Последние
новости
Общество

Вам показалось, что это про коррупцию

За это с вас три миллиона
11 мин
29 мая, 2017
24 мая я получил письмо с требованием опровержения материала «Конец иллюзий Если они ещё у кого-то были» в части сведений, касающихся предпринимателя Арутюняна. Вот оно:

  
Вот так вот, ни больше, ни меньше: обвинил врачей в преступлении против государственной власти. Ладно, интервью с Навальным не вспомнил, и не обвинил меня самого в подготовке переворота. Забавно. Ещё более забавно, чем требование трёх миллионов рублей, какая-то детская уверенность, что я испугаюсь грозного повелителя ремонтов и попрошу согласовать текст опровержения. Не испугался и не попрошу.

Потом я вспомнил, что господин Арутюнян – это тот самый активный предприниматель, который недавно предлагал мне встать на его сторону в войне, которую он развязал с департаментом здравоохранения Ивановской области. По электронке он присылал сканы внутренних документов из департамента, а по телефону говорил, что их тайный смысл готов объяснить в личной беседе, упирая на то, что пройдёт она «под коньячок». Я отказался, сказав, что не готов принимать участия в его битве за контракты и материал тогда вышел на другом ивановском ресурсе. А по городу упорно ходили и ходят слухи, что конечной целью войны за деньги областного здравоохранения коммерсант видел «заход» на руководство или банкротство областного АО «Медтехника», о деятельности которого он и хотел рассказать мне те самые страшные тайны.

Потом мне на глаза попалась газета «Медицина в Ивановской области», материал которой убедил меня в правильности решения не вступать в войнушку за контракты на стороне Арутюняна и содержание материала я вольно пересказал в той самой заметке. О чём не жалею.

Саргис Левонович, чтобы у вас и у читателей не было ощущения, что я неверно интерпретировал содержание интервью безымянного газетного автора, ниже приведу его текст полностью. И пусть уважаемая публика сама решает – похожи описанные там действия на коррупцию, или нет.


Алексей Машкевич


Газета «Медицина в Ивановской области», номер 4 (25) за 2017 год

Что происходит с «Медтехникой»?

На страницах нашей газеты мы говорим о региональном здравоохранении, чаще понимая под этим лечебно-профилактические учреждения, медицинский персонал, непосредственный контакт между больным и врачом. Но есть отрасли, специалисты которых, может, и не ходят в белых халатах, но от их работы уровень здравоохранения зависит не в меньшей степени. Одна из таких отраслей - обслуживание и ремонт медицинской техники.

Мы не случайно решили обратиться к этой теме. В редакцию газеты «Медицина в Ивановской области» обратились сотрудники АО «Медтехника». Они считают, что вокруг их предприятия сложилась очень нездоровая обстановка. Похожая на ту, что была год назад, когда только прямое вмешательство регионального департамента здравоохранения и смена руководства АО «Медтехника» спасло предприятие от закрытия.

Сотрудники уверены, что и тогда, и сейчас со стороны частных фирм идет целенаправленная атака на их предприятие, цель которой - убрать из отрасли эту государственную структуру. Что означает ни много ни мало, как практически убрать из отрасли государственный контроль.

Наш корреспондент встретился с директором АО «Медтехника» Сергеем Бабкиным и попросил разъяснить ситуацию.

