друзья мои, возникает картина весьма тревожная.
Помните ли вы, когда в последний раз в разговоре в качестве авторитета упоминались фамилии известных журналистов? Крайне редко это происходит в быту, как не обидно. Зато блогеров цитируют направо и налево. Получается, талантливые журналисты, за плечами которых гигантский опыт, менее уважаемы, нежели неизвестно откуда взявшийся Интернет-пользователь? И поняв это, власти решили именно с блогерами дело иметь? Не надо себя обманывать. Да, блогеры в последнее время подменяют собой профессиональную журналистику. В этом есть и свои минусы, и плюсы. Начнем с минусов.
Журналистика — это трудоемкая, зачастую рутинная работа. Выплыл факт — его нужно проверить, перепроверить, выслушать противоположную точку зрения, и только потом уже выдавать текст. Блогер все это делать не обязан. Написал, что написалось — и ладно. Никакой ответственности он не несет, работу потерять не рискует, к суду привлечен быть не может. Он вне правового и цехового пространства. Именно поэтому частенько информация, распространяемая в блогах, мало соответствует действительности.
С другой стороны, эта вот свобода высказывания освобождает блогера от пут цензуры и самоцензуры. Он пишет то, что действительно думает, руководствуясь внутренним убеждением. Ему не нужно строчить запросов, прорываться в кабинеты хамоватых начальников и тратить тонны шоколада на их секретарш. Ему никто не может сказать «материал не пойдет» или «не наш формат». На него нельзя надавить. Весь его профессиональный инструментарий — красноречие. Как у Жванецкого: вышел в магазин — получил по морде, пришел домой — написал ответ. Все просто.
Блогер по сути доносит до нас не информацию, а отношение. Свое личное отношение, тем самым совершая то пресловутое формирование общественного мнения, которое постоянно требуют от нас, журналистов. Но это не наша задача, мы как раз должны всячески этого избегать, дабы не потерять объективности. На заре моей профессиональной юности Анна Аркадьевна Шароградская, директор Института региональной прессы, едва не вступала в драку с репортером, собирающимся что-то там формировать. Читатель (зритель) должен получить от нас наиболее полную информацию, и сам принять решение — за или против, хорошо или плохо, изменяла или не изменяла.
Проблема в том, что читатель не всегда может сам сделать вывод. Ему надо оттолкнуться от чьего-то мнения. И вот тут на сцену выходит блогер и берет его голыми руками.
На мой взгляд, именно эту оглядку читателя на какого-нибудь оратора и заметили наши власти. Политика — это манипулирование общественным мнением. Кто более талантливый манипулятор — тот и в Кремле. Но российское общественное мнение — штука весьма громоздкая, непредсказуемая и частенько нетрезвая. Жонглировать ею очень тяжело и накладно. Выход простой: надо манипулировать теми, кто это мнение формирует.
А дальше — простая прикормка. Собирают толпу известных блогеров и везут их в воинскую часть, дабы написали. Там их борщом по-флотски кормят, в танке катают, молодыми майорами очаровывают — и блогер вечером совершенно искренне пишет, что пуля дура, а штык молодец. Профессиональный корреспондент на это не купится, он знает: если угощают — значит, есть что скрывать, и спрашивает именно об этом. Так зачем звать корреспондента?
Не хочу обидеть обитателей блогосферы, я просто предупреждаю как их самих, так и их читателей. Наша власть умеет быть обаятельной. Когда она с тобой вежлива, и на брудершафт, и под шашлычек — потом уже как-то неудобно писать о ней плохо. Впасть в эту ересь очень легко. А красноречивая ересь собирает миллионы последователей.
Кстати — умная мысль. Надо в дневник записать…

Вернуться к списку новостей