Наверх
— 73,6376 ₽
— 87,1722 ₽

Вячеслав Смирнов. У каждого времени свои герои

Ивановская область. Почему так получилось

26.01.2020
В торговой сети РИАТ (в магазинах «Первый», «Заря» и «Горка») продаётся книга главного редактора «Слухов и фактов» Алексея Машкевича «Ивановская область. Почему так получилось». В книге собраны 30 интервью, в которых журналисты беседуют с людьми, оказавшими влияние на региональную историю в период от перестроечных лет до дня приезда в область губернатора Станислава Воскресенского.

Кто помнит конец 1990-х – начало 2000-х, знает, что в то время в Ивановской области было мало людей более влиятельных, чем Вячеслав Васильевич Смирнов, генеральный директор АО «Ивэнерго».

Это сейчас «Ивэнерго» – всего-навсего небольшой филиал крупной федеральной электросетевой компании, а до 2005 года под этим названием скрывалось объединение практически всей электро- и теплоэнергетики региона. А поскольку это было подразделение РАО ЕЭС, Смирнов на равных говорил и с главами муниципальных образований, и с промышленниками, и с губернаторами. Веерные отключения электроэнергии за долги в какой-то момент стали обычной практикой, вызывавшей бурю возмущения в регионе. А это значит, что Вячеслав Васильевич, пусть и косвенным образом, мог серьёзно влиять на политическую жизнь: отключил перед выборами на пару деньков населенный пункт от электроснабжения – и результаты партии власти (как бы она ни называлась в конкретный момент) будут ниже плинтуса.


- Вы всегда были вынужденно публичным человеком. И люди из вашего окружения уходили в публичную политику. Зачем Михаил Щаницын стал депутатом облдумы? Это было его личное решение или ваше общее?
- Это было даже не наше общее решение – скажем так, мне порекомендовали, если есть возможность, дать человека, который может быть депутатом областной думы. Щаницын при Лаптеве был депутатом областного совета, у него был некоторый опыт, и он согласился. Предложение пришло от Бабича в 2005 году. Бабич тогда пытался подогнать думу под себя и под своего ставленника Назарова. Потом пришёл Мень и в декабре 2007 года думу разогнал. Потом Щаницын снова пошёл в депутаты, уже от меневских.

- Вам это было нужно для ведения бизнеса или это была демонстрация лояльности власти?
- Для нашего бизнеса «свой» депутат не особо нужен. Конечно, в некоторых ситуациях к нам как-то более уважительно относились, но влияния особого не было. Бизнес когда есть? Когда там делят деньги. Деньги, какие-то законы, селяне, текстильщики: кто-то льготы какие-то проталкивал или дотации, или госзаказы. А нам-то что? Мы на тарифах, а к тарифам дума никакого отношения не имеет. Мы не особенно рвались, но хуже не стало.

- В конце 1990-х - начале 2000-х вы были одной из самых значительных фигур в элите области. А последние лет 10-15 вы просто руководитель одного из хозяйствующих субъектов, каких в регионе сотни. Для вас комфортна смена амплуа?
- Мне вполне комфортно – я делаю дело, которое знаю, у меня есть семья, есть хобби. Многое зависит от человека: некоторые люди не могут жить, если не на виду. Им нужна одежда дорогих брендов, машина, дом, часы – на зависть всем. А я всегда относился к этому спокойно. Что такое слава? Каждому овощу своё время, а у каждого времени свои герои. Сегодня ты герой, а завтра уже пенсионер, заслуженный или не заслуженный. Вспомнят о тебе или не вспомнят?
Кто сегодня вспомнит, кто такой был Князюк? В лучшем случае человек 200 в области, а ведь это был первый секретарь обкома партии. Мне он запомнился тем, что первым делом начал менять бордюры на дорогах города – приехал из Минска, Иваново ему деревней казалось.
Пройдёт ещё 10 лет – кто вспомнит про Лаптева?
Если здраво рассуждать, то видно, что это всё шелуха. Ты живешь сегодняшней жизнью, у тебя есть семья, есть дело. Я никогда не стремился к публичности и не был завсегдатаем тусовок. В какой-то период пришлось быть публичной фигурой, но я всегда понимал, что это не жизнь, а мишура.


Вернуться к списку новостей