- Сергей Николаевич, нам сказали, что вы решили уйти с должности директора АО «Медтехника», отработав здесь год и практически выведя предприятие из-под угрозы банкротства. Это правда?
- Да, это так. К сожалению, хотя непосредственная угроза банкротства и миновала, работать планомерно и спокойно у нас не получается. На рынке обслуживания и ремонта медицинского оборудования у нас в регионе есть несколько частных фирм, например, ИП Арутюнян С.Л. Эти фирмы активно демпингуют, снижая - ничем экономически не оправданно - цены на обслуживание. По прошлому году мы оцениваем размеры этого демпинга не менее, чем в 20 млн. рублей. Безусловно, эти действия конкретно направлены на уничтожение АО «Медтехника».
Приведу пример. Вот сейчас ивановская ГКБ 4 заключила договор с частной фирмой на техническое обслуживание медицинского оборудования. Стоимость обслуживания 6,5 тыс. рублей в месяц, а включает этот договор обслуживание рентгеновского оборудования, лабораторного оборудования, лечебных газов - всего оборудования больницы. Думаю, вы представляете, что такое ГКБ 4 - это одно из крупнейших медицинских учреждений областного центра, оснащенное самым современным, дорогостоящим оборудованием.
АО «Медтехника» занимается обслуживанием и ремонтом медицинского оборудования с 1964 года, у нас специалисты высочайшей, я не побоюсь этого слова - уникальной квалификации, с огромным стажем работы. Мы прекрасно понимаем, что за предлагаемые деньги невозможно обслуживать современное, высокотехнологическое оборудование, которое подчас стоит десятки миллионов рублей. Это обман. Поэтому мы не может предлагать свои услуги на подобных условиях и обслуживание уходит к частникам.

- Сергей Николаевич, всё-таки не совсем понятно. Если обслуживания нет (а за 4-6-9 тыс. в месяц, как мы выяснили, его и быть не может), оборудование ведь начнет ломаться. И его придется ремонтировать тем, кто обслуживает, за эти же 4-6-9 тыс. в месяц.
- Нет, не за эти, за другие. Ремонт в техническое обслуживание не входит. Когда оборудование ломается, обслуживающая фирма составляет техническое задание и ремонт оплачивается уже по отдельным договорам за счет лечебного учреждения.
В этом вся суть. Сначала разыгрывается обслуживание, фирма демпингует и получает заказ. Обслуживание, естественно, не ведется, что приводит к поломке оборудования. А это и нужно недобросовестным людям. Теперь наступает время больших денег.

- Но ведь ремонт разыгрывается через аукционы?
- Не всегда. Но дорогостоящий - через аукционы. Только здесь вот какая хитрость. Если я обслуживаю оборудование, то доступ к нему имею только я, вы туда подойти не имеете права - это на законодательном уровне. И техническое задание на ремонт составляю тоже я. И здесь открывается широкое поле для непорядочных людей.
Главврач на фоне дефицита финансирования готов пойти на всё, чтобы оборудование работало. Сломалось оборудование - главврач обращается к обслуживающей организации: сделайте хоть что-то, Христа ради. Те говорят: хорошо, вот - по каталогу завода - чтобы устранить эту неисправность, необходимо 100 тыс. рублей, а мы за 50 тыс. рублей сделаем. Главврач: здорово, делайте. И те делают. Что на самом деле они делают никто, кроме них самих, не знает. Через какое-то время они демонстрируют врачам оборудование: видите, показывает; правда, здесь что-то серенькое, а здесь какая-то рябь, но в принципе - работает. А как работает, как показывает, соответствует ли это тому, что показывает - большой вопрос.
Я могу просто вывести оборудование из строя. Выну какую-нибудь деталь (а они сейчас стоят и сотни тысяч, и миллион), поставлю на ее место сломанную, и скажу главному врачу: вот, у вас сломалась деталь, а еще сломалось «то-то, то-то и то-то». Главный врач скажет: составляй техзадание, будем объявлять аукцион. И вот я составляю техзадание и мы выходим на аукцион: я и вы. Но я-то знаю, что «то-то, то-то и то-то» не ломалось, а необходимая деталь у меня в кармане. Предположим, деталь стоит 500 тыс. рублей, остальной ремонт еще 500 тыс. рублей - всё вместе 1 млн. рублей. Вы меньше 1 млн. рублей, естественно, предложить не можете, чтобы не работать в убыток. А я могу - деталь мне покупать не надо, про другой ремонт я знаю, что он не нужен. Начинается аукцион, начальная цена - 1 млн. рублей. Следующий шаг - 900 тыс. рублей. Вы понимаете, что за 900 тыс. рублей вы не сделаете необходимый ремонт, и уходите с аукциона. А я побеждаю, и 900 тыс. рублей мои.
Есть и другие варианты, не исключающие, к сожалению, коррупционную составляющую.
Вот, к примеру, аукцион по оказанию услуг по техническому обслуживанию и плановому ремонту медицинской техники в ОБУЗ «ИвООД». Дата проведения: 03.03.2016. Начальная цена: 3 млн. 815 тыс. рублей.
В ходе аукциона один из участников аукциона - ООО «М7СИС» - снижает стоимость выполнения работ в 15 (!) раз, до 247 тыс. 974 рублей. Естественно, в аукционе побеждают они, потому что все остальные участники понимают, что за эти деньги то, что указано в техзадании, выполнить невозможно.
Что происходит дальше? Контракт между ООО «М7СИС» и ОБУЗ «ИвООД» заключается 21 марта, но уже 28 марта он расторгается «по обоюдному соглашению сторон». Почему онкодиспансер пошел на расторжение договора, не потребовав ни компенсации, ни штрафных выплат, не заявив эту фирму в реестр недобросовестных поставщиков, можно только догадываться. Но через два месяца контракт разбивается по частям, и его снова выигрывает ООО «М7СИС», но теперь уже за 1 млн. рублей.

