Последние
новости

Историк, профессор МГИМО(У) МИД РФ Валерий Соловей: «Манежка» — это пока цветочки… И хорошо бы не на могилке страны!

7 мин
05 июля, 2011
Власти часто говорят, что государство защищает интересы всех своих граждан, независимо от национальной принадлежности. На самом деле формула прямо противоположная. Какой бы ни была национальность гражданина, защиты от государства он не дождется.

В России интересы государства всегда были выше интересов людей. Неслучайно вместо термина «национальные интересы» мы используем формулировку «государственные интересы». И дело здесь не только в том, что в русском языке национальное ассоциируется с этническим. Когда наши руководители говорят об интересах России, они думают не о гражданах, а о корпорациях — прежде всего, с госучастием.

— Национальные интересы — что это такое?
— Что такое национальные интересы? На этот счет есть доктрина внешней политики России, которая периодически обновляется. И там можно найти все, что интересует. Но если сформулировать очень кратко, то суть национальных интересов России состоит в том, чтобы у страны были сильные позиции, а ее гражданам было хорошо. И в принципе из этого складываются национальные интересы любой страны. Американцы формулируют их так: защищать образ жизни, защищать территорию, защищать страну.
Что касается неиспользования в России термина «национальные интересы» и предпочтения формулировки «интересы России», то это связано с особенностями русской политической лексики. Во всех других странах говорят «национальные интересы». Дело в том, что мы разводим национальное и государственное. Если во всех других странах это синонимы, то в России получилось так, что национальное связано с этническим. То есть тогда надо бояться, что люди будут воспринимать национальное как интересы какого-то народа. А какого народа? Российской нации?
И вообще у нас очень боятся национальной проблематики. У нас просто боятся, говоря словами старого анекдота, «расчесывать», как бы чего не вышло.
Но события на Манежной площади 11 декабря прошлого года показали, что может получиться что-то очень серьезное, как ты эту тему ни игнорируй, как ты ее ни обходи. Я имею в виду проблему национальных, межэтнических отношений в России. И с ней придется иметь дело.
— И что получается? Когда президент говорил, что он отстаивал интересы России…
— В Америке и во Франции, где между государством и нацией ставится знак равенства, президент отстаивал бы национальные интересы. У нас говорят «государственные интересы», чтобы не вставал вопрос, о какой нации идет речь.
Это очень интересно. В этом есть такая злая ирония. Получается, что для России интересы государства важнее, чем интересы людей. Если не говорят о национальном, то государство важнее, чем интересы людей.
Вообще-то в России так было всегда. Если с нашими соотечественниками за границей что-то происходит, мы реагируем совсем не так активно, как любая другая страна мира: Соединенные Штаты, или Германия, или Франция. Во многих случаях нам наплевать на наших соотечественников. Увы, это так.
— А интересы русских как нации государство не защищает?
— Официальное лицо бы ответило, что государство должно защищать и защищает интересы всех, независимо от национальной принадлежности. Главное, чтобы они были гражданами страны. Но я бы сказал, что российское государство не защищает ничьи интересы, независимо от национальной принадлежности. То есть получается прямо противоположная формула. Государство говорит о защите интересов, но на самом деле защищает их крайне неумело.
— Какие государственные интересы сейчас нуждаются в первоочередной защите?
— Когда президент и премьер говорят о государственных интересах, они имеют в виду в первую очередь интересы экономические. То есть, я бы сказал, интересы российских корпораций, в том числе с госучастием. Интересы, касающиеся продажи оружия, продажи нефти, газа.
Но в России такая экономическая система, что с интересами общества это слабо увязано. Поэтому, когда они говорят «государственные интересы», а не «национальные», это довольно точно отражает положение дел.
— Вы упомянули «Манежку». Прошло почти полгода, но ничего не меняется. Эта ситуация стала замалчиваться?
— Не хотят «расчесывать».
— В апреле, когда было убийство на бензозаправке, некоторые журналисты стали писать, что в последнее время эти события замалчивают власти и официальные средства массовой информации. Понятно, что это приведет к взрыву. Как вы думаете, что в такой сложной ситуации должна делать власть?
— Вы знаете, существует коллективный раздражитель для русских — это Северный Кавказ. Это поведение выходцев с Северного Кавказа в России (я имею в виду остальную часть России), особенно в крупных городах. Это те колоссальные суммы, которые тратятся на поддержание стабильности на Северном Кавказе. А взамен мы получаем оттуда терроризм, насилие и преступность. Этот раздражитель существует — и будет существовать, пока не будет решена проблема возвращения Северного Кавказа в правовое поле России.
Северный Кавказ — это практически экстерриториальное образование. Это территория, которая пользуется особыми правами и привилегиями. И выходцы оттуда пользуются в остальной части России особыми привилегиями. Это проблема не решена.
И у меня нет сомнений, что события на «Манежке» — это пока цветочки. Нас ждут очень серьезные потрясения на этой почве. Но власть ничего делать не хочет. Она прессует русских националистов. Как будто дело в них! Они всего лишь выразили требования существенной части общества.
— Не хочет или не может?
— И то и другое. Не хочет, потому что Северный Кавказ является оплотом нынешней власти, хотя бы коррупционным оплотом. И не может, так как для этого нужны средства и политическая воля, которых, к сожалению (я имею в виду и волю, и средства), у власти нет.
— То есть прогноз неутешительный?
— В этом отношении, к сожалению, абсолютно неутешительный. Более того, скажу, что в перспективе, видимо, может встать вопрос об отсоединении Северного Кавказа от России. Это уже стало обсуждаться. Это уже не вызывает сопротивления в общественном сознании. Причем произошло это буквально за два года. А если люди об этом говорят… Да сплошь и рядом можно услышать: «Зачем нам это нужно? Что мы получаем от этих территорий? Почему мы вбухиваем туда колоссальные деньги? Зачем они нам?» На самом деле это означает, что люди готовы и скоро начнут настаивать на отделении Северного Кавказа от России.
— Когда вы говорите «Северный Кавказ», то включаете туда Северную Осетию?
— Я не знаю, как воспринимает это массовое сознание, но, по-моему, оно все-таки дифференцирует. Если посмотреть (есть такие социологические опросы), какие этнические группы в России больше всего недолюбливают, то северных осетин среди этих групп не найдете. А кого найдете, кто удерживает пальму первенства — хорошо известно. Но северных осетин там нет. Это я знаю точно.

http://www.specletter.com/obcshestvo/2011-07-05/print/manezhka-eto-poka-tsvetochki-i-horosho-by-ne-na-mogilke-strany.html
03 декабря 2020
Все новости