Наверх
— 74,1586 ₽
— 87,2253 ₽

Батюшка Максим, поющий блюз

Ивановская область. Почему так получилось

07.01.2020
В середине января выйдет из печати книга главного редактора «Слухов и фактов» Алексея Машкевича «Ивановская область. Почему так получилось». В книге собраны 30 интервью, в которых журналисты беседуют с людьми, оказавшими влияние на региональную историю в период от перестроечных лет до дня приезда в область губернатора Станислава Воскресенского. Чтобы не разделять героев на какие-то искусственные группы (политики, предприниматели, чиновники и т.д.), автор книги расположил интервью в алфавитном порядке – по фамилиям респондентов.

Отец Максим Верещак, настоятель храма Воскресения Христова села Ёлнать, благочинный Юрьевецкого округа, на первый взгляд фигура для этой книги неформатная: не политик и не общественный деятель, не делает громких заявлений и не мелькает в новостях. Почти тридцать лет назад он приехал в село Ёлнать, где до сих пор служит в храме, с годами поднялся по церковной вертикали, но не уехал на спокойную канцелярскую работу в епархию. Он живёт с людьми и им служит.

Почему в девяностые молодой хиппующий юноша ушёл в церковь – как и многие его сверстники тогда, что он там искал и что нашёл. Об этом Алексей Машкевич говорит с отцом Максимом Верещаком.

Ниже отрывок из интервью в книге «Ивановская область. Почему так получилось».


- Вы показали себя цепким хозяйственником – с такой хваткой в миру вы могли бы зарабатывать хорошие деньги. Нет сожаления, что работаете не на себя, ничего не оставите детям?
- Иногда посещает мысль: будучи человеком в возрасте под пятьдесят, порой не могу поехать в отпуск туда, куда хочется, из-за отсутствия средств. Думаю, что мог бы руководить каким-то бизнесом и не иметь таких материальных затруднений, ведь могу построить дом от основания до крыши, знаю, как правильно наносится штукатурка в храме…

- Это побочные эффекты?
- Всё побочный эффект.

- И всё-таки: что останется детям?
- Старший сын – он не атеист, но не ходит в храм – недавно прислал мне ночью СМС: «Благодарю за каждое сказанное слово». В молодости, будучи авторитарным человеком, я где-то пережал: надо было любить больше, а я давил. Может, детям останется то, о чём сын написал? Старшие, Артём и Ксения, которым по воспитательной части досталось больше всего, остались с нами жить в деревне, в Ёлнати. Может, я оставлю им в наследство жизнь в нормальных человеческих условиях, возможность создания нормальной семьи?

- Мне сказали, что вы собственник помещения цеха столярной артели, которой руководит ваш сын. Церковь позволяет быть немного капиталистом?
- Современная редакция церковного устава позволяет церкви вести какое-то дело.

- Помещение принадлежит не церкви, оно ваше личное.
- Так случилось – разве не имею права что-то приобрести? Я постепенно выкупил это здание у родственника. Он пытался открыть производство по переработке соевых бобов, но у него случилось несчастье с сыном, какие-то непонятые моменты с партнёром. Он был в финансово затруднительном положении, а мы в то время могли себе позволить в рассрочку выкупить помещение. Я никогда не считал, что это собственность, на которой я буду зарабатывать деньги, хотя меня, как любого взрослого мужчину, конечно, интересуют эти моменты.

- Церковь и вера для вас – понятия тождественные?
- (Очень долго молчит.) Можно ли вот так вопрос задавать? Его задают невоцерковлённые люди по одной причине: не понимают смысла слова «церковь». Есть церковь, а есть храм – здание, где собираются верующие люди.

Книга выйдет из печати в середине января и будет продаваться в торговой сети РИАТ в магазинах «Первый», «Заря» и «Горка».
Следите за рекламой.

   

Вернуться к списку новостей