- Но это же уголовное преступление!
- Да. Но чтобы доказать его, нужны оперативные действия, грамотные специалисты - у нас нет таких возможностей.

- Страшные вещи вы рассказываете.
- А они страшные и есть. Мы работаем по 44-му ФЗ (федеральный закон о государственных закупках), по которому, кто меньшую сумму назначил, тот и победил. Я лично ярый противник этого закона. Мы уже дождались с ним, что у нас погибли дети на Сямозере. Как только дети погибли, сразу 44-й закон в рамках детского оздоровительного отдыха отменили, теперь региональные власти заключают договоры не с теми, кто меньшую цену выставит, а с теми, кто обеспечивает качественный отдых. Теперь, очевидно, мы ждем, когда у нас что-то подобное случится в здравоохранении. А оно случится, потому что ГКБ 4 за 6,5 тыс. рублей обслуживать невозможно. Это смех! Даже не смех уже, а слезы.

- Есть же какие-то меры воздействия на участников аукционов, которые выигрывают, но не исполняют контракты?
- По закону - есть. Очередная частная фирма в прошлом году выиграла контракт по Шуйской ЦРБ и отказалась его выполнять. В Шуйском ЦРБ очень хороший главный врач - активная, грамотная, - она направила в ФАС документы с требованием включить эту фирму в реестр недобросовестных участников аукциона. ФАС отказала, обосновав тем, что это единичный случай. На самом деле эти случаи уже не единичные, а массовые.

- А что же департамент здравоохранения, почему он не выходит в прокуратуру, в ФАС?
- Каждое лечебное учреждение является самостоятельным юридическим лицом, оно ведет самостоятельную хозяйственную деятельность, его подчинение департаменту фактически ограничивается назначением главного врача.
В прошлом году департамент здравоохранения попытался заняться контролем обслуживания и ремонта медтехники в учреждениях, которые подчинены департаменту. Пригласили нас в качестве экспертов. Наши специалисты провели в нескольких лечебных учреждениях проверки выполнения договоров. Было выявлено, что в Лухской и Тейковской ЦРБ ремонт оборудования не проводился, а акты подписывались и деньги платились.
Тут же со стороны этих самых частных фирм посыпались жалобы в прокуратуру, в ФАС - дескать, департамент здравоохранения нарушает свободу конкуренции, руководитель департамента зажимает частные организации, нарушает 44-й ФЗ. В результате, департаменту было указано на недопустимость таких действий.
Получается, вроде идет борьба с коррупцией, а в итоге наносится удар по здравоохранению и огромные бюджетные деньги уходят на сторону по коррупционным схемам.

- Какой же выход вы видите из этой ситуации?
- К сожалению, выхода я не вижу. Поэтому и ухожу.
21 сентября 2021
Все новости