Наверх
— 73,2806 ₽
— 86,6250 ₽

Зосима, архимандрит. Крестный отец губернатора

Ивановская область. Почему так получилось

11.01.2020
В середине января выйдет из печати книга главного редактора «Слухов и фактов» Алексея Машкевича «Ивановская область. Почему так получилось». В книге собраны 30 интервью, в которых журналисты беседуют с людьми, оказавшими влияние на региональную историю в период от перестроечных лет до дня приезда в область губернатора Станислава Воскресенского. Чтобы не разделять героев на какие-то искусственные группы (политики, предприниматели, чиновники и т.д.), автор книги расположил интервью в алфавитном порядке – по фамилиям респондентов.

Почти пятнадцать лет, до 2007-го, архимандрит Зосима (Сергей Васильевич Шевчук) был секретарем ивановского епархиального управления. В церковной иерархии это должность политическая. Он застал четырёх губернаторов и был крестным отцом одного из них. Говорит, что больше всего для ивановской церкви сделал коммунист и атеист Владимир Тихонов, а самым несправедливым к епархии – сын священника Михаил Мень: при нём отправили на покой архиепископа Амвросия, а сам Зосима уехал из области.

Сейчас бывший ивановский секретарь – настоятель мужского монастыря во Владимире. Николай Голубев разговаривал с архимандритом Зосимой в храме, напротив алтаря, что, надеется автор, гарантирует искренность собеседника.


- Вы застали четырех ивановских губернаторов. С кем было проще?
- Все были трудными. Все! Например, Лаптев Адольф Фёдорович, принимая в своем кабинете епископа Амвросия, курил ему прямо в лицо, пуская клубы дыма немного нарочито.

- А зачем епископ с ним вёл переговоры?
- Владыка приходил с различными просьбами. Губернатор его слушал, что-то выполнял, что-то нет. В основном Лаптев обещал, но не делал. Например, в присутствии патриарха Алексия II обещал предоставить хорошее здание для епархиального управления. Это так и осталось на словах. Я не думаю, что губернатор был обманщиком, просто он запутался в перестраивающейся экономике. Он не привык к тому шабашу, который творился, он был по-настоящему растерян. Экономические рычаги вырывались из рук, он не знал, за что хвататься, как эту нищую область удержать от надвинувшейся катастрофы. И если бы ещё он помогал строить епархиальное управление – он бы надорвался. Я не обвиняю Адольфа Фёдоровича ни в чем, хотя не всегда он справедливые решения принимал (пока не пришло время об этом рассказывать, у меня есть факты). Мне кажется, как губернатор он был неплохой, но со своими недостатками.

- На смену ему пришёл Владислав Тихомиров…
- Владислав Николаевич был более сговорчивым, чем Лаптев. У него и рычагов, может быть, было побольше. Время его пришлось на период некой экономической стабилизации, что позволило принять важные решения: большинство зданий храмов и монастырей были возвращены в собственность ивановского епархиального управления. Это происходило тогда только в Ивановской области, в других регионах многое до сих пор не сделано и даже речи об этом не ведется.

- С чем связано такое отношение? Тихомиров был верующим?
- Нет, он не был верующим. Мы с ним дискутировали. Он бывал у меня в Толпыгино, где я был настоятелем. Туда часто приезжал и владыка Амвросий. Там природа, речка. Накрывались праздничные столы, романсы пели, русские народные песни. И губернатор никогда не говорил, что он верующий. Критиковал религию, вспоминал ленинскую цитату про опиум для народа и шутил: «Опиум – это обезболивающее. Народ сейчас страдает, надо дать ему чуть-чуть вашего наркотика». А потом Владислав Николаевич вдруг осознал, что ему необходимо креститься. Он прямо сказал как-то, что он русский человек, что церковь была незаслуженно обижена советской властью. И мы в Толпыгино его крестили. Владыка Амвросий проводил таинство, а я стал крестным отцом. Он с радостью это воспринял.

- Он был в тот момент губернатором?
- Да.

Книга выйдет из печати в середине января и будет продаваться в торговой сети РИАТ в магазинах «Первый», «Заря» и «Горка».
Следите за рекламой.


Вернуться к списку новостей