Наверх
— 73,2157 ₽
— 86,4092 ₽

Игнатьев Кирилл. Креатив – наше всё

Ивановская область. Почему так получилось

12.01.2020
В середине января выйдет из печати книга главного редактора «Слухов и фактов» Алексея Машкевича «Ивановская область. Почему так получилось». В книге собраны 30 интервью, в которых журналисты беседуют с людьми, оказавшими влияние на региональную историю в период от перестроечных лет до дня приезда в область губернатора Станислава Воскресенского. Чтобы не разделять героев на какие-то искусственные группы (политики, предприниматели, чиновники и т.д.), автор книги расположил интервью в алфавитном порядке – по фамилиям респондентов.

В Иванове Кирилл Игнатьев появился как будто из ниоткуда – когда стало известно, что Андрей Астапенко и Лариса Пименова продали ему самый раскрученный в областном центре торговый центр «Серебряный город». Информации о Кирилле Борисовиче в публичном пространстве не было почти никакой, единственно, что было известно – работал на «Останкино» и был депутатом Госдумы. Это было собрание первого созыва, где он руководил подкомитетом по телевидению и радиовещанию. Сам он говорил, что возглавляет группу компаний «Русские инвестиции», о которой в Иванове никто не слышал. Основным источником информации об Игнатьеве тогда стал ресурс compromat.ru, который плотно увязывал его с Борисом Березовским – но кто всерьёз верит «компромату»?

Алексей Машкевич расспросил Кирилла Борисовича обо всём в интервью для книги, часть которого ниже.


- Как вы оцениваете результаты работ по ФЦП в Плёсе во времена Михаила Меня?
- По моей оценке, результаты неважные: очень мало было сделано того, что реально нужно городу, хотя добавился и улучшился туристический сервис. В плюс – строительство горнолыжных спусков, какие бы они ни были. Мне не нравится архитектура ресторана «Чугунок», она не плёсская, но место, где, как в Европе, можно со ски-пассом взять лыжи напрокат, поесть, посмотреть на Волгу и на трассу – очень комфортное, и это в целом здорово. Кто бы ни говорил, что это инородно в Плёсе – нет, спуск далеко от исторического города, это Подплёсье. Были отреставрированы знаковые для Плёса объекты: Воскресенский храм и «Левитан-холл» в том числе. Мне нравятся два въездных столба, поставленных по проекту архитектора Зыряновой, восстановившей исторические традиции старинных русских въездных столбов – они для меня образец качественной архитектуры малых форм. И это законченный список того, что здорово «во времена ФЦП».
Дальше начинается то, что вызывает различный спектр чувств: от неприятия до отвращения и омерзения: пляжи, попытки мощения плиткой Торговой площади, покраска в зелёный цвет крыш торговых рядов, неподведённый газ и не сделанные даже на набережной коммуникации, перестройка части горы Левитана а-ля кладбище, хотя там кладбища нет. Раздражает попытка принести в Плёс некий владимирский стиль – это было связано с придворными архитекторами ФЦП. Они владимирцы, представители южной школы, родина которой в Киевской Руси. А Плёс – самый южный город Русского Севера. И деревянная церковь на горе Левитана – хоть и перенесённая, но настоящая, соответствует духу Плёса. Так же как и прекрасные плёсские левитановские виды с неяркими, пастельными красками. А большое калиброванное бревно с разноцветными интерьерами – это, извините, не то.

- Я правильно понимаю, что с приходом в Плёс Каримова все войны закончились?
- Всё закончилось раньше. Войны как таковые закончились при Конькове – практически сразу, как Мень ушёл с поста губернатора. Михаил Александрович достаточно быстро отступил из Плёса, оставив воевать своих подчинённых. Почему они не защитили оставленные Менем рубежи, я не знаю. Ещё до прихода Тимербулата Каримова на пост председателя плёсского совета, когда только разворачивалась избирательная кампания, было понятно, кто победит. С уходом самодержца из области и с появлением на его месте Павла Алексеевича никто не собирался защищать оставшуюся плёсскую гвардию – Приволжскую администрацию и Плёсскую администрацию Бебиной. По сути, их оставили на растерзание. Поэтому повторюсь: когда вы говорите, что в плёсской истории я поддерживал Меня, это не соответствует действительности.

- Такое впечатление складывалось со стороны: вы всё время рядом с властью, выглядываете у Меня из-за плеча.
- Может быть, но я рассказал вам реальную историю: я был нейтрален, а содержательно даже был ближе к позиции Алексея Шевцова.

- Зачем Тимербулату Каримову Плёс?
- Каримов туда тоже приехал как дачник, но позже меня. Тоже останавливался в домах у Шевцова, ему понравился Плёс и тоже напомнил историю из детства (про разрушенную, трагически снесённую в позднее советское время и в 90-е малоэтажную Уфу). В этом смысле мы с ним были эмоционально близки и сразу нашли общий язык, потому что было искреннее чувство Плёса, незамутнённое какими-то коммерческими интересами. И когда стало ясно, что в Плёсе будут выборы, мы решили, что надо попытаться взять власть в свои руки – ибо это был пик безумного строительства пляжей. Это была наша с Тимербулатом идея, сначала на двоих.

Книга выйдет из печати в середине января и будет продаваться в торговой сети РИАТ в магазинах «Первый», «Заря» и «Горка».
Следите за рекламой.


Вернуться к списку новостей